Главная » Статьи » ЛитПремьера » Герман Сергей

С.Герман. Контрабасы, или Дикие гуси войны. Часть 6

Сергей Герман. «Контрабасы, или Дикие гуси войны» (Часть 6)

Награда   

Из комендатуры приходит Степаныч. Долго смотрит на нас, говорит:

-Военному коменданту звонили из Ханкалы, приказали подготовить наградные документы на Дронова. К Мужеству!..

-Да ну? Хотели же Олега  к ордену?

-А Дронова за что? Какие подвиги?..

-Там ! Степаныч показывает на потолок -Телевизор тоже смотрят и лучше нас  знают, кто более достоин. Товарищ майор перед камерой смотрелся очень мужественно. К тому же боевиков победил!

Начальство уже подготовило представление. Я читал: «За проявленные героизм и самоотверженность.

Ребята ропщут

- А нам Степаныч, видать, не судьба  награды носить. Не заслужили!

Степаныч улыбается:

- Не за награды воюем, хлопцы. За идею. За державу!

Потом выдерживает театральную паузу,  добавляет:

- Это ещё не всё. Журналистку тоже наградили, медалью …За укрепление боевого содружества.

Повисает тишина. Ребята не смотрят друг на друга.

Через три недели ротный надраил берцы, нацепил новый камуфляж и укатил в Ханкалу. Вернулся довольный. С орденом.

Олег

Олегу дали десять суток отпуска, он получил боевые и укатил в Моздок. Но через десять дней он не вернулся, не вернулся и через двенадцать. Русские, жившие на станции рассказали, что несколько дней назад видели какого-то контрактника без оружия, который остановил жигули.

Олега нашли в лесочке местные. Когда мы примчались туда на двух БТРах, он лежал на животе, со связанными сзади руками. На руках были отрезаны пальцы, отсутствовало ухо, на лице застыла мука. Ухо у Олега было отрезано при жизни, потому что лицо было в крови. Тело накрыли плащ- палаткой, из под серого брезента торчали ступни в носках. У Олега были хорошие берцы. Сняли. Наверное перед тем как убить. Или после?..

-Суки-ииии!

Когда Олега несли к машине,  его ступни качались в такт нашим шагам.

Упокой, Господи, души рабов Твоих за Отечество на Чеченской войне живот свой положивших.

Клок

Вместо Олега к нам перевели бойца из первого взвода. Ему лет тридцать. Невысокого роста, худощавый, с довольно длинными руками и короткими кривоватыми ногами.

Меня раздражает его маленький рост, редкие волоски на небритом подбородке, напускная весёлость.

Как оказалось не меня одного. Шашорин вполголоса ворчит

- Блин, как же ему бабы то дают? Он же скользкий как улитка.

Новенький услышал. С улыбочкой повернулся вполоборота

- Ну ты то не баба! Чего беспокоишься напрасно?

Посрамлённый Шашорин отворачивается к стене. Новенького зовут Андрей Клоков. Значит – Клок.  Он тут же задружил с Ромкой Гизатулиным. О чём то с ним шушукался, подарил свою новенькую разгрузку.

Дня через три Клок отличился, застрелил Прапора. Прапор это это не человек, собака. После бомбёжек и пожаров в Чечне многие из них оказались на улице. Питались на помойках, жрали мышей, лягушек. Говорили даже, что ели и человечину. Прапору удалось прибиться к людям. Крутился при солдатской кухне. Хороший был пёс, не злой, не агрессивный. Кто то раньше облил его кипятком. По всей спине тянулся шрам от ожога, похожий на погон. Потому его и назвали – Прапором.

Вот его Клок и убил. Опробовал винтовку.

Пёс вытянув лапы лежал на земле в луже крови. На спине чернел старый шрам.

Пришёл Прибный. Спросил

- Зачем?

- Так чеченской же породы, Степаныч? Чего их жалеть.

Прибный сплюнул

-Креста на тебе нет. Тварь безвинную не пощадил.

С Клоковым перестали разговаривать. Вечером в кубрике Ромка бросил ему подаренную разгрузку.

- Дать бы тебе в едало, тварь!

Вечером поспорили, что будет делать Клок. Попросит прощения или сбежит?

Чеченец

Прошло несколько дней. Тело Олега отправили в Моздок, на холодильник. Уже оттуда его должны были отправить родителям. Мы несли службу, случившееся потихонечку забывалось.

Ничего не забыл только Прибный. Он несколько раз ездил на станцию, о чём то говорил с местными.

Однажды ночью я проснулся от толчка. У кровати стоял Игорь.

- Вставай- коротко сказал он.

- Поедешь с нами. Я быстро оделся. Натянул на бушлат разгрузку с магазинами. Сунул в карман пару гранат.

-Куда?

-Сейчас увидишь.

Ребята уже сидят в броне Першинг, Пёс, Заяц, Клок.

Моросил мелкий холодный дождь. Из  невесомого серого марева, прикрывавшего неспешное отступление февральской ночи, сбоку от дороги показалось серое приземистое здание бывшего коровника. Тусклый жёлтый комочек ещё холодного солнца едва продавливал ватные клубы  зависшей в воздухе влаги, медленно обрисовывая желтое поле, перепаханное танковыми гусеницами.

- Машину замаскировать, чтобы не было видно с дороги. Выпейте чаю, согрейтесь. Водки не дам, вы нужны в здравом уме.

Пока мы обжигаясь глотали горячий чай, Степаныч излагает свою пропозицию.

- Ситуация хлопцы, такая. Олега убил Зелимхан Мурдалов, информация точная. Его машина сейчас стоит на блоке. В машине он один. Там его трогать нельзя, много свидетелей. Через полчаса он будет здесь или возле кошары, если двинется по грунтовке.

До кошары отсюда чуть больше километра. Здесь остаются Лёха, Клок и Першинг. Першинг останавливает машину, остальные страхуют. Клок со снайперкой, Лёха за пулемётом. Но надо взять его живым и желательно без стрельбы. Потом допросим с кем он был.

Я, Пёс и Заяц выдвигаемся к кошаре. Услышите стрельбу, выдвигаетесь в нашу сторону, мы соответственно в вашу. Потопали.Трое  мужчин  след в след побежали по еле заметной тропинке в сторону предгорий.

Через минуту группа растворилась в дождливом мареве.Першинг уходит вперёд. Бес прихватив винтовку залезает на крышу. Я сижу в машине, через триплекс смотрю на серую скользкую дорогу. Тепло выветривается, влага и холод ползут под бушлат. Минут через пять, раздаётся стук по броне.

- Лёха, мне  отойти надо. Обосссс-смотреться.

- А чего ты, стесняешься? Делал бы здесь свои дела.

- Да не могу я под дождём. Надо сосредоточиться

- Ладно вали, делай своё грязное дело.

Першинг  прихватив кусок газеты, скрывается в глубине коровника. Его нет почему-то очень долго.На мокрой дороге появляется старая  красная семёрка.

Из машины выходит водитель. Рыжая  борода, куртка от армейского  камуфляжа, непонятного цвета штаны. Не хватает только зелёной повязки и перемотанного изолентой автомата. Узнаю старого знакомого,  с кадыком. Я  почти уверен, это и есть Мурдалов.По плану их должен был встретить Першинг. Но его нет, и что теперь делать мне?

Мой знакомец ныряет куда-то в развалины и через минуту появляется обратно,  с каким-то длинным свёртком, завёрнутым в полиэтилен. А вот и снайперская винтовка. На работу собрался, с-сука! Наших ребят отстреливать.

Затаив дыхание навожу стволы пулемётов на  лобовое стекло.

-  Где Першинг? Почему не стреляет Клок? Уйдёт ведь тварь!..

Чеченец уже садится за руль. Поворачивает ключ зажигания. Двигатель начинает работать.

- Господи, помоги! Огонь!

Затаив дыхание выжимаю кнопку.

Пулемётная очередь вдребезги разносит стёкла, рвёт металлическую обшивку дверей и кузова. И как-то резко наступает тишина. Я хочу подойти к расстрелянной машине  и понимаю, что ноги едва слушаются меня. Из развороченного кузова тянет сладким и приторным запахом парного мяса, развороченных внутренностей. Вместо лица у чеченца кровавая каша.

Пули разворотили ему грудь и живот. Красное мясо, сизые кишки.  Кровь идет сгустками,  темными пятнами оседая в грязи.Надо обыскать труп. У него должны быть документы. Мои пальцы возятся в кровавом месиве кишек.Водительские права, паспорт, залиты  липкой кровью…

Всё как в тумане, секунды кажутся вечностью. У меня возникает ощущение, что это происходит не со мной. Илипкое противное ощущение крови на лицемне кажется, что меня ею просто умыли. Прихожу в себя от боли в руках. Я тру ладони куском кирпича, я содрал кожу стараясь стереть кровь.

Опускаюсь на корточки, Першинг суёт мне в рот зажжённую сигарету. Догорая, она обжигает мне пальцы, и я автоматически прикуриваю от нее новую. Совершенно не помню как появился Прибный.

-  Кто стрелял?

Я молчу.

Степаныч оглядывается по сторонам, заглядывает в машину и горестно машет рукой.

-Клок, быстро тащи бензин и уходим.  Нас здесь не было.

-Степаныч, у него же оружие было, винтовка.

-Оружие тоже в огонь.

Кто из ребят пробует возразить

- А может быть доставить его в комендатуру? Это же боевик. Да и Олег на его совести.

Прибный взрывается

- Может быть кто нибудь из вас хочет стать новым Ульманом? Или Будановым?.. Выполнять приказ! Все на броню. Уходим.

Клок уже бежит с канистрой. Долго возится перед машиной. Наконец вспыхивает пламя.


Категория: Герман Сергей | Добавил: museyra (07.03.2014)
Просмотров: 709 | Теги: ЛитПремьера, Герман Сергей | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Все смайлы
Код *: