Главная » Статьи » Литература » Скобцов Владимир

В.Скобцов. У порога сенильной деменции (Часть 4)

Скобцов Владимир(Донецк)


     

          У порога сенильной деменции 

                                                            (Часть 4)

 

                        МАМА

     Маме позвонила подруга                :

- Алка, я узнала, что, оказывается, ворон не "муж" вороны.

- Да? А чей он муж? - с интересом спросила мать.

 

 

                ХАНЖА НАПАЛА

     Студенты санитарно - гигиенического факультета не были истощены умственными упражнениями. На лекциях по психиатрии матери постоянно приходилось останавливаться, чтобы объяснять непонятные слова.

- Что такое ханжа? - спросили её как-то раз будущие жрецы Эскулапа.

- Это лицемерный, неискренний человек, демонстрирующий лживое благочестие, - ответила она.

- И агрессию, - с умным видом добавил один, похожий на мясника, студент.

- Из чего вы сделали такой вывод? - спросила мать.

- Ну, как же, - ответил тот, - есть такое выражение: "ханжа напала".

  

 

                А Я УДОВОЛЬСТВУЮСЬ ХЛЕБОМ

    Шизофрения не болезнь, а инакомыслие. Шизофрению надо заслужить. Пастух колхозного стада посёлка Моспино, узнав о Хрущёвском постановлении по повышению заготовки мяса и молока, для выполнения которого, нужно было зарезать всё поголовье, предварительно выдоив коров, собрал подчинённых и зачитал им передовицу газеты "Правда", на чём был пойман и помещён в областной психоневрологический диспансер.

    "Некоторые режут голубое и едят, - писал он в своём дневнике, - а я удовольствуюсь хлебом".

    Образование его составляли четыре класса сельской школы.

 

 

                       МАРИЯ ЛЕТИЦИЯ РАМОЛИНО

    В расцвет карательной психиатрии женщина остаток дней провела в психиатрической больнице за единственную фразу. Каждое утро она громко, на всю больницу, говорила:

- О, эта банда! Воры и проститутки пришли к власти.

    Ещё она утверждала, что является матерью Наполеона. И я в этом не сомневаюсь.

 

 

                       АВТОТРЕНИЕ

     Кабинет ауотренинга "повесили" на мою мать. В первый день приёма к ней пришёл средних лет имбицил и, краснея, сказал:

- Мине это...  автотрение назначили.

 

  

                              ШИНЕЛЬ

    Когда я проходил срочную службу в рядах вооружённых сил, старшина разрешил вставать до подъёма и тренироваться самостоятельно. Я получил счастливую возможность бегать в кедах и короткую передышку от казармы. Всё было ничего, пока утром я не столкнулся с политруком, бежавшим в предрассветной мгле по встречной.

- Ну, здравствуй! - сказал он холодно, - Как дела у нас в роте?

Я понял, что это вербовка и ответил:

- Исключительно замечательно! В эту воинскую часть я попал, пройдя через другие подразделения и лучшего порядка  не встретил нигде.

    Лесть была грубой, но и политрук не был гражданским человеком. Он не отправил меня на губу, а отпустил, напутствовав:

- Ну, беги.

На следующее утро замполит стоял на моём пути в немыслимой шинели и кедах.

- Смотри, - сказал он, - мне новую шинель сшили. По индивидуальному заказу.

Я похвалил жуткую обновку, осторожно спросив, почему одна грудь больше другой.

- Это для медалей, - ответил он.

 

 

                           ТЕОРИЯ АРГУМЕНТАЦИИ

     Существует мнение, что "Риторика" Аристотеля мало востребована. Это не так. В армии командир регулярно спрашивал нас на утреннем построении:

- Вопросы есть?

Сначала они у меня были. Но, по ленинскому прищуру командирских глаз я догадывался, что это риторический вопрос. И не ошибся.

 

                       

      ОБ ОСОБЕННОСТЯХ НАЦИОНАЛ-ШАМАНИЗМА В КАЗАРМЕННОМ ПЕРИОДЕ РАЗВИТИЯ

    После отбоя дежурный офицер удалялся пьянствовать, передав полномочия старослужащим - аристократии казарменного общества и любителям перфоманса.

    Страдающий психосоматическими расстройствами дедсостав убедительно предлагал новобранцам петь колыбельные песни. Чаще всего заказывали "Дембелей", "Вечерний звон" и другие популярные в народе произведения.

    Исключение составила нетрадиционная эстетическая ориентация старшего сержанта Голобородько, склонявшего лиц узбекской национальности к исполнению гимна Советского Союза.

    Индифферентные к советской власти узбеки не знали слов, поэтому вместо пюпитра перед ними стоял небольшой земляк и держал на вытянутых руках снятый со стены планшет с текстом.

    Выяснилось, что мелодии они не знали тоже. С удивлением вглядываясь в диковинную кириллицу, каждый исполнял песню с национальным колоритом и по-своему.

    Не знаю, как это объяснить, но произвольные камлания среднеазиатского хора через полгода оформились в мелодию, удивительно напоминающую гимн Украины.

 

 

                       А КАПЕЛЛА

    В нашей роте служил баптист Шеляга и внешний вид его соответствовал фамилии. Старослужащие издевались над мучеником веры, как хотели и, конечно же, каждую ночь заставляли петь. Мне было искренне жаль божьего человека. Чтобы снять стресс, я предложил ему популяризировать мои тексты. В ту же ночь он предстал перед дедсоставом в исподнем и, держа в руках бумажку, затянул а капелла:

 

  - Бывали дни весёлые, я по три дня не ел.

  Не то, чтоб не давали мне, а просто не хотел!

 

Ощутив спинным мозгом холодок дисбата, дедсостав напрягся.

 

  - Бывали дни весёлые, - не унимался Шеляга, - я по три дня не спал.

  Не то, чтоб не давали мне, а просто не желал!

 

Улыбки сползли со склонных к садизму лиц и Шеляга весело добил тему:

 

  - Бывало, в ночь весёлую, в сиянии луны,

  Своими же кальсонами, смеясь, я мыл полы!

 

Больше парня не трогали.

 

 

                      ДАЛЬТОНИЗМ

    Узнав, что я рисую, прапорщик сказал:

- А ну-ка нарисуй, - он задумался в поисках натуры, - вот этот ящик.

Я нарисовал куб и добавил тени.

- Х@ёво, - сказал прапорщик, проверив транспортиром углы и, дав мне линейку, приказал изобразить битву синих и красных. К утру карта была готова.

- Ты, что, не мог поярче стрелки нарисовать? - спросил прапорщик, разрывая на мелкие кусочки мою работу.

    Следующую карту сознания я сделал флуоресцентной гуашью. В прапорщике обнаружился талант литературного критика.

- Я же сказал поярче! - аргументировал он уничтожение следующего плода моего ночного труда.

    Тогда я добавил в краску алюминиевую пудру и толчёные ёлочные игрушки... Обидеть художника может каждый прапорщик и наш исключения не составил.

- Есть такие люди, - не выдержал я, собирая куски очередного порванного ватмана, - дальтониками называются.

- Так ты дальтоник! Что же сразу не сказал?

 

 

                     СОВЕРШЕННЫЙ СТИХ

    Я редактировал солдатам любовную лирику, когда передо мной материализовался ефрейтор Здайбатько и предъявил бумажку, на которой заботливой рукой сына полей было написано:

 

я сижу в окошко

и смотрю вперёд

листья распустились

соловей поёт

 

    Досчитав до ста, я сказал:

- Этот стих совершенен. Любая попытка улучшить его приведёт к обратному результату.

 

 

 

                      ПЯТАЯ КОЛОННА

     В армии меня навестил классический представитель авторской песни в бороде, свитере, портвейне и перед тем, как исчезнуть навсегда, взял взаймы.

    Когда я вернулся, прапорщик осторожно спросил:

- Скажи честно, это был шпион?

 

 

           ОБ УСКОРЕННЫХ МЕТОДАХ ФИЗПОДГОТОВКИ ЛИЧНОГО СОСТАВА

    Рядовой Бабаев по-русски знал только "бздэц" и "иди на ...". Солдат обязан выучить Устав. Бабаева это не коснулось. Когда он заступил в наряд, позвонил, озабоченный службой, капитан Зверев. Бабаев посмотрел в трубку и сказал:

- Бздэц!

Из трубки раздались, не предвещающие счастья, крики капитана Зверева.

- Иди на ..., - гордо ответил Бабаев и положил трубку.

    Никогда ещё так быстро капитан Зверев не добегал до казармы. 


Продолжение следует...




Выпуск май 2018


                    Copyright PostKlau © 2018

Категория: Скобцов Владимир | Добавил: museyra (21.04.2018)
Просмотров: 33 | Теги: СТОИТ ВСПОМНИТЬ, Скобцов Владимир | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: