Главная » Статьи » ИНТЕРВЬЮ » Несмеянова Ольга

Владимир Александров (Император ВАВА):"Россия, как и все развитые страны, прошла проверку современным искусством"

Владимир Александров (Император ВАВА): «Россия, как и все развитые страны, прошла прививку «современным искусством». (Интервью Ольге Несмеяновой)

Культура – понятие широкое и многогранное, много чего в себя включающее, искусство – лишь одна из ее сторон. Причем, при внимательном рассмотрении в нашем обществе заметно, что существуют как бы два искусства (современных), т.е. творящихся в наше время – актуальное и традиционное. Они никак между собой не соприкасаются. Художники актуального искусства знать не знают и понятия не имеют о художниках-традиционалистах и наоборот. Что значительно сужает и ограничивает их горизонты. СМИ тоже четко поделены по этой границе и никогда журнал, освещающий события актуального не заметит новостей, скажем, в мире пейзажной живописи. Надо сказать честно, что эти искусства чаще всего существуют в антагонизме и неприятии, непризнании одним другого. Однако и то, и другое современные искусства – свершившийся культурный факт, который бессмысленно отрицать или игнорировать. На мой взгляд, перспектива их сближения, а может быть и сращения в будущем, возможно с созданием каких-то промежуточных форм, наиболее продуктивна и конструктивна

Почему бы нашему журналу не сделать шаг в этом направлении?

Наш сегодняшний разговор об искусстве с видным представителем актуального искусства, художником, акционистом, теоретиком искусства, широко известным как Император ВАВА ("в миру” Владимир Александров)

Ольга Несмеянова (О.Н.): Император ВАВА, как к вам правильно обращаться? – по имени или Ваше Величество?

Владимир Александров (В.А.):  Есть вариант: – Your Majesty, – как некоторые арт-критики при встрече, а так –как Вам удобнее, можно и по имени, это не сильно важно.

О.Н.: Как-то привычнее по имени…

Владимир, вы смелый человек, я бы сказала новатор – по-моему, не было прецедента, чтобы  актуальный художник решился выступить с интервью в журнале, освещающем в основном традиционное искусство. Правда,  бывали случаи, когда наш  журнал рассказывал о художнике Ринате Волигамси, было дело… Почему же вы решились на такой шаг?

В.А.: В таком случае мы оба смелые. Любой эксперимент интересен, интересно выступить перед несколько другой аудиторией, кроме того, любое общение -это и новый опыт и новые возможности "увидеть себя” и попробовать понять других. Часто мы получаем важную информацию, новые знания и делаем важные для себя выводы и открытия "случайно”…(поэтому я за расширение полей "случайного”)

О.Н.: Владимир, расскажите о себе  - как  вы пришли в актуальное искусство?   ПОЧЕМУ это случилось? Почему именно актуальное? Что вас подтолкнуло к этому – школа, воспитание, родители, книги, желание славы, желание жертвовать собой – что?

В.А.:  Всё как у всех, начинается с детства. Рисовать начал раньше, чем говорить, причем, с всё возрастающим требованием к себе, интересовался всем, начиная от истории и заканчивая вопросами «откуда появляются дети». К семи годам выучил и знал все воинские звания от рядового до маршала, думаю, постепенно привык визуализировать любые «предметы разговора». Занимал первые места на конкурсах детского рисунка, в старших классах, конечно же, началось «тлетворное влияние Запада» – доставали и слушали модную музыку, когда в руки попала книга Карла Форлендера «История философии», изданная ещё в 20-е годы XX века, началось серьезное увлечение философией и т.д. Позже издавали такой иллюстрированный рукописный семейный журнал «Декабрина», писал разные символически-сюрреалистические тексты. Первые картины тоже были насыщены таким экзистенциальным символизмом, и параллельно «набивалась рука» редкими пейзажами и портретами.

Видеокадр перформанса "Рождение солнечного человека” на выставке-акции "Мороженое искусство”1995 г.

А к актуализму человек приходит по одной простой причине: если уж ты занимаешься чем-то (не важно, чем), то в этом «чем-то» ты должен быть профессионалом, а быть профессионалом в искусстве, это значит иметь возможность что-то сделать и это сделанное показать, а если ты добиваешься возможности что-то показать, то ты имеешь шанс оставить след в истории искусства. Всё, цепочка выстроилась. А что из всего этого получается – всегда определяет время.

О.Н.: Возможен ли для художника переход от актуального к традиционному и наоборот? Что кстати было бы показателем того, что между ними есть общее, смычка

В.А.:  Возможно всё, и это правда. Ведь что такое «художественное произведение»? Любое художественное произведение несет в себе «душу (частицу) художника» и «дух времени» (или «zeitgeist» – нем., прим. редакции), в актуальном искусстве больше второго и оно по определению претендует «на остроту» чувственного переживания «здесь и сейчас», претендует и позиционирует себя как активный идентификатор и ретранслятор недовысказанного…

Почему актуальный художник чаще всего раздражает и нервирует обывателя (или обычного человека –как лучше сказать, чтобы не обидеть «неподготовленного зрителя»)?

Зашивание губ (с О. Мавроматти), перформанс на закрытии выставки, TВ-галерея, 1995 г.

Потому что он принимает, переваривает и ретранслирует общественную боль, табу, скрытые желания и несовозможности, он раздражает тем, что «посмел сделать это», он принимает и гасит это (общественное) раздражение через себя, и таким образом он становится одновременно и жертвой, и флагманом «текущего состояния».

О.Н.: Да, это тот, кто таким образом жертвует собой и за это готов принять на себя удар – так  мне всегда казалось об акциях актуальных, и это всегда не понятно и я бы сказала: вызывает недоверие, недоумение, это изначально заложено…Вот я все жду, когда актуальные художники создадут наконец Орден Актуального искусства по аналогии с монашескими или рыцарскими, потому что это сродни  какому-то жертвенному служению…

В.А.:  Радикальные художники слишком амбициозны, чтобы создавать какие-то "ордены” и, самое главное, слишком малочисленны (реальных радикальных акционистов меньше, чем реальных олигархов, например). Кстати, излюбленная реплика «неподготовленного зрителя»:  – «я тоже так смогу (смог бы)», – смог бы конечно, но ведь не делаешь.. теоретически мы все всё сможем.. теоретически мы время от времени и «новую жизнь» начинаем – но как часто мы её действительно начинаем?!, так же и здесь…

С другой стороны мне лично, например, не сильно нравится порой излишняя политизированность некоторых актуальных художников.

Теперь о «традиционалистах». Прежде всего, мне всегда важно качество художественного произведения, не важно, акция ли это, или традиционный холст/масло. Если я вижу интересную икону или чувственно сделанный пейзаж, я просто искренне радуюсь за автора такого артефакта. Если я вижу традиционного художника – человека глубоко и искренне погруженного в творческий процесс и особенно, если этот человек имеет собственный подчерк, – он мне будет более интересен, чем «временно актуальный» художник. Вот вы спрашиваете про смычку. Это и есть смычка. Если я увижу такого художника, я конечно же захочу поговорить с ним. Мне будет интересно,  как он видит мир, какое у него представление, какие он видит для себя инструменты репрезентации и каковы его творческие амбиции. И, если таковой художник захочет перейти в поле актуального искусства, очевидно, я смогу ему чем-то помочь. С другой стороны, допускаю, ситуацию, когда и актуальный художник захочет вдруг стать традиционалистом.. искусство –свободное пространство.. чистой (прото)любви

-

-

 Император ВАВА, живопись, работы 2004 и 1991 гг.

-

-

О.Н.: То есть чистой изначальной, исконной  любви?…

А что для вас значили ваши акции и значат ваши картины? Это для вас одно или это разные виды и способы проявить свою творческую натуру?

В.А.:  Это конечно разные виды творчества. Акция –это двусторонний флэш, вспышка, выброс, концентрированное представление. Картина тоже может быть разной, но картина –это такое протяженное послание.. она тоже может дать эффект вспышки, просветления, но уже именно (только) для зрителя.. общее у акции и картины, например в том, что эффект понимания как акции, так и картины может произойти у увидевшего позже, например, с появлением дополнительной информации (о произведении, о художнике).. и тогда увидевший вдруг «прозревает» или видит вдруг то, чего не замечал раньше, но если на картину, он может вернуться и посмотреть, то с акцией несколько сложнее. Хотя, казалось бы, можно найти запись, пересмотреть… но вот я, например, не люблю пересматривать свои акции… да и вообще акции..

Да, ещё бывает, акция (или перформанс) проходят как необходимый атрибут начала или завершения выставки и, как правило, хорошая акция перетягивает саму выставку (по мощности высказывания).

О.Н.: Что из этого для вас важнее и интереснее сейчас, когда накоплен жизненный опыт и мудрость?

В.А.:  Жизненный опыт никогда не может быть «накопленным», потому что он всегда «копится»… а «мудрость», мудрость наверно находится рядом с протобуддистской «созерцательностью».. но мы ещё не прошли весь этот путь.. поэтому не имеет смысла говорить об этом

О.Н.: А искусство? –  существует ли искусство по ту сторону актуального и традиционного?

В.А.:  Давайте сначала с актуальным доразберёмся…

Если говорить чуть подробнее, само «актуальное» искусство – явление достаточно широкое. Есть, условно говоря, «рафинированное» как бы актуальное искусство –искусство, при создании которого используются самые современные техники и технологии (прежде всего компьютерные, био- и робото-технологии), если таким «искусством» занимается чистый технарь, то это конечно не совсем искусство, а скорее, такое полудизайнерское ремесленничество, поэтому и «как бы», если же с таким же инструментарием работает художник (т.е. человек с философски-искусствоведческим бэкграундом), не важно актуальный или традиционный –то такое искусство на выходе, как правило получается, не что иное как классическая contemporary art – инсталляция. С другой стороны, есть актуальное радикальное искусство – а именно искусство, сделанное современными художниками-акционистами, использующими радикальные формы репрезентации.

«Андеграунд-Родина» на выставке-акции "Инфраструктура”, Тушинский туннель, Москва, 2010 г.

-

Акция  «Солнечный круг», Studio Dauhaus (Plastilin gallery), София, Болгария, 2008 г.

Когда ты делаешь такое искусство, ты не только максимально выкладываешься, ты используешь всего себя даже не в фигуральном, а в прямом буквальном смысле этого слова, ты работаешь «на грани» эмоционально и физически возможного,  и зритель понимает и сопереживает тебе… или не понимает, не принимает,  и тогда он отторгает такое искусство. Соответственно, между этими двумя крайностями актуализма барахтается «стандартное» актуальное или постпостмодернистское (ППМ) искусство, в большей или меньшей степени использующее арсенал и инструментарий как «рафинированного», так и радикального крыла большого актуализма.

О.Н.: Владимир! Как вы относитесь к традиционному искусству  художественного  оформления полотна картины, куска картона, дерева, стены, еще чего-нибудь…

В.А.:  Нормально отношусь, более того, часто сам практикую. Например, в конце 80-х разрисовывал целый школьный коридор от пола до потолка яркими своими "заверчанными” вымышленными цветами а-ля Таможенник Руссо, не столько даже для денег (какие там деньги, если я делал эту стену пару месяцев за ставку техслужащего), сколько для настроения (там директором как раз поставили оптимистически настроенного и трепетно относящегося к искусству товарища).

Перформанс-инсталляция на «Мастерских Арт-Москвы» (ЦДХ), 2004 г.

А на одной из «Мастерских Арт-Москвы» в ЦДХ, я на открытии разрисовывал стены своего бокса, практически без перерыва двое суток – т.е. по сути это был такой интенсивный перформанс-живопись-инсталляция, вообще часто практикую такие экспозиционные формы, -когда работаю на глазах у публики и зрители могут видеть весь процесс создания произведения от начала до конца…так что, нормально вполне отношусь и даже весьма положительно).

О.Н.: А постмодернизм, в котором мы все живем? Ваши акции ведь чрезвычайно дополнили его картину, когда художник себя и свое тело использует как готовый материал  и буквально им творит  произведение искусства.

В.А.:  Все актуальные художники, начиная с конца 80-х занимаются (исключительно) тем, что "пытаются преодолеть постмодернистский дискурс”. В своей статье про постмодернизм (ред. – Ольга Несмеянова. «Постмодернизм в искусстве») вы, с одной стороны правильно говорите, о том, что ПМ прервал традицию авангарда, потому авангард всегда устремлен вперед, он всегда в первую очередь искал,  ищет новые формы, идеи и инструменты репрезентации, а ПМ как бы сказал: всё, ничего нового больше нет, всё новое уже когда-то было, но с другой стороны ПМ объективно тоже является, новой и причем весьма мощной философско-искусствоведческой страницей в истории даже не только искусства, но и всего гуманитарного (а значит и поведенческого и экономического) крыла цивилизации. С этой точки зрения ПМ – такой же элемент авангарда, как и то, что было до него…

О.Н.: Интересно излагаете… А кстати, логично – надо будет мне эту вашу мысль в свою копилку о постмодернизме «положить»…

В.А.:  В то же время, начиная с названного выше периода начала "преодоления ПМ”, актуальными художниками скопился достаточно интересный и богатый материал, который требует, как минимум, отдельной статьи, поэтому предлагаю временно отложить эту большую тему, иначе мы просто завязнем в теоретизированиях, ок?)

О.Н.: Согласна. Вернемся от теории к суровой реальности –  как вы  относитесь к  утверждению, что «художник должен быть голодным»?

Хорошо ли когда художник голодный, как считаете? Подавляющее большинство художников в традиции и безвестны, и голодны. Их искусство не нужно никому, не востребовано. Оно конечно как-то существует, но как будто по ту сторону цивилизации, да и самое актуальное уже не будоражит и не вызывает того интереса как даже  еще десять лет назад – не замечали?

В.А.:  Конечно замечал. Ситуация кардинально изменилась, мир стал жестче, трезвее, циничнее. Россия, как и все развитые страны, прошла прививку «современным искусством», сегодня здесь никого не удивишь ни крутым перформансом, ни грандиозной современной выставкой, российский капитализм молодой и сверхпрагматичный, не инвестирует в неликвидные активы, коими являются практически все художественные артефакты. Закрываются художественные журналы, галереи, в том числе самые известные, которые много лет держались исключительно на «понтах» и ожиданиях учредителей. Если в период пика интереса к СИ (современному искусству) во всех уважаемых газетах практически ежедневно появлялись рецензии и статьи о современных выставках и актуальных художественных событиях, то сейчас, дай бог в одной или двух газетах – пару раз в месяц.

-

-

Император ВАВА, живопись, 1989, 1991 гг.

-

-

Изредка появляющиеся новые художественные институции возникают исключительно благодаря неопытным амбициям «новых романтиков», появляются, чтобы наигравшись «в модную богему» через 5-6 лет, исчезнуть или переориентироваться на что-то другое. Поэтому Ваш вопрос по поводу «голодного художника» в современных условиях бессмыслен. Сегодня все художники выживают и выстраивают персональные стратегии развития по мере своих сил и своего видения ситуации, в любом случае, для того, чтобы просто существовать, каждому человеку необходимо адаптироваться в этом мире, а значит, или где-то работать или иметь какой-либо другой источник жизнеобеспечения.

О.Н.: Лично я думаю, что уже пора перестать удивлять искусством, тогда что-то встанет на место и наладится, в том числе и в жизни художников.

Владимир, как вам кажется – рынок победит искусство? Демократию и образование он, похоже, уже победил. Являются ли рыночные отношения панацеей регуляции всех процессов?  Или они непригодны для гуманитарных областей и культуры?

В.А.:  Сначала по поводу рынка. Мировой финансовый кризис 2008-2010-х годов показал, что неолиберальные рыночные идеи "Чикагской школы” не являются панацей даже для экономики, что уж говорить о гуманитарных областях и культуре. В то же время, особенность всего «гуманитарного спектра» человеческой деятельности заключается в том, что результаты таковой деятельности не является предметом первой необходимости, поэтому для её более-менее успешного функционирования и развития необходим «минимальный жир» общества. Для появления "искусства” необходима была возможность возникновения ситуации, когда кто-то, хотя бы временно свободный от участия в ежедневной гонке за выживание, может и способен удовлетворить пока ещё не ясно выявленную эстетическую потребность… Помните сцену из фильма «Алые паруса», когда отец Ассоль приходит домой и говорит, что торговец не хочет больше брать его кораблики?… в каком контексте это звучало и как мы должны были понимать эту ситуацию? – правильно, мерзкий торгаш хочет лишить куска хлеба несчастную семью… а теперь представьте, бедная рыбацкая деревенька, кому и в каком количестве могли быть там нужны эти, пусть и действительно замечательные игрушки, откуда мы знаем, какая там на самом деле была ситуация, может торговец и правда «наживался» на местном уникуме, а может, что как раз могло быть более приближено к реальности – торговец из жалости брал эти кораблики, пока мог, а здесь уже и сам разорился и больше не может… Всегда очень комфортно обвинять кого-то в своих неудачах (а по сути, в своем выборе). Поэтому вопрос поддержки искусства и творчества вообще, он всегда двусторонний.

Выставка-акция «Идеальное заключение», галерея М.Гельмана, 12-15 января 2006 г.

С одной стороны ясно и давно доказано, что без философии, литературы, искусства сегодняшнее человечество не было бы тем, кем оно является, поэтому существование и важность развития гуманитарного вектора сегодня ни у кого не вызывает сомнений. С другой стороны – мало кто так же будет оспаривать гипотезу о том, что если поддерживать всё, что каждый считает нужным высказать – мы получим просто вал никому не нужных графоманских опусов и тонно-километры холстов, рисунков, фото и т.д. Видимо, здесь нужна какая-то «золотая середина» между рыночной крайностью «естественного отбора» и «гуманитарной всетерпимостью» в вопросе поддержки, развития и сохранения тех или иных культурологических артефактов.

"Парлептипные узлы на салатовом 002″, картон, смешанная техника, 2009 г.

О.Н.: Очень точно подмечено… и в то же время картины создаются и запретить этого никто не может. Как вы считаете, есть перспектива у картины как раскрашенной плоскости? Или ее окончательно изживут из искусства инсталляция, хеппенинг, акция, перформанс, всякие высоктехнологичные примочки и спецэффекты (которые, на мой взгляд, уже похоронили искусство кино)?

В.А.:  Живопись хоронили много раз, особенно начиная с 20-х годов и со второй половины XX века. Но на рубеже 70-80-х годов XX века она вдруг не просто "выстрелила”, но именно ворвалась в поле актуального искусства, причем в качестве ключевого репрезентативного инструмента новорожденного тогда постмодернизма -случился мощнейший почти одновременный выброс итальянского трансавангарда, американских галерейных панк-графитистов "ист-виллиджа”, немецких "новых диких”, сгенерировавший последний и самый заметный почти массовый всплеск интереса к современному искусству… Правда интерес этот позже не менее резко завершился в связи с неожиданно возникшим кризисом (интереса к искусству) начала 90-х, в который, кажется, никто не хотел до конца верить, особенно с учетом наступивших глобальных геополитических перемен.. Соответственно, картина, в контексте сохранения претензии на актуальность пострадала первой. Тем не менее, она конечно же есть, и она конечно же останется, просто у неё не очень много шансов быть на острие актуальности.. хотя,.. кто знает, кто знает…

О.Н.: Поживем – увидим.

Ваше Величество, человек человеку волк или друг, товарищ и брат? Расскажите  о своей службе в армии, ведь номер журнала выйдет в феврале, нашем традиционно «мужском» месяце с главным  мужским праздником 23 февраля. Чем была для вас армия и что дала служба в ней вам в жизни и в искусстве?

В.А.:  Опять таки, если взять обе эти описательные крайности человека: с одной стороны как "волка”, с другой как "брата”, то "средневзвешенный человек” находится, конечно же, где-то между ними и, могу сказать, что, по моему мнению, человечество всё-таки гуманизируется, то есть постепенно приближается к полюсу "брата”. Что касается армии. В то время, до самого последнего дня призыва у меня как раз шел самый "запойный” период чтения всей доступной, интересующей меня литературы, поэтому, когда я попал в армию у меня, можно сказать начались ломки от отсутствия книг… Но потом, постепенно я сориентировался и использовал уже по максимуму полковую армейскую библиотеку, причем, "в наглую” конечно же эксплуатируя свои, весьма востребованные в армии способности к рисованию, -иначе доступа к нормальным книгам для "обычных” солдат практически не было, а терять два года жизни впустую катастрофически не хотелось.

О.Н.: И что бы вы, как художник и как боец, которые бывшими не бывают как известно, пожелали бы читателям журнала – как мужчинам, так и женщинам?

В.А.:  В армии, как и в любой «транспограничной» общественной институции много всего, ни романтизировать, ни хаять её не хочу, по-моему, и без меня про неё много всего и всякого написано. Бойцам – и мужчинам и женщинам, хочу пожелать конечно же: БОРОТЬСЯ! а что ещё остается, это ж не только жизненно необходимо, но и временами весьма, кстати, интересно. Или, как я недавно написал у себя в ЖЖ:

Делай лучше, до тех пор, пока получается лучше, а потом, просто постарайся (делать) не хуже!

Эксклюзивные фотографии предоставлены лично Владимиром Александровым специально для журнала «Клаузура»

Справка:

Император ВАВА, ударение на втором слоге. Псевдоним актуального художника и акциониста Владимира Александрова, родился 14.12.1962 в г.Чебоксары. С 1971 живет в Москве и области

1991: член международной федерации художников (IFA).

Жанры: живопись, перформанс, акция, инсталляция, коллаж. Император ВАВА известен как автор жестких перфомансов, игравший горящими руками в горящие шахматы, вырезавший на своем теле скальпелем узоры и разнообразные символы и зашивавший себе рот суровыми нитками.

Избранные персональные выставки:

1989: "Просто патология”, Galerie in der Stadtinitiative, Вена, Австрия.

1992: "Schimmel”, Modena art Galerie, Вена, Австрия.

1993: "Замки и цветы”, галерея "Велта”, Москва.

1995: "Воля к страсти”, галерея "Беляево”, Москва.

1996: "Больше смысла” (совместно с О. Мавроматти), ЦСИ на Якиманке, Москва.

1998: "Избранная живопись 1988-1998″, галерея "Беляево”, Москва.

"Валькирия (Post-action) ", галерея М. Гельмана, Москва.

2002: "Постсингулярия, как она есть”, галерея "Велта”, Москва.

2004: "Парные работы на бумаге”, галерея "Франция”, Москва.

2005: "Парлептипные холсты”, галерея "АРТСтрелка project”, АРТСрелка, Москва.

2006: "Идеальное заключение”, галерея М. Гельмана, Москва.

2007: "Мужские фетиши”, галерея "Batlow&Belov”, АРТСрелка, Москва.

2008: «Парлептипные символы», галерея «RU.Литвин», АРТСтрелка, Москва.

Избранные акции и перформансы:

1992: "В чёрной комнате”, Петровский бульвар,12, Москва.

1995: "Лестница”, ГМИИ им А.С.Пушкина, Москва.

"Рождение солнечного человека”, хладокомбинат "Айс-фили”, Москва.

Зашивание губ (с О. Мавроматти), перформанс на закрытии выставки "Промысел божий”, TV-галерея, Москва.

"Из России с любовью” (с О. Мавроматти), ЦСИ на Якиманке, Москва.

1996: "Минута молчания” (с О. Мавроматти), радиостанция "Эхо Москвы”, Москва.

"Последнее желание” (в составе САЛ), грот Александровского сада, Кремль, Москва.

"Пиррова победа” (с О.Мавроматти), двор шахматной федерации России, Москва.

1997: "День защиты (посвящается Жаку Ваше) ", Крымский мост – Москва-река, Москва.

"Большой банзай”, мэйл-арт акция июнь-декабрь, 14 галерей, Вена, Австрия.

"Внутреннее графити (флаги революций) ", галерея-лаборатория "Доминанта”, Москва.

1998: перформанс на открытии выставки "Мышеловка”, галерея "Борей”, С.-Петербург. перформанс на открытии выставки "Валькирия”, галерея М. Гельмана, Москва.

2001: "60 минут молчания” (с А. Мартыновой), балкон ст. метро "Комсомольская”, радиальная, Москва.

2002: "12&12&12&12&12&12″, 12-и частный перформанс, программное обоснование постсингулярной идеологии (проходил каждого 12-ого числа каждого месяца), балкон ст. метро "Комсомольская”, радиальная, Москва.

2006: перформанс на открытии «Идеальное заключение», галерея М.Гельмана, Москва.

2008: «Солнечный круг», Studio Dauhaus (Plastilin gallery), София, Болгария.

2010: «Андеграунд-Родина», «Инфраструктура», однодневная выставка, Тушинский тоннель, Москва.

2012: «Плэнер», групповая акция, Софийская набережная, Москва

Избранные TV-видео-шоу:

1996: "Sтык-1″ (с О. Мавроматти), участники (видео акций и перформансов), фестиваль авангардного кино и видео, Jazz-арт-клуб, Москва.

"Введение в историю современного искусства” (с О. Мавроматти), программа "Знак качества”, телеканал TV-6, Москва.

1997: "Деньги” (совместно с А. Мартыновой и Л. Степановым), – стол "хозяев” в программе "Моя семья”, телеканал ОРТ- Первый канал, Москва.

Видеопрограмма (перформанс с зашиванием губ в TV-галерее) на выставке "Московский акционизм и его контекст”, музей "Secession”, Вена, Австрия.

"Боди-арт”, – программа "Про это” (приглашенный участник), телеканал НТВ, Москва.

1997-1999: участие в съемках фильмов: "Тайная эстетика марсианских шпионов”- О. Мавроматти, "Кокки – бегущий доктор”- С. Басковой.

2008: «Император ВАВА. История личной мифологии», презентация в галерее «Vaska Emanuilova», София, Болгария.

2009: «О современном искусстве и московском акционизме», лекция-презентация, на Фестивале современного искусства «Дах-9», Палац мастацтва, Минск, Белоруссия.

Категория: Несмеянова Ольга | Добавил: museyra (16.03.2014)
Просмотров: 1291 | Теги: Несмеянова Ольга, интервью | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: