Главная » Статьи » Литература » Мориц Юнна

Ю. Мориц. Графика поэзии(II)

От редактора: любимая многими, истинно народная, безумно талантливая поэтесса Юнна Мориц еще и великолепный график, потому что талантливый человек талантлив во всем, в чем  и можно убедиться из цикла публикаций в журнале PostKlau. Ее же словами:

...Напомнит что душа -
...Не мера, а избыток,
...И что талант - не смесь
...Всего, что любят люди,
...А худшее, что есть,
...И лучшее, что будет .

Сочетание стихов с графикой - это собственное решение поэтессы


ЮННА МОРИЦ



                                              Графика поэзии(II)




               ГИМН

Да здравствуют бандиты, разбойники и воры,

Их личности отдельные, а также коллектив!

Они спасут отчизну и все её просторы,

Своим авторитетом раздоры прекратив.

И наведут порядок, и сдвинут с места горы,

Артистов с мордоделами вокруг себя сплотив,

Чудесные бандиты, разбойники и воры,

Их личности отдельные, а также коллектив.

 

Скорее бы, скорей бы начать переговоры,

Чтоб нас не покидали, себя озолотив,

Любимые, чудесные, прелестные, известные,

Великие, могучие, певучие, живучие,

Прекрасные бандиты, разбойники и воры,

Их личности отдельные, а также коллектив!

 

Мы памятник поставим Неизвестному Бандиту,

И памятник поставим Известному Бандиту,

И памятник поставим Чудесному Бандиту,

Летящему, стоящему, сидящему, блестящему,

Идущему, плывущему, гребущему Бандиту,

На прежнее на место с восторгом возвратив

Их личности отдельные, а также коллектив!

 

И памятник поставим Гениальному Бандиту,

Сияющему вечно, Идеальному Бандиту,

Бандитскому Высочеству, Бандитскому Сиятельству,

Его Бандитской Светлости, Его Бандитской Мудрости,

Родному, дорогому Бандиту Всех Бандитов -

За то, что нас не бросил, совсем осиротив,

А также не покинул, себя озолотив.

Да здравствуют бандиты, разбойники и воры,

Заслуженно-народные, природно-благородные,

Их личности отдельные, а также коллектив!

1998

 

 


10

"Возраст дожития"!.. Нет его краше,

Возраст поэтства, возраст-бесстрашье,

Возраст-отвага, возраст-свобода,

Возраст-не маска, возраст-не мода,

Возраст-не жертва для истребления!

Стерва я, стерва Сопротивления.

 

"Возраст дожития"!.. В возрасте этом

С детства живёт – кто родился поэтом.

Воздух полёта и волны отплытия –

Возраст Вселенной, "возраст дожития"

Звёзд, и у каждой – свой дар просветления,

Каждая – стерва Сопротивления!

 

 


 

    ПРАВИЛА ПРИЛИЧИЯ

В приличном обществе, которое свободно?..

В приличном обществе бомбёжек и блокад,

Переворотов, упакованных в плакат

Свободы – разгромить кого угодно?

 

В приличном обществе, где гадит гегемон?

В приличном обществе законно зверских пыток?

В приличном обществе, где ужаса избыток –

Величья гегемонского гормон?

 

В приличном обществе, где неприлично быть

Россией?.. В этом обществе отличном?..

Нет, лучше в обществе я буду неприличном,

Чтоб ваши правила приличия забыть!

 

 


    ТОЛЬКО ВСЕМИРНОЕ СОПРОТИВЛЕНЬЕ!

Мне безразлично – игил, не игил,

Все террористы – могила могил,

Все – истребители Жизни!.. Подлянка –

Деньги террора, откуда?.. из банка,

Банком оплачена их кровопьянка, –

Жертвы, компьютеры, кнопки мобил!

 

Банки террора, кассиры террора,

Вся эта свора не скрыта от взора

И не ночует в тюрьме под замком!

Денег террора хватает с лихвою

И на Париж, и на Лондон с Москвою,

Всех перечислить – Земля целиком!

 

Ищет полиция запах взравчатки,

Пояс шахида и рук отпечатки, –

Банки террора не ищет она,

Деньги террора текут – и с приветом!

Жертвы террора – кошмар, но при этом

Ловится только террора шпана!..

 

Банки террора, кассиры террора,

Вся эта свора не скрыта от взора,

Но неподсудна, не в списке врагов!

Только Всемирное Сопротивленье,

Кран перекрыв, прекратит преступленье

Денег террора, жестоких мозгов!

 


На книжной ярмарке – подводный мир столетий,

Туда ныряют жемчуга ловцы,

Там ловят жемчуг старики и дети,

Которых ловят жемчуга творцы.

 

Подводный мир вращает волны в мире книжном,

В читальной глуби, где ныряльщиков полно, -

Во всех веках таким трудом престижным

Читатель славится, ныряющий на дно!

 

А жемчуг – мелкая песчинка с поволокой

Из вещества живого существа,

На дне, на дне, в отдельности глубокой,

За теми створками, где тайные слова.

 

На книжной ярмарке, где жемчуг бесподобен,

Где всех веков глубоководные пловцы,

Спасибо Господу, что жемчуг не съедобен,

Икру не мечут жемчуга творцы!

 

В читальной глуби, в этом океане,

За теми створками, где тайные слова,

Не меркнет книжной ярмарки сиянье, -

Жива вселенная ныряльщиков, жива!

 

 

У меня давным-давно

В Новый год заведено:

На карниз кирпичный ставлю

Стопку водки за окно.

А потом – она пустая!..

Всеми гранями блистая,

Тайный знак подаст она:

Чьи-то души, пролетая,

Стопку выпили – до дна!

 

Распускают злые духи

Сплетни всякие и слухи,

Что научно, тихо, кротко

Испарилась эта водка.

Испарилась? В небеса?

Испарилась водка – вся?

 

Стопка светится пустая,

Всеми гранями искрится, -

Чьи-то души, пролетая,

Как в народе говорится,

Пьют за тех, кто не бездушен,

Стопку водки поднеся –

В ночь, в окно, где небеса!

 

 

 

Кто, за кого голосовал, когда известно:

В Начале было Слово. Слово Бог.

Какие наблюдатели из местных

И зарубежных там сплелись в клубок,

И кто валюту в ящиках волок?

 

Какая там реклама с макияжем

Разоблачала ужасы планет,

Где рейтинг мусорный, весь космос им загажен,

Где нет Майями с пляжем, прямо скажем –

Дорог и денег абсолютно нет?

 

Какие там дебаты шли потоком?

Кто вмешивался в выборы властей,

Где не было ни запада с востоком,

Ни севера, ни юга, ни затей

С фальшивками на кухне новостей?

 

Кто, за кого голосовал, когда стихии

В ту экономику внося огромный вклад,

Трудились, не взирая на плохие

Условия: зарплаты – никакие,

На звёздах и планетах нет зарплат?

 

Я задаю такие детские вопросы –

От чистой радости, что Божьи небеса,

Вселенную, созвездий чудеса

Не выбирали никакие гегемосы,

Валютой в ящиках скупая голоса!

 

16.   

Я застала в живых писателей,

Которые были великими,

Никаких не давали им залов

Для авторских вечеров,

Хотя голосами дикими

Другие совсем писатели

Вопили ежевечерне

Со сцены свою бузу.

 

Я застала в живых писателей,

Которые были великими,

Их зажали меж двух поколений,

Их давили меж двух жерновов,

Хотя голосами дикими

Другие совсем писатели

Праздновали свободу

И славы своей расцвет.

 

Я застала в живых писателей,

Которые были великими,

Их великое одиночество

Средь великих на них клевет,

Когда голосами дикими

Другие совсем писатели

Дух поднимали публики -

До уровня своего.

 

Я застала в живых писателей,

Которые были великими,

Они давали мне рукопись

И спрашивали: - Ну как?..

Я говорила: - Прекрасно!

Я говорила: - Божественно!

И в том, что они мне верили,

Был негасимый свет


Продолжение следует...



Выпуск июнь 2018


                    Copyright PostKlau © 2018



Категория: Мориц Юнна | Добавил: museyra (22.05.2018)
Просмотров: 37 | Теги: литература, Мориц Юнна | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: