Главная » Статьи » ЛитПремьера » Герман Сергей

С.Герман. Контрабасы, или Дикие гуси войны. Часть 7

Сергей Герман. «Контрабасы, или Дикие гуси войны» (Часть 7)

Ухо

Первым на Клока обратил внимание Саня  Спесивцев.  Он всё косился и косился на него, а потом, когда Клок вышел из кубрика, подошёл к Прибному.

- Командир, тебе не кажется, что Клок под постоянным кайфом?

Степаныч чистит автомат. Смазывает его маслом, любовно полирует мягкой ветошью.

- Ну и что? У нас половина роты, если не на службе к вечеру под кайфом. Вино вместо воды пьём. Сам же знаешь.

- От него перегаром никогда не пахнет. Он вообще не пьёт!

Прибный, вздыхает и нажимает спусковой крючок. Оружие щелкает.  Степаныч продолжает нажимать спусковой  крючок снова и снова

- Щёлк!…Щёлк!…Щёлк…

- Что у него? Колёса или наркотики?

- Не знаю. Но на торчков я в зоне насмотрелся. У него глаза обмороженные, как у рыбы.

- Ну да, ну да…

Входит Клок. Прибный подходит к нему вплотную, долго долго смотрит в глаза

- Раздевайся!

- Зачем?

- Затем. Медосмотр буду проводить.

Степаныч внимательно осматривает вены.

- Одевайся. Выворачивай тумбочку! Теперь сумку!

На дне сумки тёплый свитер, дополнительное бельё, завёрнутый в узел носовой платок. Степаныч развязывает узел.

Первой мыслью было, что Клок зачем то прячет грязную курагу. Второй, почему одна..?

Домыслить я не успел, почувствовал, как тошнота поднимается к горлу. Пережив два рвотных позыва, но так и не срыгнув, я выдохнул:

- Бля-яя!..

Кажется, что это сказали все…

Невозмутимым остался только Прибный. Он потрогал отрезанное сморщенное человеческое ухо, пальцем. Понюхал. Мне показалось, что сейчас он его лизнёт…

- Ты что, Клок?..Некрофил?..

Это был единственный здравый вопрос.

Клок молчит.

- Это чьё? Убиенного Лёхой чеченца?

Лицо Клокова начинает медленно наливаться кровью.

- Ты понимаешь, что ни один человек в здравом уме такое не будет собирать и, тем более,- хранить! Или ты, психопат? Идиот? А если какие-то чечены  увидят? вот визгу будет: Уши! Уши! Наших братьев! При этом еще и они правы будут, и по их понятиям, да и по нашим тоже! Кому это понравится? А может, у тебя крыша поехала?

Собирай монатки и сегодня же во взвод. С ротным я договорюсь.

За Клокова вступается Спесивцев.

- Степаныч, погоди. Может оставим? Без снайпера остаёмся. Остальные и в корову не попадут.

- Нет! Я сказал. Уши режут малолетки и те у кого крыша поехала. Мне в разведке психи не нужны. Ты можешь пытать или резать врага на ленты, для того, чтобы получить от него информацию.  Это работа.

Но если ты начинаешь это делать для удовольствия- это болезнь. Если для того, чтобы потом покрасоваться перед девками своей крутостью- долбоебизм. И тех и других я презираю. Клок, п-шёл вон!

Вечером, когда Прибный уходит на доклад к ротному, Гизатулин не выдерживает.

- Парни, а вы знаете, что мне предлагала эта сука? Мы заинтересованные поворачиваем к нему головы.

- Переговорить со Степанычем, чтобы прикрыл от начальства в случае чего, и во время следующей зачистки разжиться у чехов  барахлишком. Дескать не мешало бы в кубрик телевизор поставить, да и видик был бы не лишним.

Шашорин бросает.

- А зря ты со Степанычем не поговорил. Он бы вас обоих сразу и зачистил.

Следователь

Через несколько дней, приехал следователь из военной прокуратуры. Ребята были на выезде, я приболел, валялся на кровати.

Следователь в камуфляжной куртке, но звёзд на погонах нет. Наверное для конспирации. Хотя сразу с порога же объявил, что он капитан. Я налил ему чаю.

Капитан размешивает ложечкой сахар.

- Обыкновенная история, – говорит он мне, в двух километрах отсюда, между блокпостом и селом, обнаружена сгоревшая машина. Мы уже провели опознание. Это житель Гудермеса, мирный житель Зелимхан Мурдалов! У него большая родня, дядья, двоюродные братья, кое-кто из в милиции, а также в правительстве республики.

Есть версия, что убийство совершили военнослужащие нашей комендатуры.

Свидетели видели, как рано утром из села выезжала бронемашина с затёртым бортовым номером. Через блок-пост она не проезжала.

Этому делу дан ход, приказано разыскать его убийц и осудить.

Я вполне резонно ответил, что ничего не знаю.  А Мурдалова могли и боевики жизни лишить, учитывая, что у него родственники в милиции.

Следователь покивал головой, согласился. Он вообще неплохим  мужиком оказался, понятливым.  Хорошо мы с ним поговорили.  Но капитан сказал, что пообщается ещё и с остальным народом в роте, а потом может быть вызовет меня к себе.

После разговора я заскочил в дощатый туалет. Показалось, что на дальнем очке кто-то сидит, в натянутой на самые уши шапке. Клок?  Что здесь делает этот урод? Говорил ли с ним следователь?

Утром меня вызывает ротный.

- Вы чего творите, разведка? Спокойная жизнь не нравится? Экстрима захотелось, подвиги Рэмбо не дают спать?

Я не боюсь майора, что он мне может сделать после того, что я сделал с собой сам. Я просто хочу спать. Я устал от  войны и липкой чеченской грязи.

Не спрашивая разрешения я опускаюсь на стоящий стул.

Нашего командира кажется зовут Игорь. Он на восемь лет моложе меня.

- Чего ты разорался? Иди лучше срочникам расскажи как им жить дальше. После всего, что они здесь видели и пережили. Как им потом  детей воспитывать? Им хуже чем тем, кого убили. Потому что мёртвым уже нечего бояться. А они боятся всего и всех, боятся боевиков, своих офицеров, собственной тени. Боятся быть убитыми и боятся убивать сами, потому что завтра их могут арестовать за убийство мирных жителей. А где ты здесь видишь мирных жителей?..

Ну арестуй меня, сдай прокурору, посади в яму!

- Обойдёшься. Пока насчёт тебя не поступило никаких распоряжений, поедешь с ОМОНом на третий блок-пост, заберёте там легкораненого. Доставите его в Моздокский госпиталь. Лучше всего для тебя будет если обратно не вернёшься. Рви контракт, переводись в другую часть. Мне всё равно.

Не прощаясь и шаркая ногами я выхожу.

Расстрел

На блок-пост отправляется БТР. На броню садится командир ОМОНа, жилистый, усатый. Вооружён как Рэмбо, РПГ-18«муха», подствольник ГП-5, комплект гранат, перевязанные изолентой магазины в карманах разгрузки.

Капитан садится справа на люк, ноги в корпус. Водитель срочник, у него типично русское лицо. Веснушчатое, с белыми ресницами и такими же бровями над светло-голубыми глазами. Водитель их постоянно щурит. И когда говорит, и когда слушает, и когда просто курит. Сержанту  лет двадцать лет, наверное скоро дембель.

Водитель и стрелок находились в броне внутри. Над водителем сидит  прапорщик связист. С левой стороны за ним солдат и еще несколько спецназовцев. На БТРе уже ревёт двигатель. Выходит ротный и передаёт прапорщику приказ военного коменданта остаться и обеспечить  телефонную связь.

Я запрыгнул на броню. Омоновец передаёт мне свою «муху».

Я кручу её в руках, капитан понял меня по своему. Наклоняется к моему уху.

- Не с-ссы. Открываешь заднюю крышку и раздвигаешь трубу до упора. Откроется передняя крышка, а предохранительная стойка и мушка встанут вертикально.  Поворачиваешь предохранительную стойку вниз до упора и отпускаешь её. Для  выстрела жмёшь на спусковой рычаг шептала. И всё, враг повержен. Запомнил? Тогда поехали!

Чинно и размеренно мы двинулись вперёд.

Мы отъехали от комендатуры километров пять. Перед поворотом на блок, БТР сбавил скорость.  Именно там нас и ждали. В левый борт ударила граната. Стреляли под углом и она  уходит рикошетом в землю, сорвав защитный щиток с брони. Тут же прилетает вторая с правой стороны. БТР  подбрасывает вверх. Взрывная волна бьёт по ушам, я резко перестаю слышать.

У капитана к ноге были привязана гранаты к подствольнику. Они сдетонировали и взорвались. Левую ногу   оторвало ниже колена, она держалась только на брюках. После взрыва всё заволокло дымом.

Машина резко сбавила скорость, но очнувшийся водитель поняв, что впереди возможно ждёт  засада вывернул руль и повернул машину назад.

Я стреляю из «мухи» на огоньки выстрелов. Солдата, сидевшего на броне по ходу движения сзади и слева, сносит на землю огненной струей от выстрела…

Странная вещь – человеческая психика. Иногда в моменты наивысшего  напряжения тебе может просто зациклить на какой- нибудь мысли. Память цепляется за то, что, в обычной жизни промелькнуло секундным эпизодом…. Я же не купил Машке….

Откуда то с высотки короткими злыми очередями бьёт пулемёт ПКМ, в след за ним закашлял ДШК.

Пули свистят над  головой. Рикошетят о броню, разлетаясь в разные стороны с противным визгом.

Даю несколько длинных очередей куда то в сторону. Кусаю губы и кулаки, пытаясь унять дикую дрожь в руках, но понимаю, что это бесполезно, и снова стреляю,стреляю.
Раздаются выстрелы сзади, за моей спиной. На малую долю секунду обжигает мысль – обошли… всё копец

Но наш БТР продолжает движение в направлении комендатуры, несмотря на то, что машина повреждена и еле ползёт.

БТР встал у входной двери и под прикрытием ОМОНа раненых занесли в комендатуру. Там капитану хотели поставить промедол. В  руке у него был зажат шприц-тюбик. Но он уже  умер.  Живыми на  БТР остались водитель, стрелок-оператор  и я. Солдат и двое омоновцев слетели с брони.

К месту засады тут же выехала группа. Но боевиков не нашли.

Меня тошнит. Я знаю, что при контузии надо выпить водки. Но я  не могу сказать об этом. Язык мой, как деревянный.

В кафе

В селе работают несколько кафе. Там у огня сидят люди и слушают музыку. Рядом стоят столы, накрытые чистой клеенкой. Можно заказать себе домашнюю еду. Обычный дорожный набор, с учётом чеченских реалий: палёная водка, какой-то подозрительный кофе, шашлык, который не хотят есть собаки, и галушки,   приправленные чесночным соусом.  За  столиком в углу сидят два милиционера. Они тупо и безнадёжно  пьяны.

Я уже начинаю понимать, что это единственный способ забыть о том, где мы находимся. У меня болит перевязанная голова и я тоже пьян. Но мечтаю напиться  так, чтобы протрезветь только в России.

Рядом с кафе бегают двое чеченских пацанов лет 5-7 от роду. Пацаны зыркают на нас глазами, а потом отбегают на безопасное расстояние и  имитируют  стрельбу из автомата по сидящим в кафе русским солдатам,

- Паф-паф! тра-та-тата!!!

Из ворот дома выходит бородатый чеченец, хватает пацанов за шкирки и утаскивает домой.

В кафе забегает Першинг,

- Лёха, собирайся, через полчаса  в Моздок идёт машина. Тебя сдал Клок.

- Зач-чччем..?

- Что зачем? Уезжать? Или зачем сдал?

- Зачем… сссс-дал…

- Понимаешь, есть люди, в которых живет Бог. Есть люди, в которых живет дьявол. А есть люди, в которых живут только глисты. Вот это о нём. Ладно. Разберёмся сами.

Степаныч сказал, что тебя вызывают в прокуратуру. Если не уедешь, тебя отдадут чехам. Сам понимаешь, что с тобой будет. Документы он отправит потом. Держи деньги на дорогу.

Суёт мне в карман несколько мятых купюр. Вытягивает из моего кармана гранату РГД.

-  Ос-ссставь… на память.

- Ни к чему. Зачем тебе в дороге лишний геморрой.

Мы обнимаемся. Митя хлопает меня по плечу.

- Езжай. Лечи свою башку. В крайнем случае, из тюрьмы тоже есть выход. Это из могилы нет! А мы сейчас на село. Проедем по адресам. Будет очень жёсткая зачистка.

Через несколько часов меня встретил Моздок и его грязные разбитые улицы.   Местный таксист, за час довез меня до Прохладного. Я даже успел на фирменный поезд «Осетия».

Уже глубокой ночью я стоял на перроне  вокзала родного города.

Через месяц мне пришло письмо, что  ребята подорвались на фугасе.

Эпилог

Я очнулся, пошевелил вспухшим и шершавым языком… Это не страшно, это всего лишь сон и я пока ещё жив. Но все  мои  сны одинаково  бесконечны,  и страшнее яви. Потому что в них я вижу лица людей, навсегда оставленных там.

Серое чеченское небо, липкую рыжую грязь и кровь. Я ненавижу  свои руки, себя, весь народ, допустивший возможность безнаказанно УБИВАТЬ. Я чувствую всем существом, что в такой стране у меня места нет. Я хочу вырваться из этого кровавого человеческого месива в какую-нибудь беззвучную тишину, в тихие поля, в тихие леса, необитаемый остров…

Но я знаю твердо, что уже никуда не вырвусь. Моё прошлое навсегда останется со мной…

Я не убийца, по-житейски говоря.

Не злой, не подлый.

Но было так, что автомат с плеча

И хлестанешь по людям, как мишеням.

Я пули слал, души не теребя.

Я бил врагов. И всё-таки не скрою,

Что каждой пулей будто и в себя…

С тех пор живу с подстреленной душою.

КОНЕЦ ПЕРВОЙ КНИГИ

Категория: Герман Сергей | Добавил: museyra (07.03.2014)
Просмотров: 728 | Теги: ЛитПремьера, Герман Сергей | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Все смайлы
Код *: