Главная » Статьи » Нравы и мораль » Нравы и мораль

Н. Нестерович. Куда идешь?


                          Куда идешь?

Мое детство прошло в стране,  где  Бог был под запретом.  Не явным таким противозаконием, но  осуждаемым  в общей массе.
 Помню  в школе училась Елена, семья которой  постоянно посещала  церковь.   Девочку называли словом  «верующая»   с  налетом   презрительного  удивления.  Типа:  «ты представляешь!!?»

Однажды большой компанией  уже юных людей   мы забежали в храм.  В 16 лет  многое  по приколу.  Там протекала  служба и были люди.  Именно люди меня поразили больше всего,  вернее их присутствие там.  Нас  так долго приучали к мысли, что  ставить свечи это  пережиток,  поэтому видеть  целую толпу  в пережитке было очень  необычно.  Пахло ладаном,  протяжно затягивался  батюшка,  смотреть  казалось  даже  интересно.  Но когда  прихожане  скопом рухнули  на колени,  наша стайка выбежала из храма со смехом.  Долго еще потом мы обсуждали  какие мрачные  одежды и лица у этих людей. 
В общем,  было все  как-то не по-советски.
 
Сильнее прочего  поражало   зачем эти люди  обрекают  себя  в такую  плотную   психологическую   зону  отчуждения.    «Ветер рвет паутину»  в то время  задавали для внеклассного чтения,  и  мы книгу  конечно читали запоем.  Поэтому  верующий   тогда  ассоциировался  с  чем-то темным, угрюмым и траурным.  Почему люди осознанно  выбирали этот странный путь  я не понимала.

 Даже после  великого развала   когда повсеместно  стали расти храмы и воскресные школы,   такое представление  о  религиозных людях  долго еще было  для меня  основным. Уже гораздо   позже, когда храмы набились вполне себе  современной толпой,  верующие  внешне перестали  сильно отличаться  от   атеистов.   По сути   все  различия  свелись к тому,  что одни ходят в храм, а другие нет.



И вот уже  давно теория взрыва  перестала  быть единственной.  Говорить о Боге стало  обыкновенно и  свободно.  Иногда это даже   преподается в школах.  Большая  часть  человечества уже не  ВЕРИТ, а ЗНАЕТ.  Потому что само слово «верить»   всегда предполагает  сомнение.  Так вот  сомнений всё меньше.   Если у штурвала не ты  значит  капитанит  кто-то  другой.  Это логика, а не вера. Бог есть.

А вера, пожалуй, это нечто иное. Главный вопрос - веришь ли ты в человека  распятого  при Пилате.  И даже не так.  Дилемма  заключена -  веришь ли ты в его путь.  В путь  добра, любви, прощения и смирения.  Веришь ли ты в этот вектор,  который ведет на свет.  Потому  что если  веришь,  значит  обязательно попытаешься  и следовать по нему.  А  вот здесь момент веры становится самый сложный.  Здесь та самая  проверка на вшивость и заложена.  Примкнуть к конфессии  и стать канонически  определенным,  это  одно.  А вот  добровольно  надеть на себя терновый венок и шагнуть на путь крестный,  это совсем  уже другое.  Простить то,  что простить нельзя.  Любить то, что порой вызывает отвращение.   Отказаться от того,  что  завладело твоей сутью.  Это и есть - следовать.

К сожалению религиозность по-прежнему разделяет.  Верить в добро и воевать  за веру - понятия взаимоисключающие. В своих собственных попытках  следовать  по заданному еще  на  Голгофе  направлению, я постоянно  оказываюсь на обочине.  Это  слишком трудно  прощать и любить.  Так что,  из меня  плохой последователь.  Но все равно я очень верю в этот путь.  И еще  чувствую, что   если внутри нет  Бога, то  и в храмах  его не найдешь.  А если Бог в тебе, то в любом месте для тебя будет храм.
 
Сейчас, когда открыто  ходить  в церковь перестало быть подвигом   я иногда  думаю, а что  если вдруг снова всё поменяется,  если вдруг  ставить свечи снова  станет  под запретом. Сколько  тогда останется их… верующих
Иллюстрация автора

Copyright PostKlau © 2020
Категория: Нравы и мораль | Добавил: museyra (24.02.2020)
Просмотров: 57 | Комментарии: 2 | Теги: ЛитПремьера, Нестерович Наталья | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Все смайлы
Код *: