Главная » Статьи » Мнение » Вепхвадзе Джованни

Д.Вепхвадзе. Коллекция и коллекционирование

 ДЖОВАННИ ВЕПХВАДЗЕ(Грузия)



         Коллекция и коллекционирование

 

 

 С чего начинается коллекционирование, и коллекционирование живописи в частности?

 Все может начаться с простого эпизода. Кому-то на день рождения сослуживцы подарят картину. И если это семя попалo на благодатную почву,  то это  довольно часто начинает давать свои плоды. Одна картина, это еще не коллекция, две тоже, и даже три, но затем наступает момент, когда это уже коллекция. После какого числа несколько картин становятся коллекцией, этого я сказать не могу. Этого даже будущий коллекционер не заметит. Но это так. Наличие художественных произведений еще не означает, что их обладатель коллекционер или обязательно им станет. Многие, имея дома картины, доставшиеся им по наследству или полученные в виде подарков, рассматривают их не более как предметы украшения интерьера их квартир. И неизвестно, сколько еще работ им должно достаться, чтобы они почувствовали себя коллекционерами и в них проснулась  страсть к  собирательству. Ведь коллекционеры это люди с особым складом мышления. Часто  у них с детства есть страсть что-то собирать. Некоторые собирают марки, другие -монеты, спичечные этикетки и так далее. Вот именно из людей с этим складом ума в дальнейшем получаются заядлые коллекционеры, и в том числе коллекционеры живописи. Люди, которые не обладают этой чертой, никогда не станут коллекционерами, сколько бы им не доставалось картин, будь то в наследство или в виде подарков.

А может начало коллекционирования наступить и по-другому. Скажем, любитель живописи покупал альбомы по искусству, а затем начал покупать и саму живопись. Может быть еще много других вариантов, но те, что я назвал самые вероятные.

                       В.Маковский. Любитель живописи(портрет коллекционера И.Е.Цветкова)


А легко ли собрать хорошую коллекцию живописи? Почти невозможно. Во-первых, надо в ней хорошо разбираться.  Во-вторых, надо иметь много денег, и не скупиться. В-третьих, надо иметь удачу, а это значит, в нужный момент оказаться в нужном месте и   притом с деньгами.

Будучи сам живописцем, я на своем веку повидал много коллекционеров и успел сделать кое- какие выводы на их счет.

Скажу с самого начала, что они все любят живопись, правда по-своему. И абсолютно все уверены, что хорошо ее понимают и разбираются в ней, во всяком случае лучше самих художников. Но должен сказать, что все коллекционеры, во всяком случае те, которых я знаю, не могут сказать, что обладают лучшими работами тех художников, которые представлены в их коллекциях, поскольку лучшие работы уже ушедших известных художников находятся в государственных музеях. А те работы, которые государственные музеи еще не приобрели, находятся у наследников, которые не спешат с ними расстаться, до тех пор, пока не продадут худшие. Понятно желание коллекционеров обладать работами известных художников. Но какими работами? вот в чем вопрос. Поэтому им приходится довольствоваться тем что им предлагают. Тем более, что в настоящее время, к сожалению, подпись художника имеет большее значение, чем качество работы, им написанной. Вот и получается, что современный коллекционер может иметь посредственные работы хороших художников.

А что, он не может иметь лучшие работы? Почему нет? Он также может иметь лучшие работы посредственных художников, поскольку сами художники или члены их семей не настолько избалованы ценами  и готовы уступить любые работы, практически за бесценок. Правда, в этом случае коллекционер не может похвастать подписями, хотя именно это для него имеет первостепенное значение.  Также он может приобретать сомнительные работы не менее сомнительного художника, начать его популяризировать, рекламировать или, как сейчас говорят, раскручивать.

Но это редко достигает желаемого результата, поскольку требует больших капиталовложений, на которые обычный коллекционер вряд ли пойдет.  Если бы он был готов много платить за произведения искусства,  не покупал бы задешево работы посредственных художников, чтобы затем много тратить на их популяризацию.

Нельзя упускать и того факта, что сами художники и члены их семей, в том числе и наследники, нередко сами становятся коллекционерами своих работ, и так легко с ними уже не расстаются. Ведь как много в последнее время открывается частных домов-музеев, квартир-музеев одного художника, основанных членами их семей!

Даже в советский период открывались подобные музеи, которые официально назывались «музей на общественных началах».

До второй половины 19 века такого не было, ибо картины, в основном, приобретались очень богатыми людьми и сам художник не мог себе позволить роскошь не продавать свои работы, а их собирать.  В голову такое ему не приходило, поскольку тогда работы делали на заказ. Отсюда и персональные выставки не проводились. А вот когда художники стали работать не только на заказ, но и «для себя», у них  начали собираться непроданные  и невостребованные работы, и чем меньше работ у них продавалось, тем больше работ собиралось в их домах и мастерских. Тогда поневоле возник вопрос о проведении персональных выставок и появилось понятие «наследие художника».

Мне трудно представить что во времена Тициана или Рембрандта, они устроили бы свои персональные выставки.

Но вернемся к коллекционерам. Для одних коллекционирование просто увлечение, хобби, как говорят теперь. Для других это страсть и цель жизни.

Любой коллекционер стремится повысить в глазах окружающих значимость собственной коллекции. Все художники, представленные в ней, для коллекционера чуть ли не гении, а все работы сплошные шедевры. Тут он, как часто бывает, теряет чувство объективности. Попробуй доказать ему, что художники, представленные в его доморощенной коллекции, посредственные, работы средние и ничего стоящего у него нет. Так он будет обвинять тебя в чем угодно, будет кричать, что ты ничего не понимаешь в искусстве, что ты неуч  и так далее. Но стоит тебе похвалить его коллекцию и умнее тебя для него никого не будет.

Но почему коллекционеры так необъективны к работам из своей коллекции, что не могут критически подойти к ним. Это напоминает родителей,  которым неприятно, когда плохо говорят об их детях,  независимо от их  достоинств и недостатков. С этим уже ничего не поделаешь. Коллекционер не может и не хочет понять, что практически у него нет никаких шансов собрать достойную коллекцию, что у него не те возможности, что были у Екатерины Второй, когда ее люди на аукционах скупали целые коллекции разорившихся европейских дворян. Или как Третьяков, который скупал у лучших художников их полотна и притом хорошо им платил. Но тогда эти художники были современниками Третьякова, его знакомыми  и практически все писали на заказ.


10 520x435 29 мая 1860 года купец, меценат и коллекционер Павел Михайлович Третьяков передал Москве свою коллекцию картин

             Илья Репин. Портрет П.М. Третьякова. 1901


Конечно, коллекционеру может повезти достать хорошую картину, но это вопрос случая, и еще многое зависит  от исторических событий. В период кризисов, политических катаклизмов, революций и так далее, появляется хороший шанс за бесценок заполучить хорошие работы. Но такие события происходят далеко не каждый день.  Или же, воспользовавшись тяжелым материальным положением семьи художника, скупить у него лучшие работы. Нельзя исключать и такие моменты, как тяжелое психическое состояние, алкоголизм, распутство и другие отрицательные стороны жизни художника или его наследников, которые создадут благоприятную почву коллекционеру для пополнения своей коллекции.

Каждый коллекционер склонен преувеличивать значительность и ценность своей коллекции, а многие из них мечтают при этом создать музей на основе своей коллекции. Некоторые, правда, не уверены, что при жизни им удастся осуществить заветную мечту, но втайне питают надежду, что если не они, то их потомки, разбогатев, это сделают. Самые пессимистичные из коллекционеров, которые не надеются когда-нибудь основать свой музей, все-таки уверены, что их коллекция в один прекрасный день будет дорого цениться и ее удастся хорошо продать, хотя им очень  жаль будет с ней расстаться.

Есть и такие коллекционеры, которые набрали свои коллекции в основном за счет подарков. Как-то я был в гостях у одного крупного чиновника, который пригласил меня к себе, зная, что я собираюсь подарить его дочери  написанный мною ее портрет. Каково было мое удивление, когда,  придя к нему домой,  я увидел,  что  стены его квартиры были увешаны моими работами на тему старого Тбилиси. Я обомлел, столько работ на эту тему не было даже у меня дома. Учитывая, что я сам ни одну работу ему не дарил и не продавал, поистине было удивительно видеть около тридцати моих работ на стенах его квартиры. Как потом выяснилось, как-то ему на день рождения подарили мою работу. Она ему понравилась и он об этом сказал своим друзьям и подчиненным, и те начали, по всякому поводу, дарить  ему мои работы, купленные в художественном салоне.  Таким образом мои работы, преподнесенные в виде подарков или взяток, заполнили стены дома этого чиновника. Чем не коллекция и чем не частный музей моих работ?!

А вот вам другой случай. Один местный коллекционер заметил на вернисаже одного неизвестного художника, и стал рекламировать его работы, устраивать его выставки-продажи и расхваливать его направо и налево. Потом между коллекционером и его протеже пробежала черная кошка. Отношения испортились и сейчас этот коллекционер не только видеть не хочет этого художника, но и категорически отрицает его способности. Как ни странно, личные взаимоотношения между коллекционером и  художником больше ценятся и значат для коллекционера, чем уровень его работ.

Если в начале своей деятельности коллекционеры обращали внимание  на качество работ, то после приобретения опыта, они поняли, что качество живописи не имеет никакого значения и абсолютно не влияет на стоимость работ. Он, коллекционер, начинает сталкиваться с тем фактом, что намного большее значение имеет понятие «кто», а не «как». Видя, что работы, которые он когда-то считал хорошими,  не соответствуют тем мизерным ценам, которые за них платят,а другие работы, которые тогда ему не нравились, высоко ценятся, коллекционер начинает сомневаться в своем понимании живописи, но затем полностью адаптируется к ситуации и принимает чуждые его вкусу произведения живописи.  Должен сказать, что это болезнь не только коллекционеров, но и искусствоведов и галерейщиков и, к сожалению, большей части почитателей изобразительного искусства, короче всех тех у кого нет своей и четкой позиции относительно качества живописи. Но самое интересное, что несмотря на самовнушение, если работа рассматриваемая коллекционером не относится к художнику с большим именем, то у коллекционера  временно наступает просветление, и он объективно рассматривает произведение, не находясь под психическим влиянием имени художника.


                                  Л.Альма-Тадема. Коллекционер картин времен Августа. 1867 


Со временем коллекционер теряет способность осознать качество произведения. Он уже не воспринимает произведение таким, как оно есть. Для него на первый план выходит имя художника, а не качество. Чувства его притупляются, он теряет критерии. Для него становится важней чем собственные ощущения то, что признано. Если раньше он меньше знал  и ориентировался, в основном, на собственную интуицию и вкус, то став коллекционером, он эти ощущения потерял, но стал больше «разбираться в искусстве» и даже больше самих художников, как ему кажется.

 

Коллекционеру отнюдь не безразлично, кому достанется его коллекция, после того как он уйдет туда,  где никто и ничего не собирает. Они всегда испытывают страх от мысли, что их наследники не будут так бережно относиться к их детищу,  а что еще хуже - могут все разбазарить. Поэтому коллекционеры, еще при жизни стараются обеспечить своим коллекциям благополучное будущее. Те, у кого дома есть дети, внуки, племянники, хотят привить им любовь и бережное отношение к коллекции. А тех потомков, которые еще не выбрали профессию, стараются сделать  искусствоведами, чтобы те профессионально продолжили начатое коллекционером дело.

Хотя бывают и такие наследники, которым не терпится продать работы покойного художника. Наследники, зная, как он ценился при жизни, после его ухода в мир иной, автоматически поднимают в разы цены на его работы.

Единственный шанс  коллекционера задаром или очень дешево достать работы талантливого художника, это получить его работы до признания и ждать пока тот станет известным, и цены на его работы поднимутся. Но это очень рискованно, потому что художника могут так и не признать, несмотря на его талант. Иногда коллекционер все-таки рискует, и, покупая, надеется, что может быть после смерти художника его талант будет признан, и цены на его работы вырастут. И если не при жизни коллекционера это случится, то, хотя бы его наследники и потомки дождутся этого и будут гордиться, что в их коллекциях работы известных и востребованных художников. Но тогда они, скорее всего, продадут его работы и они окажутся или в государственных музеях или у богатого коллекционера. Бедные редко позволяют себе роскошь иметь дорогую коллекцию не только из-за отсутствия средств, но и по причине безопасности ее хранения. Ведь картины не только покупают, но и воруют.

Что мешает коллекционерам иметь лучшие работы художника, кроме тех случаев, когда сам художник не хочет продавать свои лучшие работы.


 



Коллекционеру мешает еще и то, что он не готов и не хочет платить за работы их действительную цену, а стремится заполучить хорошие работы как можно дешевле (если не сказать даром). Поэтому коллекционер, как правило не участвует а аукционах. Аукционы больше для олигархов, которые иногда тоже собирают произведения искусства, но так, между прочим. Их не называют коллекционерами, хотя те и обладают большими и ценными коллекциями. Для олигархов приобретение картин не столько является преклонением перед искусством, сколько рекламой своих финансовых возможностей и вкладывание капитала в нечто ценное.

 

Со временем коллекционер настолько привыкает к экспонатам своей коллекции, что начинает воспринимать себя почти автором этих работ. Помню, как на одной крупной выставке грузинских художников, где были выставлены и работы, принадлежавшие одному богатому коллекционеру, тот бегал по выставочному залу от одной картины к другой и всем знакомым говорил «Это моя работа, и это тоже моя работа». Если бы кто-то не знал, что это всего лишь коллекционер, то подумал бы что он и есть автор этих работ.

 

И, в отличие от художников, коллекционер может взахлеб рассказывать о достоинствах «своих» картин, и, не дай бог, кто-то посмеет сказать что-то не так в их адрес. С этого момента тот критик падает в глазах коллекционера, как человек ничего не понимающий в настоящей живописи.

Иногда коллекционерами живописи становятся некоторые галерейщики, хотя изначально такой цели себе не ставили. И вот как это происходит.

 

В настоящее время большинство выставочных залов принадлежит частным лицам, так называемым галерейщикам или галеристам (называйте их как угодно), которые за определенную плату выставляют в этих залах работы художников. Это персональные выставки, групповые выставки или выставки-продажи.  По договоренности с галеристом, художник может вместо платы за аренду зала, оставить какую-нибудь картину, которая устроит хозяина галереи. Так, от случая к случаю, у галериста набираются работы художников, которые тот или продает или оставляет себе. И, таким образом, у него постепенно собирается коллекция, а он сам становится коллекционером.

 

В основном коллекции пополняются за счет приобретений, и, исходя из этого, экспонаты коллекции имеют для коллекционера цену. Поэтому  коллекционер в дальнейшем может рассмотреть возможность продажи экспоната.

Коллекционер не исключает обмена и продажи некоторых работ своей коллекции, в основном для получения средств, нужных для приобретения других работ, которые, по его усмотрению,  более перспективны с точки зрения их будущей стоимости.

Коллекционер внимательно следит за рейтингом представленных в его коллекции художников. Он всегда болезненно воспринимает падения рейтинга  «своих» художников, так как это влечет относительное падение цены работ и, соответственно, всей стоимости его коллекции.

Статья о коллекционерах и коллекционировании была почти закончена, когда  мне позвонил один солидный коллекционер и взволнованным голосом сообщил, что одной известной художнице, чьи работы  хранились в его коллекции, снизили рейтинг.

-Я знаю, и тебе будет неприятно, я вчера всю ночь не спал, переживал, -пожаловался он мне.

-А какое это имеет значение, -ответил я,- ее  работы от этого не станут же хуже.

-Что ты говоришь, -запротестовал коллекционер, - понижение рейтинга понизит автоматически ценность моей коллекции.

-Кстати, я сейчас пишу одну статью на тему коллекционирования картин, -сообщаю я ему, - когда закончу, то непременно дам вам прочесть.

-Очень интересно, - заинтересовался мой собеседник, - только обязательно напиши, что очень много ходит подделок. Из-за этого все боятся покупать работы хороших художников, думают, что подделки.

-Но если это хорошие художники, то, не так легко технически подделать их работы, - возражаю я.

-Ты не знаешь какие сейчас фальсификаторы работают, они еще сильнее чем художники, которых подделывают.

 

-Обязательно напишу об этом. А вы не переживайте, - успокаиваю маститого коллекционера, - рейтинг такая вещь, сегодня низкий, завтра высокий. Это величина непостоянная.  Всего наилучшего!

Желая приобрести какую-нибудь работу, коллекционеры часто испытывают некоторые сомнения относительно цены, которую просят за картину.  Коллекционер не может рассматривать произведение, которое собирается приобрести, вне размышления о его  цене. Даже если он считает, что картина стоит тех денег, что за нее просят, все равно стремится купить дешевле, хотя всегда надеется, что со временем она будет стоить дороже, независимо от того, собирается ли он в дальнейшем продавать ее или нет. Ведь коллекционер еще и потенциальный продавец, и как каждый торговец, не равнодушен к цене товара. К тому же, не надо забывать, что, покупая работу известного художника не из рук самого автора или члена его семьи, коллекционер всегда испытывает сомнения относительно подлинности картины. При всей уверенности в собственной компетентности, он не исключает и компетентности фальсификатора в своем ремесле.

Для коллекционера фальсификатор это преступник номер один, который всегда остается для него невидимым, превосходит его в хитрости и в отличие от него профессионал высокого уровня. Эти опасения коллекционеров не лишены оснований, учитывая сколько фальсифицированных работ находится на рынке картин, а также в частных коллекциях и даже в некоторых музеях. Как тут не сказать, что погоня за подписями известных художников, преклонение перед их именами и огромные цены на произведения искусства играют не последнюю роль в появлении фальсификаторов и их «творений».

При этом нельзя не отметить, что коллекционеры довольно редко пополняют свои коллекции, и, как правило, делают это с большим опасением. Кроме того, что одним из факторов является цена , которую они должны заплатить за новую работу, у них всегда есть опасение, что они переплачивают, и что работа таких денег не стоит, и что, если в дальнейшем им придется с ней расстаться, то за нее уже не заплатят столько, и коллекционер останется в убытке или вообще не сможет продать эту картину.

С другой стороны коллекционера мучают сомнения, что если он сейчас не купит это произведение, то в дальнейшем будет переживать, что упустил такой шанс, который больше не представится. Но если он и согласен заплатить ту сумму, которую просит продавец, у него все равно возникают сомнения в подлинности произведения. У коллекционера при покупке всегда присутствуют опасения и подозрения, что его хотят надуть, пользуясь тем, что он страстно любит живопись и желает приобрести новую работу для пополнения своей коллекции. Он боится, что ему пытаются подсунуть хорошо исполненную подделку любимого художника.

И тут коллекционер начинает сомневаться в собственной способности атрибуции художественного произведения. Вся его уверенность куда-то пропадает. Ему уже нужны заключения экспертной комиссии и справки, как будто эти справки и заключения не пишут такие же люди как он, и исходят из личных наблюдений и опыта. Коллекционер вдруг начинает прибегать к совету тех, которых до этого он считал менее компетентными в вопросах понимания искусства, чем он сам. Его охватывает страх ошибиться. А рисковать он не хочет. Ибо он не игрок, он коллекционер.


Выпуск июль-август 2015

Copyright PostKlau © 2015


Категория: Вепхвадзе Джованни | Добавил: museyra (23.07.2015)
Просмотров: 736 | Комментарии: 1 | Теги: мнение, Вепхвадзе Джованни | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: