Главная » Статьи » Литература » Грибков-Майский Виктор

В.Грибков-Майский. Любовь, убившая поэта, или Закат утренней зари

Виктор Грибков-Майский

Член Союза журналистов России 

 


 

Любовь, убившая поэта, или Закат утренней зари

(литературно - историческая миниатюра)


«Это была прекрасная утренняя заря, предрекавшая прекрасный день». 

(В.Г. Белинский) 


      Дмитрий Веневитинов прожил не просто короткую, но очень короткую жизнь. И даже его собрат по перу Михаил Лермонтов, погибший в неполные 27, пережил Веневитинова на целых пять лет.

      В отечественной литературе бытует мнение, что причиной столь ранней смерти Веневитинова послужила …случайная простуда.

«Внезапная смерть Веневитинова (он простудился после бала) глубоко переживалась друзьями» («Русские писатели: биографический словарь», М. БРЭ. 1992 г.).

      Иногда к простуде прибавлялось краткосрочное пребывание в крепости по делу декабристов.

«Двое суток под стражей, в сыром и холодном помещении, потрясли его физически и нравственно. Не прошло и полугода, как поэт внезапно скончался от сильной простуды». ( «Русские писатели: библиографический словарь», М «Просвещение», 1990).

     В моей библиотеке есть сборник стихов Дмитрия Веневитинова, изданный в серии «Поэтическая библиотечка школьника» (издательство «Детская литература», М., 1977). В предисловии, подписанным К. Пигаревым, тоже говорится о простуде: «В начале марта 1827 года Веневитинов был приглашен на бал в дом Ланских. Жил он  во флигеле того же дома на Мойке, расположенном в глубине двора. Разгоряченный танцами,  поэт, возвращаясь к себе в накинутой на плечи шинели, схватил простуду, перешедшую в воспаление легких. Лечивший его врач сначала не считал болезнь серьезной и не предвидел печального исхода…».

      Запомним именно эту последнюю фразу,  она  более чем важна в нашей истории.

     В том же предисловии говорится о любви поэта к княгине Зинаиде Волконской, любви, «не лишенной драматизма». Меня это удивило и заинтриговало, и я решил внимательно прочитать стихи Веневитинова, посвященные  Волконской. Их не так много: «Элегия», «К моей богине», «Кинжал», «Завещание», «К моему перстню». Стихи эти поражают, и это мягко сказано, и, самое важное, они на все вопросы дают однозначный ответ, так как стихи Веневитинова, как и стихи любого другого поэта автобиографичны.

    Любовь Веневитинова (1805-1827) к Волконской (1789/ 1792-1862, дату рождения Зинаиды Волконской различные источники приводят разную) была драматичной, потому что оказалась неразделенной. Но могла ли она, при такой разнице в возрасте, поэт был значительно младше своей возлюбленной,  вообще быть взаимной?  Скорее всего, нет, и  тем более,  почти 200 лет назад.

     Но, как говорится: « Сердцу не прикажешь». И молодой Дмитрий Веневитинов не смог справится со своим сердцем,  он влюбился в эту очаровательную, образованную, умную женщину, и ничего уже не мог поделать со своей любовью. Видимо поэт оказался однолюбом.

    Понимали всю трагичность ситуации и близкие поэта, организовав его переезд  из Москвы в Санкт-Петербург, выхлопотав Дмитрию назначение в Азиатский департамент Коллегии иностранных дел. И в самом конце октября  1826  года Веневитинов покинул Москву. Но поговорка: «С глаз долой - из сердца вон», на этот раз дала сбой. Хотя, кто знает, если бы он отправился в запланированную командировку в Персию, все бы само- собой и образумилось бы. Но в это время поэту было не до Персии. Он мог думать только об одном, вернее, об одной женщине, о Зинаиде Волконской.


       

       Конец 1826 – начало 1827 года  оказались самыми сложными в жизни Веневитинова, а вынужденная разлука с возлюбленной просто сводила его с ума, только усугубив и без того тяжелое душевное состояние.

    Стихотворение «К моей богине» написано в конце 1826 года уже в северной столице, в котором есть и такие строчки:

 

«..О, будь благословенна мною!

Оно священно для меня,

Сие пророчество несчастья,

И, как завет его храня,

С каким восторгом сладострастья

Я жду губительного дня…»

 

    Не очень-то похоже это стихотворение на любовное послание.  Не так ли? Это больше напоминает предсмертную записку.

    Следом появляется стихотворение «Утешение», которое только убеждают нас в нашей догадке. Поэт страдает и ничего не может с этим сделать:

 

«Души пророчества правдивы.

Я знал сердечные порывы,

Я был их жертвой, я страдал».

 

   Видимо, когда писалось стихотворение «Кинжал», все для Веневитинова было уже решено. В этом стихотворении удивительно все, и прежде всего название, ведь в самом тексте слово «кинжал»  больше не встречается. Здесь впервые поэт открыто о своем решении.

Это стихотворение мы приведем полностью:

 

Оставь меня, забудь меня!

Тебя одну любил я в мире,

Но я любил тебя как друг,

Как любят звездочку в эфире,

Как любят светлый идеал

Иль ясный сон воображенья.

Я много в жизни распознал,

В одной любви не знал мученья,

И я хочу сойти во гроб,

Как очарованный невежда.

 

Оставь меня, забудь меня!

Взгляни - вот где моя надежда;

Взгляни - но что вздрогнула ты?

Нет, не дрожи: смерть не ужасна;

Ах, не шепчи ты мне про ад:

Верь, ад на свете, друг прекрасный!

 

Где жизни нет, там муки нет.

Дай поцелуй в залог прощанья...

Зачем дрожат твои лобзанья?

Зачем в слезах горит твой взор?

 

Оставь меня, люби другого!

Забудь меня, я скоро сам

Забуду скорбь житья земного.

 

Решение принято, и поэт даже знает, как он уйдет из жизни:

 

«…Зачем и я внимал тебе так жадно

И с уст твоих, певица красоты,

Пил яд мечты и страсти безотрадной?»

(«Элегия» 1826 или январь 1827).

 

     Он уйдет из жизни, приняв яд. А чтобы все было абсолютно ясно, после «Элегии» Веневитинов пишет  стихотворение под  всеобъясняющим названием «Завещание». Это страшное стихотворение, которое был способен написать, человек, обрекший себя на смерть.

     Стихотворение можно условно разделить на две части. В первой он говорит о самом себе:

 

«Вот час последнего страданья!

Внимайте: воля мертвеца

Страшна, как голос прорицанья.

Внимайте: чтоб сего кольца

С руки холодной не снимали..»

 

     Речь идет о кольце, которое подарила ему Волконская в знак  тех особых отношений, которые между ними сложились, как «залог сострадания».  У  него есть своя история.  Это античное кольцо, которое было  найдено во время раскопок античного города Геркуланума. Веневитинов попросил Федора Хомякова, чтобы тот  в минуту смерти надел ему на палец это кольцо. Видимо, с такой силой он хотел почувствовать себя обрученный со своей возлюбленной.

     Забегая вперед, скажем, что так все и произошло.

15 марта, когда юноша умирал, Федор Хомяков, согласно его воле, надел перстень на палец умирающего.

- Разве я женюсь? - спросил, очнувшись, поэт.

- Нет,  ответил Хомяков.

  Об это говорится и в  стихотворении «Завещания»:

 

«…Мне все позволено теперь:

Я не боюсь суждений света.

Теперь могу тебя обнять,

Теперь могу тебя лобзать…»

 

    Так на самом деле и было, после того, как обручение состоялось, о каком осуждении со стороны света модно говорить.

А вот вторая часть – это предсмертное послание поэта   Зинаиде Волконской, послание, которое, наверное, не захотела бы получить ни одна женщина.

 

 «…Клянись… Ты веришь, милый друг,
Что за могильным сим пределом
Душа моя простится с телом
И будет жить, как вечный дух,
Без образов, без тьмы и света,
Одним нетлением одета.
Сей дух, как вечно бдящий взор,
Твой будет спутник неотступной,
И если памятью преступной
Ты изменишь… Беда! с тех пор
Я тайно облекусь в укор;
К душе прилипну вероломной,
В ней пищу мщения найду
И будет сердцу грустно, томно,
А я, как червь, не отпаду».

 

  Здесь даже комментировать нечего. Это послание соразмерно с  проклятием, которое поэт посылает свое возлюбленной, если вдруг она его все же забудет, хотя в стихотворении «Кинжал», как мы помним,  есть совсем другие строчки:

 

«…Оставь меня, люби другого!

Забудь меня, я скоро сам

Забуду скорбь житья земного».

Но решение уйти из жизни так просто не даются…

 

    А теперь, давайте вспомним, что  было сразу после того, как  Веневитинов простудился. «Лечивший его врач сначала не считал болезнь серьезной и не предвидел печального исхода».  Лишь за несколько часов до смерти врач сказал, что положение больного безнадежно. По сути это была быстрая смерть, причиной которой мог быть только яд…

    А что же Волконская. За свой  флирт с молодым и очаровательно-красивым молодым поэтом она заплатила более,  чем дорогую цену. В 1829 году в состоянии тяжелого нервного заболевания Волконская с сыном с его воспитателем покидают Россию, практически, навсегда.  В это же время она переходит в католичество.

     Лишь дважды Зинаида Волконская приезжала в России. Боль воспоминай, видимо,  даже с годами не отпускала. В память  о Веневитинове на римской вилле Волконской была установлена специальная урна. С  годами она все больше погружалась в мистику,  доходя  до  крайнего религиозного фанатизма.


 



***

 

     В 1930 году в Москве было произведено перезахоронение Дмитрия Веневитинова.  На безымянном пальце правой руки был тот самый  перстень. Присутствовавшие при этом обратили внимание, что руки покойного оказались не скрещенными на груди, а лежали вдоль тела. Так хоронили тогда только самоубийц…

    Сейчас перстень Веневитинова теперь хранится в фондах Литературного музея, воля покойного оказалась нарушенной. Зачем это было сделано, понять сегодня не только сложно, но и невозможно.

 

Эпилог

 

    Разумеется, сегодня сложно что-то определенно утверждать. Был бы у России поэт, сравнимый с Пушкиным, или нет, проживи Веневитинов хотя бы до 37 лет. Но некоторые его стихи и сегодня звучат удивительно современно. А это верный признак гениальности:

 

«Друзья! Настал и новый год!

Забудем  старые печали,

И скорби дни, и дни забот,

И всё, чем радость убивали;

Но не забудьте ясных дней,

Забав, веселий легкокрылых,

Златых часов, для сердца милых,

И старых, искренних друзей…»

(«К друзьям на Новый год» 1823)


Выпуск октябрь 2017


                     Copyright PostKlau © 2017


Категория: Грибков-Майский Виктор | Добавил: museyra (18.09.2017)
Просмотров: 26 | Теги: литература, Грибков-Майский Виктор | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: