Главная » Статьи » РЕДАКТОР » Несмеянова Ольга

Реализм. Догмы и проблемы

Ольга Несмеянова. Цикл "Беседы о реализме”. Реализм. Догмы и проблемы (Беседа первая).

Вместо эпиграфа:

 «  – Толя, – зову я Наймана, – пойдемте в гости к Леве Друскину.

- Не пойду, – говорит, – какой-то он советский.

- То есть, как это советский? Вы ошибаетесь!

- Ну, антисоветский. Какая разница» 

 (С.Довлатов. Соло на ундервуде)

Речь в открывающемся цикле бесед пойдет о реализме в изобразительном искусстве. Замечено, что слово «реализм» для большинства ассоциируется именно с изобразительным искусством и ни с чем больше. Потому при слове «реализм» изобразительное искусство подразумевается по умолчанию. Вопросы реализма в литературе или философии,  как правило , касаются только узких специалистов и не волнуют народ. А вот реализм в изобразительном искусстве – это , если хотите, жизненная позиция, это давняя точка непримиримых споров, неясностей, заблуждений, острейших противоречий в представлениях не только публики, но и специалистов. И надо сказать не зря, так как тут много неблагополучий вплоть до откровенного антагонизма  понятий и представлений о реализме. Потому что надо трезво осознавать : вопрос реализма – вопрос мировоззренческий, идеологический, это по сути подход к пониманию искусства в целом. Вот каково понимание реализма, таково и понимание изобразительного искусства.

При этом нельзя не учитывать  традиционного хронического, если не сказать – имманентного, врожденного, внутренне присущего отставания взглядов  отечественного искусствоведения, находящегося до сих пор в середине XX века. Про эту отсталость знали  всегда, еще в 30-годы прошлого века Казимир Малевич в рамках своей исследовательской деятельности, проводимой им в  Государственном институте истории искусств, замечал:

 «Все Институты, которые в своих планах имеют в виду изучение Художественной Культуры, до сих пор стоят на точке зрения загробной, т.е. изучают только то, что былов XIII-XIV, XVI, XVII веках и самым молодым действующим Искусством считается Искусство XVII века и XVIII-го, они, по терминологии историков, есть Новейшие Искусства. А XIX и XX век — это то, что совершенно не подлежит изучению»

Надо сказать, что современные отечественные специалисты искусствоведения сильно «продвинулись» с тех пор – они освоили XIX-ый и даже приступили к началу XX-го века в своих представлениях о предмете. На этом и остановились на сегодняшний день, видимо к этому времени цитата Малевича уже прочно забылась.

Потому очень актуально и по современному звучит сегодня другое высказывание К.Малевича:
«…Линия Искусства, которая в прежние века была более или менее устойчива, сменилась быстрой сменой волн, а следовательно изменением форм живописной и вообще художественной культуры. Современный конец этой линии или волн Искусства конца XIX века и начала XX века по сие время находится в хаотическом порядке, т.е. никто еще не взялся более или менее привести все современные Искусства в какой-либо порядок, сделав классификацию всех видов. У нас нет до сих пор истории новейших течений, мы имеем только отдельные мнения разных критиков и социологов». (Казимир Малевич. Вступление. Архив ФХЧ, 1930г.)

Надо  сказать, что все это  так и есть на сегодняшний день и этому есть свои причины – они исторически сложились, о чем будет сказано.

На данный цикл статей О РЕАЛИЗМЕ меня сподвигнул случай на одном из худ. сайтов, когда искусствовед из начинающих(назовем подготавливающих таких специалистов открыто – это факультет истории и теории искусства Гос. Академического  института им. Репина  в Санкт-Петербурге) сказал, что реализм это нечто простое и всем давно известное.

Если такие заблуждения относительно реализма и не только имеются у молодых специалистов (возможно внесенные им в мозг их «опытными» преподавателями), то уже пора наконец открыто сказать – ПРИЕХАЛИ! общество у края, за которым невежество. Приходится напоминать аксиому, очевидность -  реализм это сложнейшее и одно из самых неясных, но тем не менее грандиозных(с множеством аспектов) явлений человеческой культуры. Беру первую ссылку на слово «реализм», читаю:

«РЕАЛИЗМ (франц. realisme от лат. realis – вещественный) – один из самых трудных для определения терминов.»

 

И если  в реализме полно белых пятен и неясностей, то в первую очередь потому что за эту обширную, но скользкую тему не хотят и боятся браться исследователи: она не только сложна, но и всегда находится под идеологическим прицелом, под надзором властей, на чем можно сильно погореть, лучше уж не браться совсем. Куда как приятнее и для кошелька полезнее описывать красоты и сюжеты картин при помощи избитых метафор и словесных штампов на манер школьного сочинения «что мы видим на картине» или «рассказов о художниках».

До сих пор, как и об искусстве в целом, нет универсального, устраивающего всех единого определения реализма. До сих пор не определены его границы – где реализм, а где уже нет. Даже в более узких рамках реализма как худ. стиля  есть специалисты, кто не признает реализм самостоятельным стилем вообще, а готов признать только наличие реалистичности  изображения в рамках самых разных других, не имеющих отношения к реализму, стилей. Вот, к примеру, если вы возьмете добротный многотомный труд Виктора Власова «Стили в искусстве», то обнаружите, что в перечне описываемых им стилей реализма нет. То же самое в учебнике для вузов «Эстетика» Олега Кривцуна, одного из ведущих современных отечественных специалистов – он не выделяет реализм как отдельное эстетическое или художественное явление. Есть множество и других подобных примеров. В чисто умозрительном виде конечно можно не признавать реализм стилем, но на практике часть (и значительную) лучших, интереснейших новаторских для своего времени художественных практик некуда девать, они не вписываются в установленные на сегодняшний день рамки, важнейшие культурные процессы просто исчезают, а системная связь процессов истории искусства прерывается, в ней образуются непонятные бреши, пустоты, пропуски. Ради чего устраивается такая «разруха» в истории искусства? Чей здесь интерес?

Плохо дело  в российском (прежнем советском) искусствоведении. Так исторически сложилось со времен правления Сталина, что советское искусствоведение было назначено вершиной наук об искусстве, а буржуазной эстетике отводилась третьестепенная роль подчинения марксистско-ленинской философии. Если кто не в курсе, философская (построенная на субъективном идеализме Канта) наука  эстетика вплоть до 70-х годов  в нашей стране была в числе гонимых и запрещенных наук наряду с генетикой, кибернетикой и пр. В 1969 году выходит учебник «Эстетика» Ю.Борева (он до сих пор в ходу у преподавателей и в продаже в магазинах им заполнены все полки) – это так называемая МАТЕРИАЛИСТИЧЕСКАЯ эстетика, чудный монстр отечественной идеологической мысли. Как понимать сие абсурдное в своей сути словосочетание – не понятно, примерно то же что сухая вода. О том, какая при этом получилась материалистическая эстетика, лучше вообще промолчать

А.Чегодаев, искусствовед №1 в СССР называет эстетику (ту, буржуазную, идеалистическую, а не нашу отечественную материалистическую) «догматической» и «дегенеративной»(что впрочем является нормальным для отношений  того времени)

До сих пор приходится слышать призывы «задвинуть» буржуазную эстетику, особенно тяжелая ситуация в московских вузах как наиболее близких к прежней и нынешней власти, т.е. более чем другие зависимых и идеологизированных – в этом плане за время российского неокапитализма после СССР там ничего не изменилось.

Тогда как в мире наоборот- эстетика всегда (точнее с 18 века от Баумгартена) была фундаментальной философской основой искусствознания и ее роль ведущая, а задачей является формирование категориального и понятийного аппарата наук искусствознания, терминов и определений, которые потом должны  применяться в других предметах и дисциплинах искусствознания. Потому вопрос определения «что такое искусство?» или, скажем, реализм, именно в чистом виде эстетический. Тем не менее, хотя мы уже давно живем в другом обществе и при другом строе, искусствознание  в России являет собой пространство косного и неизменяемого сознания, полноценно застывшую ДОГМУ, где могущественное искусствоведение, неумолимо превращаясь в описательную коммерческую ненаучную дисциплину, до сих пор «рулит» при помощи устаревших установок и просроченных фактов, построенных не на научной истине, а на потребностях (почему-то до сих пор!) коммунистической идеологии. Может быть это без разницы – коммунистическая идеология или капиталистическая? Или может быть просто людям, этим занимающимся, просто недосуг вдумываться, почему в искусствоведении все именно так, а не иначе?

«Могущественное» искусствоведение  так и не стало фундаментальным и научным, оно просто опустило теорию искусства в нашей стране на свой  прикладной, по сути описательный, а не научный уровень. Что и служит для всего мира доказательством нашей постоянной и безнадежной отсталости в деле научного осмысления искусства.

Но никому, похоже, не стыдно при этом, у русских, как известно, всегда свой путь, даже значение и смысл слов  «искусствознание» и «искусствоведение» в нашей стране перевернуто

Хочу оговориться: я не собираюсь голословно обвинять искусствоведение в догматизме, косности, отсталости. Я буду цитировать выдающегося, из лучших искусствоведов СССР А.Чегодаева. который хотя бы читал то, что шельмует. В отличие от отряда (в том числе и современных искусствоведов) действующих испытанным советским способом «мы Вёльфлина не читали, но порицаем». А выводы делать читателям. Хотя это и трудно – элементарная логика и здравый смысл во всем этом отсутствует напрочь. Вот, к примеру, Чегодаев замечает не без ехидства, что теория стилей Вёльфлина  принята на вооружение всем миром и является по сути аксиомой:

«… в той или иной форме эта схема (или эта формула – теория стилей) нескончаемо повторялась и повторяется до сих пор как давно установленная истина литературоведами и искусствоведами разных стран, как аксиома, восходящая чуть ли не к самому Господу Богу» (здесь и далее А.Чегодаев. Наследники мятежной вольности.,М., 1989)

Не понятно при этом, почему аксиома, годная для разных стран, всего мира, непригодна в нашей стране? Ведь наука – это в первую очередь ДОГОВОР о ПОНЯТИЯХ! Понятия должны быть одни и те же и всеми должны пониматься сходно, иначе системного НАУЧНОГО изучения просто не выйдет. То есть у нас сознательно отсекают свою науку об искусстве от мировой? То есть  у нас как всегда – весь мир не в ногу, одни мы в ногу? Зачем надо отказываться от всемирно признанной удобной классификации  и теории стилей – не понятно. Неужели только из-за того, что они  буржуазны?

А в « … буржуазном обществе, совсем не восприимчивом к настоящему большому искусству» (АЧегодаев) по определению и неправильная эстетика – так что ли? НО МЫ-ТО СЕЙЧАС живем именно в буржуазном обществе, а эстетика тем не менее и сейчас для нас не пригодна? Может быть потому, что повсеместная ограниченность и выливается, как пророчил Чегодаев,  в невосприимчивость  к настоящему искусству? В этом смысле он видимо прав

До конца Чегодаев в своих исследованиях отказаться от стилей не может, иначе уже совсем была бы полная неразбериха и называет реализм реализмом, употребляет даже иногда слова «классицизм», «романтизм», «барокко», «стиль» когда уж совсем без него не  добиться смысла, но при  этом, проводя повсеместно описательный искусствоведческий анализ оговаривается, что «категория стиля может совсем не возникать в этом анализе, а если и возникать, то где-то на последнем, ничего не значащем, не решающем  месте»

Вместо этого решающим и основным он считает другое деление искусства на группы – «нашего» и «не нашего», «революционного» и «реакционного», «первосортного» и «второсортного» (третьесортного» искусства –а? Каково?).  И правда: чего уж мучиться и запоминать типологические признаки стилей, куда как проще поделить на «наших» и «не наших» по признаку – если про революцию и борьбу, то хорошо. Если как малые голландцы про буржуазную сытую жизнь, то плохо. И дело десятое и неважное, хоть какой будь у них там реализм. Он неправильный, БЕЗ ИДЕОЛОГИИ! Так к примеру вспоминая первую (неправильную, «не нашу») теорию реализма Шанфлери Чегодаев считает что «вне каких бы то ни было идеологических или политических  соображений» реализм выступает всего лишь «в самом узком и внешнем плане как  добросовестное и  пассивное воспроизведение того,  что встает перед глазами художника» То есть без специально сформированного специальной идеологией сознания приступать к реализму по мнению советского искусствоведа нельзя. А сознание  – это как раз то, что хорошо формируется в нужном направлении. Если же человек рисует НАТУРУ, природу и вообще все что хочет из реальности, ТО ОН СВОБОДЕН, т.к. зависит только от натуры! И это страшно, это недопустимо, это не имеет пропуска в искусство. То же самое происходит и сегодня с актуальным искусством, где наблюдается крайняя степень несвободы художника, который должен видеть и выражать только определенные политические аспекты и только в определенном ключе, иначе у него нет  шансов попасть в искусство. Он не свободен видеть и изображать просто окружающую жизнь, без идеологических красок. В этом смысле не только в отечественной теории и искусствоведении, но  и в современном искусстве со времен 30-40 годов прошлого века ничего не изменилось. Мы живем без Сталина в  сталинизме, при этом врем друг другу, что это демократия. В этом смысле  отношение к реализму и взгляд на него есть лакмусовая бумажка, показатель косности или независимости, самостоятельности сознания и взглядов индивидуума.

Историю искусства Чегодаев представляет как борьбу и войну. Идет постоянная война с силами зла. Если борьба не идет, это «не наше» искусство. Надо сказать, что теория Чегодаева идеально встает в нашем времени под теорию актуального современного искусства – странно, что ИХ искусствоведы и «ИХ» теоретики до сих пор этого не заметили. Неужели  они настолько плохо обучены, что не читали не только Вёльфлина, но и Чегодаева? То, что теория Чегодаева идеально подходит под актуальное искусство говорит неопровержимо о его происхождении от соцреализма и советского искусства. Что многие уже начинают замечать. Но только не официально  уполномоченные сидеть на должностях. Их устраивает все как есть, они предпочитают ничего не видеть и продолжать продвигать в искусствознании древние догмы

Наблюдается парадоксальная ситуация – наследие псевдотеориии искусства с неизменяемыми со сталинских времен смыслами повсеместно налицо, а те, кто пресмыкался перед худсоветами КПСС сейчас вместе с  демократами с пеной у рта хулят и порочат художественное наследие и художников СССР, соцреализм,  не желая видеть ничего ценного в советской художественной традиции, одну только чернуху и недостатки, именно  практик советского искусства. В то время как косная устарелая, бывшая советская, поросшая мхом теория искусства всех устраивает, ни  у кого не вызывает желания что-либо в ней поменять  в соответствии с  изменениями жизни. Это необъяснимый  для здравого смысла парадокс, усугубляемый еще тем, что как раз практика соцреализма и советского искусства с точки зрения ФОРМЫ (а не идеологического содержания) была на недосягаемой для нынешних художников высоте, а  теория всегда хромала на обе ноги в колодках идеологии коммунизма (а сейчас – идеологии рынка). Зачем в наше время нужна коммунистическая теория искусства – это вообще за гранью понимания, тем не менее выходят новые издания БРЭ, худ. энциклопедий (особенно московских изданий) где тексты про реализм, искусство, стили скопированы с  тогдашних прокоммунистических текстов Г.Недошивина в гос. энциклопедиях СССР практически без изменения. А вузы по всей стране (за редкими исключениями) ведут преподавание по пережевыванию этой древней жвачки, готовя ни к чему не годных специалистов(смотри начало статьи)

Непонятное нелогичное противоречие:  раз мы теперь такие демократы и  капиталисты, то давайте пересмотрим хотя бы за последние 20 лет демократического режима теоретическую основу своего теперешнего искусства, приспособим его под свой же новый строй.

Однако, этого не происходит. Такое впечатление, что современным специалистам просто  некогда – невозможно найти время для ревизии сталинской теории искусства, это неважно, надо спешить заработать на развале отечественного соцреализма. Успеть как падальщикам, отклевать  от трупа погибшего льва. Но ведь когда окончательно труп доклюют, у них не останется ВООБЩЕ НИЧЕГО СВОЕГО! Похоже, об этом сейчас никто не думает

Вот некоторые несовместимости  и противоречия отечественного искусствознания относительно реализма:

1) При всем особенном внимании к реализму его не признавали стилем (это буржуазно!), но только направлением, что до сих пор можно видеть в непересмотренных (а ведь время идет, жизнь меняется и сильно!) с тех давних пор (конца 50-х годов XX века) текстах самых солидных академических словарей и энциклопедий.

Руководитель школы современного искусства «Свободные мастерские» при Московском музее современного искусства (ММОМА) Дарья Камышникова в интервью замечает: « до сих пор мы оперируем понятиями девятнадцатого века о красоте, о чистой эстетике, о прекрасном. Мне совершенно непонятно, почему во всех остальных сферах человеческой деятельности понятия модифицировались, а в изобразительном искусстве мы как замерли на уровне девятнадцатого века, так никуда и не можем дёрнуться. А мы живём в постмодернизме… Мы прожили такое количество времени в новой философской, и социальной, и культурной эпохе, а при этом оперируем понятиями прежнего общества. Это очень странно»

Действительно, странно.

2) С временными границами реализма (стиля, направления) полная путаница и неразбериха. Эти ископаемые тексты дожили до наших дней и те, кто не знает, не помнит, не читал эти же тексты в  старинных МСЭ, БСЭ с конца 50-х, тот так и думает, что это новейшее открытие  научной мысли, ориентируется на них как на свежие данные. В источниках,  имеющих древнее сов. происхождение,  можно прочитать, что начало реализма –  в Возрождении, а наиболее полно он развернулся в XIX веке.  Иногда при этом называются имена «реалистов» Возрождения – это всем известные Боттичелли, Леонардо да Винчи, Рафаэль и пр.

Художественная энциклопедия гласит: «… начало реализма относится либо к эпохе Возрождения, либо к XVIII в., к эпохе Просвещения. Наиболее полное раскрытие черт реализма усматривается в критическом реализме XIX в., его следующий этап представляет в XX в. социалистический реализм, трактующий жизненные явления с позиций марксистско-ленинского мировоззрения»

В этом и сегодня живом определении КАЖДОЕ слово и посыл – ЛОЖЬ! Даже  про соцреализм, не говоря уж про остальное.

Обратите внимание – первая ложь в данном определении, что ни слова нет о XVII веке и  реализме в нем, как будто этого не  было. Такое положение характерно ДЛЯ ВСЕГО отечественного искусствознания, имеет ветвистые идеологические древние корни, но об этом позже.

По факту, конечно, как раз  в Возрождении никакого реализма не было. Процесс Возрождения предполагал ВОЗРОЖДЕНИЕ К АНТИЧНОСТИ,т.е. к античному классицизму. Классицизм предполагает ИДЕАЛИЗАЦИЮ, а не реализм. Т.е. это изображение  не реальной, а идеальной, можно сказать божественно прекрасной натуры.  Поэтому за редкими исключениями содержанием искусства Возрождения является миф о прекрасном – античный или христианский. По форме изображения эпохи Возрождения тоже представляют не реализм, а достаточно сильную авторскую стилизацию, например у Леонардо да Винчи, Боттичелли и пр. Зрители просто привыкли, пригляделись и не замечают, к примеру, нереально круглые отвисающие мышцы на крупах коней и их  пропорции, огромные головы уж очень крупных грудных детей и их отекшие ножки, или отсутствие носогубных складок на женских лицах, но ведь без них, без этих складок сфумато Леонардо выглядит гораздо красивее и нежнее. И не важно что это не имеет аналогии или подобия в реальности. В это время еще не было принято также пейзажи писать с натуры и потому Леонардо в своих трактатах дает совет художнику – приглядеться к разводам грязи или рисунку камня и с него писать пейзаж.  А нам сегодня лгут про реализм. Тоже самое можно наблюдать у любого автора эпохи Возрождения.

3) Про просветительский реализм XVIII века надо сказать, что это чисто литературное явление, не относящееся к изобразительным искусствам. Упоминать о нем можно в текстах о развитии  философии или филологии. Однако ВЕЗДЕ в советских текстах о реализме в ИЗО есть ссылка на просветительский реализм XVIII века.

Герард Терборх. Мальчик, ищущий у собаки блох. Середина XVII в.

Естественно без имен. В тоже время нет НИ СЛОВА НИГДЕ про реализм Барокко, XVII век просто везде пропущен, несмотря на то, что именно в этом веке жили и творили крупнейшие мастера реализма такие как Рембрандт, Вермеер и Веласкес, Калло, Валентэн де Булонь и братья Ленен, великие и  сотни Малых голландцев, наконец.

Жан Валентэн де Булонь. Плут

Их советское искусствоведение именует реалистами, за эпохой, где они жили, этого стиля ни в коем случае не признавая. Как такое может быть, что крупнейшие мастера реализма, чья заслуга в становлении этого стиля  в Европе и  признана всем миром, были, а  реализма – не  было? Загадочно и не понятно. Однако факт остается –  в отечественной версии искусствознания художники-реалисты есть, а реализма XVII века нет.

Ян Вермеер. Служанка с кувшином молока

4) Страны наиболее полного разворачивания  реализма в XIX веке называются тоже интересные – к примеру, у советских искусствоведов  реализм в 19 веке проявляется  наиболее полно в Англии. Что, мягко говоря, не стыкуется с современным взглядом  на предмет, почему-то умалчивается, что гораздо шире, чем реализм в Англии 19 века в рамках Романтизма был выражен академизм и творчество прерафаэлитов. Про них ни слова, а все художники-романтики переведены в разряд реалистов, но это еще допустимо: романтизм часто переплетается и соседствует с реализмом

Как ни странно, у нас до сих пор поддерживается ТОГДАШНИЙ марксистский взгляд на Англию как самую передовую в XX веке страну – а где еще мог зародиться самый передовой для пролетариата метод (реализм коммунисты признавали только как метод, но об этом ниже)?…  конечно, лучше если это будет там, где Ф.Энгельс задумывал пролетарскую революцию  и где социалист-утопист Роберт Оуэн вынашивал свои идеи, а не в какой-то сытой и спокойной буржуазной Голландии. Тем не менее, судя по текстам отечественных специалистов, они продолжают быть уверенными в английском расцвете реализма в XIX веке. Ничего, как ни странно, не упоминается о России и передвижниках,

В. Маковский. На бульваре

они вне реализма как стиля. Что касается  Энгельса, то он хотя и был теоретиком коммунизма, а не искусства, но дал-таки  определение реализма наиболее универсальное на данный момент, точное, краткое, ходовое. В этом его несомненная заслуга перед теорией искусства.  Но об определениях несколько позже будет сказано отдельно .

5) Наконец, отечественные искусствоведы  не считают импрессионизм формой реализма. Если спросить отечественного искусствоведа о месте импрессионизма, он не даст никакого внятного ответа. Возникнет ощущение, что импрессионизм это нечто негласно запрещаемое, слегка сомнительное, самостоятельно зависающее между традицией и модернизмом. Может быть это из-за того, что многие французские импрессионисты изображали реальность своей жизни через  образы того, что их тогда окружало – проституток, танцовщиц балета, вообще всяких аморальных с точки зрения КПСС персонажей? Что разлагало и потому  не могло быть допущено в гос.реализм СССР.

Можно привести много других подобных примеров из истории искусства, в том числе и с другими стилями. Надо считаться с тем, что существует масса самых разных,  в том числе вполне профессиональных взглядов на реализм.  Всякий, кто хочет вникнуть в вопрос, встретится с этими разночтениями, из которых надо уметь выделять истину, учитывая уровень  профессионализма и компетенции того или иного автора. И  у всякого, кто занимался когда-либо  какой-то проблемой искусствознания, есть  своя система подборок, взглядов, выводов, прошедших личную селекцию и представляющих свое сложившееся видение процесса. Свой я вам и хочу представить  в этом цикле статей.

Данный цикл статей является обобщающим результатом по исследованию темы реализма. Главной целью является изучение развития реализма в искусстве вообще, как понятия и термина (от палеолита вплоть до соцреализма; в частности его, как искусственного стилевого образования, в наибольшей степени приближенного к современности и базирующегося на аккумуляции лучших  в т.ч. и реалистических традиций прошлого).

Не буду перечислять множество имен художников, теоретиков, историков искусства, философов, писателей, культурологов, филологов, кто касался реализма творчеством или изучал его. Эти имена – в любой энциклопедии, справочной статье. Я хочу назвать только имена тех, чьи исследования находятся на планке мирового уровня фундаментальных исследований по теме, но тем не менее(или именно поэтому?) никогда не упоминаются в крупнейших отечественных изданиях. Похоже, совковый спец побеждает и сегодня, он предан коммунизму до сих пор. Может быть пора пересмотреть взгляды? Чтобы не выглядеть совсем уж дико в нашем современном, таком открытом для любой информации мире? А то вдруг еще кто-нибудь кроме меня заинтересуется и задастся вопросом – что же это с нашей теорией и историей искусства творится?

Начнем с того, что античный термин mimesis в смысле «подражания» бытию, природе в искусстве, введенный еще в IV веке до н.э. Аристотелем  на сегодняшний день не потерял актуальности и применяется как научный синоним реалистичности в искусстве ВЕЗДЕ, кроме нашей страны. Точнее его употребляют в Санкт-Петербурге, про другие места не берусь утверждать.  Этот термин советую запомнить, чтобы встречаясь со словом мимесис понимать, о чем идет речь.  Слово «мимесис»  подразумевает реалистичность, не бывает названием стиля, это скорее принцип изображения, возможно, близкий по смыслу к нашему понятию « реализм как метод».

Выдающийся советский ученый Михаил Лифшиц (1905-1983), философ-марксист, при этом эстетик и искусствовед, действительный член АХ СССР занимался вопросами эстетики с марксистской точки зрения, где главными были проблемы реализма и мимесиса (ред. – на фото слева). Сотрудничество с ученым мирового уровня Дьердем Лукачем, создание кружка Лифшица-Лукача вывело их исследования на новый качественный уровень.

Надо сказать, что идеи и взгляды Лифшица не приводили в восторг советских функционеров от искусства. Впрочем, эта картина и участь исследователя спорных вопросов на все времена.

Не могу в связи с этим циклом статей не упомянуть имяМоисея Самойловича Кагана(умер в 2006 году), чей вклад в развитие отечественной теории и философии искусства наиболее значителен и признан. Каган – это отец отечественной эстетики и теории искусства. Поистине, Моисей отечественной эстетики. Он в 60-е годы вывел эстетику на подобающий ей(как и во всем мире) фундаментальный уровень философской науки об искусстве, а не зависимого вторичного придатка марксизма. Был создателем первой в СССР кафедры этики и эстетики в Ленинградском университете(ред. – на фото справа).

Исследования Кагана замечательны тем, что они всегда были в струе самых передовых мировых разработок теории искусства, никогда не страдали грехом отсталости, чем так невыгодно  и постоянно выделяется отечественная школа искусствознания. М.Каган применял новейшие методы синергетики (Нобелевская премия 1977 года Илье Пригожину и группе ученых)  для изучения  такой сложной социо-культурной системы как искусство, уйдя далеко вперед в своих научных находках. Считаю, что без его трудов(кстати, поражающих глубиной знаний и эрудиции автора, написанных отличным, понятным для любого читателя языком) вообще невозможно целостное понимание  таких сложных явлений как искусство вообще, стили и реализм в частности.

Еще про одного неизвестного никому сегодня теоретика реализма, Александра Воронского, бывшего главным редактором журнала «Красная новь», а затем редактором отдела классической литературы в Гослитиздате, я расскажу  потом подробнее и отдельно. Он был расстрелян в 37 году за свои  взгляды на реализм. Как он опасен был тогда советским, так же не пришелся ко двору и антисоветским, потому что разница между ними на самом деле гораздо меньше, чем принято считать. Точнее – никакой. Это они же и есть, только покрашенные в демократов. Все признаки указывают на это.

*    *    *

Есть основания рассматривать реалистичность, мимесис в качестве некоего имманентного свойства, присущего сложнейшему синергетическому процессу исторического развёртывания искусства, в ходе которого он приобретает конкретно-исторические формы, становясь  к примеру творческим методом реализма(барочного, критического, социалистического реализма), реализмом как стилем, накапливается в традиции реализма. Вплоть до начала 20 века  искусством правит дух реализма, который является самой сутью искусства, идет естественный, самопроизвольный поэтапный процесс накопления традиции художественного реалистичного изображения, выражающейся наиболее полно и практически реализованный к концу 19 века

Стиль – это одна из основных категорий эстетики (напомню – идеалистической, буржуазной, короче дегенеративной по версии отечественных спецов) и уже в силу только одного этого  малопригодный для нашего искусствоведения.

По существу, стиль – это категория, отражающая цельность, т.е. совокупность, эстетическое единство всех возможных представленных элементов художественной формы, обладающих определенной выразительностью и оригинальностью, выражающих содержательность.

Стиль является устоявшейся (т. е. традиционной) формой художественного самоопределения эпохи, как раскрывается это понятие в некоторых источниках (в частности, в энциклопедии «Культурология. ХХ век»). Романтический, барочный,  реалистический, постмодернистский и прочие стили в некотором отношении могут быть приравнены к своеобразным формам мировоззренческих позиций, приближаясь в такой трактовке скорее к духовно-ментальным, нежели чисто художественным состояниям, и уже заключая в себе как энергию новых жизненных опытов, так и энергию взятой на себя духовной миссии.

Стили как эстетико-мировоззренческие системы формируются в художественной культуре в разной степени имитационной достоверности. Однако процесс развития художественных форм познания и отражения в искусстве социально-нравственных проблем человека и окружающего мира, по всей видимости, не был ни линейным, ни зеркальным, а имел свою собственную  специфику и закономерности. Данная специфика позволяет ”…исследователю отличать качественно определившиеся состояния от переходных, относительно стабильные от динамичных, упорядоченные от хаотичных, потому что только в этом случае можно раскрыть управляющую процессом закономерность перехода от одного уровня к другому через бифуркационную или полифуркационную ”игру” переходных состояний” (Каган М. С. Введение в историю мировой культуры. Том 2. С.-Петербург, 2003, с. 222)

В изобразительном искусстве, специфика художественных средств которого дает возможность создать картину реально зримых форм предметного мира, реализм в широком смысле является издавна присущим этому виду искусства объективным художественным свойством. Даже неоднозначно относящий к реализму в искусстве Т. Адорно вынужден признать: ”Неумирающий мимесис, внепонятийное родство субъективно созданного с его ”другим”, существующим само по себе, не созданным, определяет искусство как форму познания, и в этом смысле как явление ”рациональное”  (Адорно Т. Эстетическая теория. М., 2001, с. 82)

В эстетике отсутствует окончательно установившееся определение как хронологических границ реализма, так и объёма и содержания этого понятия. В многообразии развиваемых точек зрения можно наметить две основные концепции.

 Согласно одной из них, реализм является особенной формой  художественного познания, методом (например, Ж.-Ф. Лиотар – вслед за Леонардо да Винчи –называет живопись ”формой мыслительной деятельности”), в которой обнаруживается глубинная сущность искусства как способа духовно-практического освоения действительности.

По другой точке зрения на реализм его историю ограничивают  определенными хронологическими рамками, видя в нём исторически и типологически конкретную художественную форму, т. е. собственно стиль. В этом случае начало реализма следует отнести  к эпохе Барокко, к европейскому искусству XVII в. У нас почему-то не принято писать в учебниках, что в эпоху Барокко, помимо него самого как такового существовали широко представленные  в это же время Классицизм(во Франции) и реализм как стиль (Голландия, Франция, Испания и пр.). Достаточно полное раскрытие черт реализма усматривается в критическом реализме XIX в., его следующий этап представляет в ХХ в. социалистический реализм. Характерно: теоретик коммунизма Ф. Энгельс считает признаком реализма способ обобщения, типизации жизненного материала, как  «… правдивое воспроизведение типичных характеров в типичных обстоятельствах» (письмо Ф.Энгельса  М. Гаркнесс ,1888. Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 37, с. 35). На сегодняшний день это общепризнанное лучшее определение реализма

Реализм в таком понимании исследует личность человека в нерасторжимом единстве с современной ему социальной средой и общественными отношениями. Можно сказать, что реализм – это стиль обыденной реальности.

Источники:

Адорно Т.Эстетическая теория.

Аристотель. Поэтика

Каган. М. Введение в историю мировой культуры. В 2-х томах. СПб. 2003

Кандинский В. О духовном в искусстве, гл. 7 «Теория».

Кривцун О. А. Эстетика. М., 2001

Культурология. ХХ век. Энциклопедия в 2-х томах. СПб. 1998

Лиотар Ж-.Ф. Возвышенное и авангард.

Лифшиц М. Архивы. Папка №232 «Лукач», раздел «Легенда о Лукаче»

Малевич К.  Вступление(из архива ФХЧ, 1930)

Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 37

Чегодаев А. Наследники мятежной вольности. Москва. Искусство. 1989

Чегодаева М. Соцреализм – мифы и  реальность. М., 2003

Интернет-источники и энциклопедии

Продолжение следует. Беседа вторая "Об определениях реализма”

Категория: Несмеянова Ольга | Добавил: museyra (09.03.2014)
Просмотров: 953 | Теги: Беседы о реализме, Несмеянова Ольга | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: