Главная » Статьи » РАССКАЗЫ ХУДОЖНИКОВ » Джованни Вепхвадзе

Д.Вепхвадзе. Ленин, Партия, Джованни...

ДЖОВАННИ ВЕПХВАДЗЕ



                  Ленин, Партия, Джованни…



Ничего скандального или Чем черт ни шутит

1969 год

Я учился на втором курсе академии, когда вся страна готовилась отмечать знаменательную дату 100-летие Владимира Ильича Ленина. Помню, как в один из тех дней меня вызвали в партком академии и предложили написать пару картин на тему Ленинианы. В то время многие художники писали на эту тему. Я даже шутил, что Ленин нас кормит, имея в виду, что и мой дедушка и мой папа писали подобные картины, и на это мы жили. Художники с удовольствием писали бы на другую тему, но данная тема давала средства на пропитание, а художники, кроме духовной пищи, к сожалению, нуждаются еще и в обычной пище.

И вот я активно подключился к этой Лениниане. Я написал две картины, и два анекдота на эту тему. Об анекдотах ничего говорить не буду, ибо это литературный жанр, но о картинах скажу пару слов. Одна картина называлась «Ленин в Смольном» (Иллюстрация справа: Дж. Вепхвадзе. Ленин в Смольном. Х/М. 1969 год), а другая «Ленин в Лондоне». На академической студенческой выставке картины имели успех, во всяком случае их не забраковали. После окончания выставки я их забрал домой, и они у меня лежали прислоненными лицом к стене, вместе с другими работами, которым не досталось места на стене. Эти картины были моими первыми, и как потом оказалось последними работами на тему Ленина. Я не знал, что с ними делать. Они так и лежали у меня, пока не представился еще один случай их выставить.

Дж. Вепхвадзе. Ленин в Лондоне. Х/М. 1969 год

1976 год

Страна готовилась к празднованию 60-ой годовщины Великого Октября. Художники с радостью ждали приближения подобных дат, потому что вместе с ними приходили заказы, а затем и деньги. В то время я уже был действующим художником и тоже не прочь был немного подзаработать за счет вождя мирового пролетариата. Но чтобы получить заказ, надо было представить эскизы. И я понес на утверждение эскизов две мои картины с Лениным, о которых я говорил выше. Они были достаточно проработаны, и их можно была принять как за маленькие картины, так и за большие эскизы. Но комиссия мне их не утвердила. Все члены комиссии в личной беседе со мной сваливали друг на друга и приводили один и тот же аргумент, что кто-то из членов комиссии сказал, что это не мои работы, а моего дедушки, которого в то время уже не было в живых. Несмотря на это, я все-таки выставился на той выставке, но уже с другой картиной.

А те ленинские картины продолжали лежать у меня, и для них по-прежнему не находилось места на стене.

1985 год

Картины так и пролежали бы у меня вечно. Хотя ничего вечного нет, тем более если речь идет о картинах, даже на тему Ленина. И вот благодаря неожиданному и странному увлечению Запада соцреализмом ко мне обратились с вопросом:

- Джованни, у тебя не найдется картина папы или дедушки на тему соцреализма?

Этот вопрос мне задала Ия, которая тоже была не прочь заработать на подобных картинах.

- Я знаю, – сказала Ия, – они много писали на эту тему.

- Да писали, – ответил я, – но это были работы на заказ, они все были приобретены.

- Может что-нибудь где-нибудь завалялось, – упорствовала она.

И тут я вспомнил про две мои картины, которые не приняла комиссия, под предлогом, что это были картины дедушки.

- Вспомнил, – с наигранной радостью воскликнул я, – кажется у нас в мастерской, по счастливой случайности остались две дедушкины картины на ленинскую тему.

И мои картины, вместе с другими работами на подобную тематику, которые Ия сумела раздобыть, уплыли вместе с ней за океан.

Наши дни

- Мистер Ю., вы один из крупнейших собирателей Соцреализма. Чем объяснить это ваше увлечение, – задал свой первый вопрос корреспондент журнала по искусству Х.

- Дело в том, – заявил Ю., с видом знатока искусства, – что эта эпоха уже закончилась, и вместе с ней закончился и соцреализм. Сейчас время подвести итог. Посмотрите на мою коллекцию, здесь собраны работы художников со всего Советского Союза, бывшего разумеется. И большинство художников люди известные, многие со званием, Народный художник, Заслуженный художник. Забавно, не правда ли. Знаете, я уже успел ознакомиться с их творческими биографиями. Даже в Советской энциклопедии пришлось порыться. Вот, например, художник со званием, он из Грузии, Вепхвадзе И.А., Народный художник, заслуженный деятель искусств и так далее. Я недавно приобрел на аукционе две его картины. Не скажу что очень за дорого, но сейчас они стоят намного дороже. Они написаны незадолго до кончины художника. В свое время он был ведущим художником Грузии, протеже самого Берия.

- Вепхвадзе, кажется, я слышал эту фамилию.

- Да, у него есть также сын художник. Я прочитал о них в Советской Энциклопедии, – гордо заявил коллекционер.

- Вспомнил, – вдруг воскликнул корреспондент, – Но скажите, случайно, не имеет ли отношения к автору ваших картин некто Джованни Вепхвадзе, автор скандального бестселлера «Записки художника».

- Ни в коем случае. В моей коллекции нет ничего скандального. Хотя кто знает, надо внимательно посмотреть в Интернете, чем черт не шутит.

Как Джованни принимали в компартию

Когда я поступил в Академию, через пару недель учебы меня вызвал партком академии и спросил, думаю ли я поступать в партию. Я сказал, что мне еще 18 и у меня все впереди. Партком известный художник, профессор Датико Габиташвили знал меня с детства, так как был другом моего отца. Мой ответ его не удовлетворил и он спросил меня прямо:

 

Дж.Вепхвадзе. Автопортрет в 17 лет. Х/М. 50х70. 1966 год

- Что ты не хочешь поступить в партию?

Я ответил, что очень хочу, но пока не заслужил, стараясь уйти от разговора, который мне не был интересен. Тогда партком сказал, что я должен хорошо учиться и тогда заслужу. Он добавил:

- Обещай, что станешь отличником.

Я никогда не был отличником и в академии не старался, но когда узнал, что отличники получают хорошую стипендию, решил им стать. Уже на втором курсе я был отличником.

И вот меня вновь вызывает партком и говорит, что став отличником я приблизился к заветной цели, вступить в партию, но только быть отличником недостаточно, надо принять участие в выставке посвященной столетию Ленина. Тогда я сделал две картины "Ленин в Лондоне” и "Ленин в Смольном” (о судьбе этих картин расскажу как-нибудь, а может и покажу). Партком был доволен, он вызвал меня к себе и заявил, что я могу считать себя кандидатом.

Но именно в этот период произошла странная история. У одного нашего профессора был сын душевнобольной (тоже художник), который время от времени проходил лечение в психиатрической клинике. В канун 100-летнего юбилея его отпустили домой. Ну и он, как и все начал готовиться к знаменательной дате. Каждое утро, пунктуально он со всеми инструментами приходил к памятнику вождя и аккуратно отмерив постамент, выбивал на нем цифру 100. Никто на него не обращал внимания, думали, что так и надо. Тогда проводились активные работы по подготовке к юбилею, и все прохожие считали его действия в порядке вещей. Когда цифра «100» практически была выбита, а работал "мастер” около недели, одному из сотрудников горсовета, здание которого находилось перед памятником Ленину, пришла мысль спросить у начальства, почему именно эту цифру надо было выбивать на постаменте. Тогда и выяснилось, что работа не была санкционирована и "мастера” задержали в момент работы и как говорится, сняли с пьедестала.

Несчастного увезли обратно в психиатрическую клинику (как выяснилось уже навсегда) а по городу пошел слух, что один бородатый, сумасшедший, сын художника совершил такой хулиганский поступок. Детей художников было много, но с бородой тогда ходил я один. И вот наш начальник парткома вызывает меня к себе в кабинет, официально требует, чтобы я побрил бороду и говорит:

- Я знаю, что это был не ты, но сплетни так распространились, что трудно каждого переубеждать, что это был не ты. Так что, мой дорогой, со вступлением в партию нужно будет подождать. Сам виноват, зачем носил бороду.

- Я думал, что так больше буду похож на классиков марксизма ленинизма , – ничего лучшего я не нашел что бы ответить.

- Ты никогда не будешь членом партии,- закричал партком,- ты ничем не будешь, ты несерьезный человек. Иди на лекцию.

Тогда я не придал большого значения его словам, но по прошествии многих лет, анализируя ход всей моей жизни, я вспоминаю его слова "ты несерьезный человек”.

Категория: Джованни Вепхвадзе | Добавил: museyra (13.03.2014)
Просмотров: 610 | Комментарии: 1 | Теги: Вепхвадзе Джованни, РАССКАЗЫ ХУДОЖНИКОВ | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 1
1  
Порадовала история с психом, выбивавшим цифру 100 на памятнике biggrin в стиле грузинской комедии

Имя *:
Email *:
Код *: