Главная » Статьи » ЛитПремьера » Дергачёва Виктория

В.Дергачёва. Мой оберег (3)

Оля: Ну успокойся-успокойся.

Маша: А от кого вы бежите?

Оля: От родственников.

Маша: А почему?

Оля: Я типа преступница, они так решили.

Маша: А куда бежите?

Оля: К жениху. Он ждёт меня, я знаю.

Маша: К кому?

Оля: Давай спать? Завтра рано вставать.

Маша: А вы слышали про убийцу? Про девушку, которая убила своих родителей?

Оля: Я спать хочу.

Маша: Где-то здесь ходит убийца, я боюсь, Оля.

Оля: Я уже сплю.

Оля ложится на скамью, закрывает глаза.

Оля: Мне снится парк аттракционов.

Я бегу от кого-то куда-то, от кого сама не знаю.

Капает дождь. Всё серое. Из граммофона играет попсовая музыка. Нет никого, парк пустой. Я бегу, оборачиваюсь и вижу мужчину, который идёт за мной, бегу к другому выходу из парка. В парке нет никого, никого, кроме того мужчины, только мигают игровые автоматы, и чёртово колесо крутится, не смотря на дождь.

Дождь стекает по моим щекам.

Я останавливаюсь на развилке аллей, потому что мне надоело бежать, я устала.

Но мужчина проходит мимо, уходит. Я остаюсь одна.

Капает дождь, капли обнажают в земле ореховые тайнички белок.

Я стою под дождём в пустом парке. И вдруг слышу другую музыку, как из шкатулки, с колокольчиками и скрипкой  на заднем фоне. Музыка тревожит. Музыка зовёт. Музыка играет из граммофона с одной из аллей. Я так хочу туда пойти, мне интересно. Мне кажется, там всё ярче. Я иду в эту аллею. И оказываюсь там.

Я никогда не видела таких красивых деревьев. Мне хочется рассмотреть каждое дерево и запомнить.

Среди яркой листвы есть чёрные деревья. Я подхожу к одному из них. Всё дерево абсолютно чёрное, с него аккуратно сняли кору. Идёт дождь, а дерево сухое и тёплое, и пульсирует под моей ладонью. Бьётся сердце. Это берёза. С берёзы содрали кору. Берёза превратилась в чёрное дерево. В этом парке это очень красиво. Это страшно красивый парк.

Ко мне подходит человек, мы разговариваем.

Человек протягивает руку: «Пойдём со мной, я расскажу тебе о деревьях».

Человек говорит: «Это не берёза, это другое дерево».

Я слышу голос Маши: «Где-то здесь ходит убийца, я боюсь, Оля».

Человек говорит: «Пойдём, не бойся».

Я думаю: «Это белый кролик?».

Я говорю: «Это берёза. Я уже сплю».

Человек говорит: «Пойдём со мной».

Голос Маши: «Я боюсь, Оля».

Я говорю: «Мне надо возвращаться».

Человек говорит: «Хорошо. Потом. Как хочешь».

Я иду по аллее, музыка из шкатулки усиливается. На моём пути расцветают фиолетовые цветы и красные розы. Меня топят нежностью. Листва шепчет: «Это всё для тебя, останься».

Но мне страшно, мне так страшно от этой красоты. Я бегу. Я бегу. Я бегу в темноту из парка. Я подскальзываюсь. И падаю, падаю, падаю вниз.

Темнота.

5.

Утро. В доме.

Дядя Саня: Олюшка, с добрым утречком тебя.

Оля: (поднимается с лавки) Дядя Саня? Дядя Саня!

Дядя Саня: Это кто? (показывает на спящую у лавки на полу Машу)

Оля: Маша это.

Дядя Саня: Крещённая?

Оля: Нормальная.

Дядя Саня: Пущай греется. Вовремя я пошёл проведать – не утопло ли всё тут.

Оля: Что шумит? Дождь идёт?

Дядя Саня: Град. Мы с Мишуткой что лешие стали. Выжимай, да на тряпки изводи. Измазюкались к тому ж. Мишка, айда сюда.

Миша: (подходит парень) Што?

Дядя Саня: Не штокай. Поленья ложь.

Миша топит печку.

Оля: Пусть Маша останется у вас, мне надо идти.

Дядя Саня: Пущай. Вот малец, мой племяша, взял на воспитание. Хороший парень. Рябиновый какой.

Миша: Што?

Дядя Саня: Не штокай. За огнём следи.

Оля: Дядя Саня, дайте сапоги резиновые, а?

Дядя Саня: Нечего тебе.

Оля: Мне надо, дайте, я вам верну.

Дядя Саня: Твои знают, где ты?

Оля: Знают.

Дядя Саня: Врать начала. Натворила что-то? Сбежала опять. Прознают – прибьют. Я б прибил. Ты учти, от того городского твоего добра не будет, такого добра знаешь там в городе сколько? (показывает в окно) Вот сколько там под синим куполом деревьев, вот столько там добра этого. Только у нас деревья зелёные кислород вырабатывают да глаз радуют, а в городе добро это везде на асфальте лежит. Ну, я это так, к слову.

Оля: Не ваше дело.

Дядя Саня: Моё. Я тебя с мальства знаю. Не чужие. Смотри, какой Мишка работящий парень. Рябиновый.

Миша: Што?

Дядя Саня: Не штокай.

Оля: Не дадите сапог, да?

Дядя Саня: Нечего тебе.

Оля: А я так пойду! (вскакивает с лавки)

Дядя Саня: Мишка!

Миша: (загораживает дверь) Незя.

Оля: Да пошёл ты!

Миша смотрит на дядю Саню.

Дядя Саня: Оля, смотри, я тебе гостинец подарю.

Оля: (Мише) Пусти меня, понял, нет? Я так пойду!

Миша: Дядь Сань.

Дядя Саня: Оставь мальца в покое, иди сюда.

Оля: (Мише) Отошёл от двери, козёл!

Миша: Дяд Сань.

Дядя Саня: Всё равно не пущу, нету сапог, пережди непогоду тут. Вон, девочку разбудила. (проснувшейся на полу Маше) Крещённая?

Маша: Да.

Дядя Саня: (кивает на икону в углу) Перекрестись, а ну.

Маша крестится на икону в углу.

Дядя Саня: (Оле) Сядь на скамью. Пока сам не посадил. (Маше) И ты.

Оля и Маша садятся на скамью.

Дядя Саня: Голодные?

Оля: Нет.

Маша: Нет.

Дядя Саня: Ишь насупилась, обиделась, индюшка.

Оля: Я пошла.

Маша: И я.

Дядя Саня: Сиди, сказал. Дурная какая.

Оля: Мне надо, ясно?

Маша: И мне.

Дядя Саня: (даёт что-то Оле в ладонь) Надо тебе? Держи гостинец. (Маше) И тебе, на.

Маша: Что это?

Дядя Саня: Олюшка, нравится?

Оля: Это чё?

Дядя Саня: Ангелочки. Обереги вам.

Оля: Стекляшка.

Маша: Хрупкий.

Дядя Саня: Берегите. Ваша забота.

Маша: Оберег?

Дядя Саня: Как герань. Герань – это цветок от сглаза. А вам – ангелочки. Ешьте пирожки.

Маша: Спасибо.

Дядя Саня: Вот вы, городские, вечно куда-то бежите. А зачем? Для чего? Чтобы хапнуть? Нахапаете, нагребёте, а в гроб не утащите, точно говорю. И вечно всего боитесь, хапнули и боитесь, что потеряете, не спите по ночам.

Оля: Дрыхнем ещё как.

Маша: Вы так правы! В городе такая толкотня, не пробраться!

Оля: Не пожрать.

Маша: Ну зачем ты так, Оля? Дядя Саня всё-всё правильно сказал. Ложь, лицемерие! Ужас! Ужас! А главное, ещё до того, как я стала сиротой, то есть осталась совершенно одна, без семьи, без друзей, без поддержки, и сама всё сама, я это поняла. В смысле поняла, что всё вокруг ложь и фальшь. И всем бы жрать и жрать. То есть кушать. Извините, что так не культурно всё говорю, но в последнее время у меня не университетский уровень общения, в смысле, планка понизилась у тех, с кем я общаюсь, а это так влияет на наше мировоззрение, сами понимаете.

Дядя Саня: Ты сирота?

Маша: Детдомовская.

Дядя Саня: Мишка, вон тоже  бесприютный. Дурак-дураком. Но хороший. Рябиновный.

Миша: Я не чураюсь.

Маша: Все мы под одним небом ходим.

Оля: Я б пожрала. Ну-ка, где тут ваши пирожки?

Дядя Саня: Так ты ешь. В деревню ходили, принесли вот. Кушай-кушай. Вкусно?

Маша: Очень.

Оля: Тесто полусырое какое-то.

Маша: Да неправда. Тебе бы всё попридираться, Ольга. Правда, очень вкусно, правда!

Дядя Саня: Кушай.

Маша: Древние говорили, что все придирки, всё плохое настроение и недовольство – всё от черноты в человеке. От дурной крови. Чернота накапливается в организме, это теперь научный факт. Надо черноту выгнать из организма, чтобы внутри всё пришло к Нирване. И тогда мир сразу станет понятным и простым. Мир станет светлым. Надо абстрагироваться от плохого, а ты, Ольга, всё ворчишь, всё в плохом настроении, всё тебе не так.

Оля: Учту.

Дядя Саня: Красиво говоришь, баско, мудрёно только.

Маша: Всё из книжек. Я очень люблю читать, с четырёх лет читаю. Мне в университете говорили, все знания до нас доходят в трёх источниках. Из памятников, из языков различных народов и из книг.  Памятники можно толковать по-разному, язык часто подводит, а вот книги, в книгах вся мудрость человеческая.

Дядя Саня: Это ты верно, к опытности прислушиваться стоит.

Оля: Мне надо выйти.

Дядя Саня: Дождь там, сиди.

Оля: В туалет мне надо. Можно? Или можно тут прямо в уголке?

Дядя Саня: Мишка.

Миша: Што?

Дядя Саня: Проводь.

Оля: А трусы Мишка мне тоже приспустит?

Миша: (смотрит на дядю Саню) Надо если.

Дядя Саня: Не балуй, Ольга.

Оля: Я уточняю.

Дядя Саня: (Мише) Постой в сторонке. Побереги.

Оля: Мишка-Мишка косолапый, пошли, Мишенька, я тебе чего-нибудь интересное на ушко расскажу, а, может быть, и покажу. Хочешь? Пошли, ну что же ты растерялся? Застеснялся?

Дядя Саня: Не балуй, Ольга.

Оля: И не думаю баловать. Это была шутка. С намёком, но шутка. Я так шучу. Пошли, Мишенька? Пошли, а то я не успею. Пошли?

Миша: (смотрит на дядю Саню) Ну.

Дядя Саня: Идите.

Оля: Ой, не успею, Мишенька…

Миша: (смотрит на дядю Саню) Дядь Сань.

Дядя Саня: Идите с глаз моих.

Оля с Мишей уходят.

Дядя Саня: (вздыхает) Ох, Ольга…

Маша: Она такая замечательная, да?

Дядя Саня: Бессовестная стала совсем девка.

Маша: Всё одно, вы правы, всё одно.  Совсем совесть растеряла, да?

Дядя Саня: Ольга хорошая девица, но с червоточинцей. То с одним, то, смотришь, с другим. И всё, значит, по любви большой и божественной. А разве ж так бывает? Где ж это видано, чтоб девица навыданье шлялась нескончаемо? Греховница! Раньше сплошь златые свадьбы, а ныне – тьфу! – срамота одна, похоть, блуд один. Потом приносят в подоле незаконников. А как этим ребятишкам потом жить? Как людям в глаза смотреть? И тащишь-тащишь её из блуда этого, а она упирается и верещит как торгашка последняя. Вот, опять любовь у неё, десятая уже, рвёт-мечет, а всё одно – похоть и блуд. Знать, спасать надобно, семье в помощь, видать, уже не справляются с ней. Я Ольгу с измальства знаю, с ейными в лес ходим, охотимся. Да. Надо спасать. Не чужая мне. (задумался)

Маша: Я вам помогу Ольгу исправить.

Дядя Саня: Поможешь-поможешь. Сиди уж.

Маша: Помогу. Хотите, я сама пирожки сделаю, лучше этих в сто раз? Тут какое-то тесто пресное, всё не так, не то, я лучше смогу. Я такое умею готовить, ни одна поварская книга не сравниться со мной.

Дядя Саня: Сделаешь, коль сможешь. А пока посиди.

Маша: Смогу. Сейчас. (роется в тумбочке, в кастрюлях) У вас мука ведь должна быть где-то? И всё остальное?

Дядя Саня: Должно быть. Молодец, девка. Рябиновая какая.  Только присядь, посиди, Маша.

Маша: Сухари я заберу, их всё равно немного, никто не наестся, добавим сухарей в пирожки, всё будет с хрустящей корочкой. Я – рябиновая. Я всё умею. Меня всему научили. У меня дипломы, я вам говорила? Способности. Хотели брать в аспирантуру, но я отказалась. Ушла. Пригласили в университет, с перспективой жить заграницей, но я не захотела. Я не смогу за границей, как в эмиграции. Нет нашего, нет живого. И сразу все исчезли, сестра и брат, друзья, я осталась одна, одна, никого нет рядом. Я вам сейчас пир закачу, пальчики оближете!

Дядя Саня: Хорошо, только потом. Сядь, посиди, Маша.

    6.

Дождь. Улица. У дома стоят Оля и Миша.

Оля: Я вон в те кусты пошла, ты тут стой.

Миша идёт следом.

Оля: Ты глухой?

Миша: Не.

Оля: Вот и стой тут, я скоро

Миша: Туалет вон тама.

Оля: Мне надо  в те кусты, а потом ещё вон туда по тропинке в лесок ненадолго. Вообщем, стой.


Категория: Дергачёва Виктория | Добавил: museyra (08.03.2014)
Просмотров: 701 | Теги: ЛитПремьера, Дергачёва Виктория | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Все смайлы
Код *: