Главная » Статьи » РАССКАЗЫ ХУДОЖНИКОВ » Джованни Вепхвадзе

Д. Вепхвадзе. Камасутра

ДЖОВАННИ ВЕПХВАДЗЕ                                

             Камасутра

 Кто знаком с моим творчеством, вряд ли встретит в нем что либо сексуальное. Даже ню не встретит. И не потому что я никогда не писал обнаженную натуру, а потому что у меня не осталось ни одной подобной работы. Все они или носили учебный характер или были проданы (и не осталось их фотографий) или были отданы тем, кто на них был изображен, с обещанием никому не показывать оставшиеся у меня репродукции. Так что ,в отличие от моего отца и сына, ничего подобного не представлено и как видно уже не будет представлено в моей галерее. 
Эта тема всегда у меня носила характер таинственности ,так как я всегда писал лица похожими и мне позировали не платные натурщицы ,а частные лица ,которые не хотели ,чтобы подобные работы в дальнейшем выставлялись и их кто-либо видел (Кавказ как никак). 
Но сейчас я хочу рассказать не об этом ,а о другом. Как -то прочитав одну книжку, это было лет двадцать тому назад,а может и более, мне пришла мысль написать картину на тему той книжки. Она называлась "Ветки персика", но также она была известна под названием "Камасутра". Не буду ее описывать, так как думаю, что для большинства моих читателей это название не ново. 
И вот, обдумав композицию, я приступил к исполнению. Работа должна была представлять очень многофигурную композицию, где-то может быть напоминающую решения композиций Брейгеля или Босха (я так говорю чтобы читатель мог как-то представить ее). В вертикальном формате и по мере удаления планов фигурки должны были постепенно уменьшаться. Там были бы представлены все позы описанные в той книге, и я хотел обогатить композицию и колорит картины большим количеством всякой восточной утвари, коврами, драпировками, украшениями и тому подобным. Даже фигуры обнаженных и полуобнаженных тел были разных оттенков, так как хотел показать представителей разных рас. Их оттенки должны были обогатить колорит картины. 
После того как композиция была найдена и в общем построена, я приступил к расположению фигур и предметов на всей плоскости картины, развитие которой уходило в даль. Не буду здесь описывать весь ход  работы, которая, учитывая специфику картины, была весьма трудоемкой и скрупулезной, с огромным количеством фигур (свыше двухста, насколько помню) и мелких деталей, начиная от украшений и кончая узорами восточных ковров. 
Короче была проделана огромная работа, которая длилась около двух лет. Я не говорю что работал над ней каждый день, были и остановки, которые продолжались месяцами, но работа какая-то все-таки велась и картина медленно, но продвигалась. Уже многое было сделано, но еще больше предстояло сделать. Тогда я работал в своей мастерской (бывшей мастерской отца, которая мне от него досталась). Но учитывая что у меня не всегда была возможность там работать по причине частых поездок,в основном в Италию, и всяких дел, не имеющих никакого отношения к живописи, я вынужден был прерывать работу на длительный срок и конца той картины не было видно. 
Затем, для удобства ,я перенес ее домой. Но условия уже были не те. Сюда постоянно приходили, все было на виду и не хотелось , чтобы посторонний взгляд падал на работу, которая еще не окончена и у меня не было никакого желания показывать ее в таком виде. А тут еще и домашние со своими комментариями вроде "старый развратник", "совсем крыша поехала", "неудобно, кто-нибудь увидит,что скажет", "а вдруг ребенок (имелся в виду мой сын Бруно) увидит". Не знаю увидел ли кто эту незаконченную картину, увидел ли ее Бруно (судя по количеству обнаженных фигур что сейчас рисует, наверняка видел), но меня довели до того, что я решил уничтожить ее, несмотря на огромный труд, который уже успел вложить в нее. 
Вскоре представился и случай. Итальянская организация КАРИТАС, филиал которой находился в Тбилиси, возглавляемая польским католическим священником, дала мне заказ ,написать для ее пиццерии несколько картин на тему итальянских городов, которыми она хотела оформить интерьер этого заведения. Я решил, не теряя времени, приступить к его исполнению, а так как под рукой у меня не было холста подходящего размера, долго не думая, я взял свою неоконченную "Камасутру" и на ней написал площадь Святого Марка в Венеции (надеюсь,что святой простит меня за такое святотатство), которая вместе с другими картинами на схожую тематику (а именно итальянские города) в настоящее время украшает ту пиццерию. 
Я уничтожил и продал много своих работ, которых уже может быть никогда не увижу , но записанная "Камасутра " оставила в моей душе свой неизгладимый след. Я по сей день сожалею, что совершил такой поступок. Не могу понять,как я не нашел в себе твердости и не закончил ее, а взял и уничтожил. Как видно, художник, который уничтожает им написанную картину, только потому, что прислушивается к мнению посторонних, уже потерял способность прислушиваться к себе самому, это для художника первый сигнал увядания его творчества. А какой будет следующий? ...
Использовано изображение картины Джованни Вепхвадзе "Венеция. Площадь Сан Марко", 1999


Выпуск май 2018


                    Copyright PostKlau © 2018
Категория: Джованни Вепхвадзе | Добавил: museyra (21.04.2018)
Просмотров: 135 | Теги: РАССКАЗЫ ХУДОЖНИКОВ, Вепхвадзе Джованни | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Все смайлы
Код *: