Главная » Статьи » Литература » Мориц Юнна

Юнна Мориц: графика поэзии(I)

От редактора: любимая многими, истинно народная, безумно талантливая поэтесса Юнна Мориц еще и великолепный график, потому что талантливый человек талантлив во всем, в чем  и можно убедиться из цикла публикаций в журнале PostKlau. Ее же словами:

...Напомнит что душа -
...Не мера, а избыток,
...И что талант - не смесь
...Всего, что любят люди,
...А худшее, что есть,
...И лучшее, что будет .

Сочетание стихов с графикой - это собственное решение поэтессы


ЮННА МОРИЦ



                                              Графика поэзии(I)




         МОРСКАЯ ПОЧТА

Ну что сказать, моя радость?!.

В музее Эдгара По выглянула в окно,

А в окне - обои, обои какой-то местности,

Обои лужайки, поля, обои дневного неба.

Стояла зимняя ночь.

 

Потом в музее Булгакова

Выглянула в окно, а в окне - обои,

Обои оккультной лавки, обои какой-то оперы,

Обои ночной метели, её наглядных пособий.

Стояла жара июля.

 

На вечере в консерватории

Выглянула в окно, а в окне - обои,

Обои какой-то симфонии,

Обои рояля и скрипки с оркестром,

Обои в антракте гуляющей публики,

Обои карет и фонтанов.

 

У них тут повсюду в окнах - обои,

Обои свежего воздуха, обои живой природы,

Обои духовных ценностей,

Обои наркоза, пьяности,

Обои - от всякой боли.

 

Я спрашиваю:

- Это у вас настоящее

Или просто такие обои?

- Обои! - они говорят. - Обои!

И радостно так улыбаются,

Мол, вот до какой прекрасности

Доходит светлое будущее.

 

Ну что сказать, моя радость?!.

Тут у них - светлое будущее.

Смотрю в окно, а в окне -

Обои светлого будущего,

Оторвала кусок, а под ним - обои

Ещё более светлого будущего,

 

На этом куске обоев

Шлю записку тебе в бутылке:

"Скоро буду! Надо ветер поймать,

Чтоб доплыть. Обнимаю парусно.

Очень многие ездят сюда завидовать.

Такое вот Суйщество, и оно суйществует.

Конец связи."




 

                  КРАСИВАЯ ЖИЗНЬ

В этом жестоком транспорте, где никто не уступит место

Ни старику, ни старухе, ни безногому инвалиду,

Ни беременной жизни, чья плоть вздыхает, как тесто, -

На обиженных возят воду, и глупо копить обиду.

 

Я пробираюсь к выходу и уплощаюсь в давке,

Мне ещё ехать и ехать, остановка моя далеко,

Но я точно отсюда вырвусь, я - не бабочка на булавке,

Я - пешком, я расправлю лапки - так весело и легко,

 

По воздуху путешествуя не в мимолетящем транспорте,

Где злоба так жизнерадостна и так беспощадна сила,

Которая так торопится!.. Да живите сто лет и здравствуйте,

Но я - пешком, я - по воздуху, жить я люблю красиво!..

 

В этой красивой жизни так легко уступаю, так весело,

Место жестокой силе и жизнерадостной злобе,

Которые так торопятся, что превратятся в месиво -

Обе!

И напоследок увидят прелесть красивой жизни,

Которая путешествует так весело и легко -

Всеми крылышками и лапками по воздушной своей отчизне,

Этой прелести остановка - далеко ещё, далеко!..

 



                 ТЁМНЫЙ ЗАЛ

- Ах, Боже, до чего же он красив!

Пожалуйста, верните нам Дантеса! -

Механику сказала виконтесса,

В виду имея диапозитив.

 

Механик возвратил Дантеса профиль,

И тёмный зал, где это шло кино,

Дышал, как будто варится давно

И выкипает на плите картофель.

 

- Медальное лицо! Порода! Блеск!

Очарованье благородной силы!..

- Такого любованья дикий всплеск

Убийцей Пушкина?.. Да никогда в России!!! –

 

Я молвила с улыбкой ледяной,

Когда меня спросили по-французски,

Проходят ли воистину по-русски

Дни Пушкина... Он был невыездной,

В стране их не был, где классические блузки.

 

И кстати, - я шепнула им, - Дантес

Плюгав и слабоват для русской плоти,

А Пушкин - он большой деликатес!..

(Ну что она с издёвкой тут молотит?!.)

 

За это Питер Норман* подарил

Мне плёнку, где Ахматова вздохнула,

Читая "Реквием"... От Этны до Курил -

Нет глубже вздоха этого и гула.

________________________________________

* Питер Норман, профессор русской литературы, сопровождал Анну Андреевну Ахматову в её поездке по Англии и там записал на плёнку "Реквием"

в авторском чтении.




              ПРОХОЖИЙ

Он говорит, – такие, брат, дела, –

Россия столько раз пережила

Клиническую смерть, что от восторга

Иные пляшут на её костях,

Однако, в окончательных страстях

Мы стали выходить живьём из морга!..

И это видно издали, вблизи,

В плохих дорогах, в дураках, в грязи,

В жестоких гениях, востребованных адом,

Который нам устраивают здесь,

Забрасывая взрывчатую смесь

Вражды, чреватой гибельным распадом, –

С доставкой на дом катят бочку с ядом:

Во всех, без исключенья новостях

У нас – клиническая смерть от нефтеторга,

Посмертно давят нас на всех путях,

Сопровождая воплями восторга.

Однако, в окончательных страстях

Мы будем выходить живьём из морга, –

Никто не может, а для нас – пустяк!..

 



                         * * *

В кино плывёт корабль Феллини,

Под ним извивы синих линий,

Где моря ткань – из тряпки синей,

Чьи волны дышат изнутри, -

Так дышит бездна, не подделка,

И так не дышит то, что мелко!

Есть у метафоры гляделка,

Её протри, в неё смотри:

 

Куда плывёт корабль Феллини,

Где моря ткань – из тряпки синей,

А пассажиры – плоть и кость

Из первокапли, первоклетки,

Из той пипетки наши предки,

Где первокапель первогроздь,

И в каждой капле – звёздный гвоздь,

И воля к жизни – первозлость!

 

А нарисованное судно

Везёт людей, которым трудно

Не убивать, не врать, не красть, -

И в кочегарку надо класть

Так много чёрного угля,

Чтоб чёрный дым из корабля,

Из нарисованной трубы,

Шёл, как метафора судьбы.

 

Куда плывёт корабль Феллини,

Где моря ткань – из тряпки синей

И бездна дышит глубоко?

Туда плывёт, где режиссёры

Его метафору, как воры,

Сопрут мгновенно и легко!

Сегодня обокрасть Феллини –

Метафора цитатных линий,

Число которых велико!



                             ***

Я многое тащила на горбу:

Мешки с картошкой, бревна и вязанки,

Детей, калек, чугунную трубу —

И я лишилась царственной осанки.

 

Но так судьба проехалась по мне,

Так пронеслись руины Карфагена,

Что распрямился дух, и я вполне

Стройна и даже слишком несогбенна.

 

Нет, я в виду имею не поклон —

Поклоны я отвешиваю в тоннах!

Но есть какой-то несогбенный стон

И радость, не согбенная в поклонах, —

 

Я говорю о том, что обрелось

Помимо воли и ценою плоти,

Прошло свою действительность насквозь

И отразилось в зеркале напротив.




                 * * *

Когда мне плохо, это замечательно.

Ещё прекраснее, когда мне очень плохо.

Плохое торжествует окончательно,

А я живу!.. От выдоха до вдоха,

 

Живу качательно, смотрюсь я уморительно,

Качаясь в ритмах корабля, трамвая,

И свет небес качается творительно,

От выдоха до вдоха оживая.

 



                       * * *

Стоять столбом, как свет,

Чтоб нас никто не сузил.

Стоять столбом, как свет,

Связующий в одно,

Стоять столбом, как свет,

Связуя высь и дно, –

Как почта и окно,

Где высшей связи узел.

 

Стоять столбом, как свет, –

Чтоб не сломать хребет,

Не впасть от страха в бред,

Не превратиться в зомби.

Стоять столбом, как свет,

Когда и света нет!

Столбом и в небо – лбом!..

Сто неб и в катакомбе.

Стоять столбом, как свет, –

Не как в хрустальной вазе,

 

Стоять столбом, как свет,

Где грязи – аж темно!..

Стоять столбом, как свет,

И знать, что всё равно

Работает окно,

Где узел высшей связи.

 

Стоять столбом, как свет,

Не образно повисший,

Где выставочный свет –

Художество одно.

Стоять столбом, как свет,

Питающий зерно,

Того зерна окно,

Где узел связи высшей


Продолжение следует...


Выпуск май 2018


                    Copyright PostKlau © 2018

Категория: Мориц Юнна | Добавил: museyra (11.04.2018)
Просмотров: 16 | Теги: Мориц Юнна, литература | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: