Главная » Статьи » РАССКАЗЫ ХУДОЖНИКОВ » Гаянэ Добровольская

Г. Добровольская. Болгарский пленэр (Часть 4)

Гаянэ Добровольская

                     

                     

                  Болгарский пленэр

                                                       (часть 4)


 

Итак, я сходила с ума от любви. 

Об отношениях Славика с прекрасным полом я ничего не знала, ведь в прошлом у нас не было общих друзей, которые могли бы мне про него насплетничать. Пыталась отслеживать его контакты с другими женщинами через социальные сети. Все его знакомые дамы и девицы, к которым мне удалось подобраться через фэйсбук, были изучены, их профили обсмотрены вдоль и поперёк,  профессии, увлечения, дружеские и родственные связи, вероятные черты характера и особенности поведения проанализированы. Я ужасно ревновала его к ним ко всем, но удивительно, что именно ревность подарила мне драгоценнейшее переживание. 

Замаячила среди его подружек одна барышня, астеничная блондинка. Я - коренастая брюнетка, астеничных блондинок ненавижу как класс. И потому взревновала особенно. Заходила с разных сторон, чтобы выяснить, что он к ней чувствует…  Не выдержав моего напора, фэйсбуковские настройки конфиденциальности дали сбой, и я смогла прочитать их шутливую переписку, фривольную до неприличия и открывающую простор для самых смелых  предположений. 

Ревность «когтистым зверем» вгрызлась в моё сердце… Я разглядывала сайт предполагаемой соперницы в  и вчитывалась в их незатейливый диалог…

Славик с барышней долго сюсюкал и закончил воркование так: "Целую ваши чресла!"

Я стиснулала зубы! Что это, пустая болтовня, сказал, и забыл,  или все полно глубокого смысла?... Насколько близкими могут быть их отношения при такой-то фамильярности?

Пытаясь понять, страдала, напрягая чувства… Рассмотрела фотки этой девчонки, выложенные в сети.

Даа, хороша… Стройная, длинноногая и длиннорукая, плавные, изысканные линии… Волосы цвета меда – до талии… А вот она – в черном вечернем платье, запечатлела сама себя перед зеркалом, - какая пластика!!!!

Боже, что за мучения – воображать себе ЕГО ЧУВСТВА по отношению к другой!

 

…Я сидела, уставившись в монитор. И вдруг  на меня накатила теплая волна возбуждения!!! Я ощутила себя  ИМИ!  Господи, «видела» их как бы со стороны, и в то же время была им, была ею! Самым непостижимым и восхитительным было именно то, что я как будто воплотилась в них обоих! И я же была окутавшей их сладкой истомой! 




…Я видела их вместе, два обнаженных тела, только слегка соприкасающихся, чувствовала, как тепло их соединяется в общий золотистый кокон.

Ощутила напряжение в его наэлектризованных руках , как кончики пальцев скользят по её пленительным изгибам, от лопаток до талии,  от талии до ягодиц…

И вот: сладкая горячая патока заливает  их чресла, и мои собственные – тоже! И всю меня, до глаз, до макушки затопило золотисто-розовым, блаженным…

…Когда оркестр сдадострастных ощущений достиг кульминации и медленно замер, я задумалась, а приходилось ли мне испытывать подобное наяву, с живым человеком? - Неет, никогда! В жизни всегда было беднее, скучнее, ущербнее…

 

**************

Страсть заставляла меня всё время что-то предпринимать, но умственные способности ослабила. Только этим объясняю глупости, которые делала.

Например, скачала из сети разнообразные рецепты любовных приворотов и во время полнолуний все их точно по инструкции осуществила.

До сих пор у меня где-то по углам шкафов запрятаны Славиковы фотографии, закапанные свечным воском, сложенные лицевыми сторонами с моими фотками, прошитые по краям нитками разных цветов, завернутые в красные и белые тряпки. Зато уж убедилась, что привороты – полная ерунда.

 

Во время путешествия в Прагу я на Карловом Мосту прикладывала распластанные ладони  к участкам на статуях святых, якобы приносящих удачу и исполняющих желания. На тёмной бронзе эти местечки ярко сияли, отполированные миллионами рук влюблённых безумцев. (Я даже видела возле одной из скульптур очередь жаждущих счастьеносного прикосновения!)

Наш разбитной гид рассказал, что если встать точно в центре под сводом Староместской мостовой башни и загадать желание, оно обязательно сбудется. «Я свидетель!» – говорил он. –«Одна туристка загадала желание – похудеть. И что бы вы думали.? У неё вдруг начался стоматит. Неделю не могла есть – и похудела!»

 

Ну, не глупость ли?

Однако вечером после экскурсии я решительно вошла под крышу башни и тщательно рассчитала, где  её центр. Простояла там  полчаса, задрав голову, вытаращив глаза в сумрачный свод и вышептывая желания, такие простые и такие неисполнимые… 

Стыдно вспомнить: будучи на пленэре в Великом Устюге, я робко заглянула в Резиденцию Деда Мороза и , налюбовавшись на хрустальные колокольчики, украдкой озираясь, написала Деду письмо… Чего я у него попросила и в каких выражениях, надеюсь, никто никогда не узнает.

 

Заслуживал ли Славик этакой любви? Какая разница? Кто вообще её заслуживает? 

Если начать разбираться хладнокровно, можно прийти к выводу, что любовь – это всего лишь ловушка, придуманная природой, чтобы заставить нас размножаться. А все восторги и полёты воображения  –   сопутствующие психологические явления. Ну, в самом деле, разве можно решиться на то, чтобы завести детей от кого бы то ни было, если на его счёт не испытывать известных иллюзий?

Но какое, однако, счастье, говорила я себе, что, потеряв с возрастом возможность размножаться и, главное, способность испытывать иллюзии,  я всё-таки могу чувствовать любовь, да ещё с такой невероятной силой!

За это природе – отдельное спасибо!

 

И пусть убогий рассудок нудно подзуживает: то, что мы называем любовью - лишь побочное психологическое проявление детородной функции. Морок, сопровождающий невидимую жизнь эндокринной системы,  результат работы каких-то желёз, которые вырабатывают какие-то гормоны. 

Любовь – сама по себе – абсолютная ценность, делающая уникальной каждую минуту жизни.  Подвигающая нас на разные подвиги, – ведь ни что становится не трудно, – она противоречит одному из основных устремлений всего живого – экономии энергии. 

Для художников-писателей -поэтов её присутствие стократ важнее.

Сколько шедевров родилось на свет именно благодаря любви!

 

Появилось ли бы потрясающее «Облако в штанах», если б не Мария Денисова, заставившая тогда страдать Маяковского? Нет! Скажете, не она, так другая? Да, но и поэма была бы какая-нибудь совсем иная.

А не будь Лили Брик? Как-то читала рассуждения современного публициста об отношениях последней с Маяковским. Он заявил, что Брик – ничтожество, ни богу свечка, ни черту кочерга, и не стоила любви поэта. Стоила, не стоила, - не тебе судить, умник. Через нее к Маяковскому приходило Божественное Вдохновение! Для него она была проводником Силы, и  какая разница, кем она там была ещё! 

А уж если любящие – оба творцы…

Энергии их соединяются, амплитуда колебаний резко возрастает, и мир получает шедевры без счета.

Вот хотя бы  Огюст  Роден и  Камилла  Клодель.

Для меня совершенно очевидно, что их возможности удесятерялись, когда они были вместе, и тогда  Клодель оказывалась вполне конгениальна  Родену.

Да и сам Огюст… Не будь  Камиллы, создал бы он из косного холодного мрамора трепетные миражи «Поцелуя» и «Вечной весны»? 

Когда их союз распался, из скульптур  Клодель постепенно ушла вся мощь. Дело не в мелких размерах и не в ничтожных темах. Очевидно иссякание душевных сил… Её последние работы поражают меня именно энергетической убогостью.

Но ведь и Роден что-то потерял! Его произведения перестали «парить», как облака. Однако ему, видно, было, от кого получать  живительную силу любви.  А Камилла так и захирела. Как мне её жалко! Зачем надо было прозябать, сходить с ума и помирать в богадельне? Почему она не могла найти замену Огюсту? Пусть бы не такого великого,  лишь бы он её любил?  Не нашла. Высшие силы не захотели этого


 

  "Вьетнамский золотой дракон", работа автора. Одна из шести картин, украденных в кафе "Билингва"


                            Глава 3. Ещё о смысле жизни 

Славик жил с родителями.  Жены и детей у него не было. Он был, как будто, совсем лишен социальных амбиций. Подвизался когда-то в музее, даже побыл недолго начальником отдела, но карьера музейного сотрудника осталась в прошлом (по какой причине это произошло, выведать не удалось, и я сделала вывод, что имели место некие неприятности), а сейчас зарабатывал, монтируя выставки.

 

Он был достаточно востребован. Интенсивность московской художественной жизни, также его кротость, трудолюбие, а ещё весьма полезная способность внушать доверие женщинам элегантного ( и старше) возраста,  позволяли ему не только сводить концы с концами, но и ездить раз-другой в году в экзотические страны и нырять там с аквалангом.

И его это, похоже, устраивало.

Вообще он казался немного несерьезным и инфантильным. И был, вроде, буддист. В этом я не была до конца уверена, хоть и отслеживала всю доступную мне  информацию в Фэйсбук. Но спрашивать напрямую не считала нужным, так как придерживаюсь точки зрения, что о таких вещах люди сами рассказывают, если хотят, а если  не рассказывают, значит, не имеют такого желания.

 

Однако рано или поздно даже инфантильные буддисты начинают оглядываться на пролетевшую жизнь. И Славик, видимо, задал себе вопрос: а что за след оставит после себя?

 

*********

В молодости вопрос о смысле жизни, точнее об отсутствии такового, легко удается отогнать, ведь кажется, что впереди ещё столько лет на его разрешение!

 

Но наступает-таки момент, когда иллюзии опадают, как осенние листья.

И тогда свою убогую плоть обнажает Сермяжная Правда: никакого смысла нет!

Жизнь – случайный результат метаморфоз соединений углерода. Первичный бульон, амёбы, кистепёрые рыбы… Динозавры, кроманьонцы,  египтяне, греки…  Изменялись, изменялись, и доизменялись  аж до «социальных выплат незащищённым слоям населения»…

 

Откуда же в душе неистребимая вера в то, что мы появились и существуем для чего-то более важного, чем мы сами?

 

Думаю, всё просто: некоторые особи случайно (случайно!) рождаются с ощущением, что смысл у  жизни быть должен, и поскольку такие особи делают больше для выживания своего потомства, их потомство и выживает лучше, и у него, потомства, ощущение присутствия в жизни смысла  оказывается закреплено в генах.

 

А у тех, кому витальности не хватает, кому бегущая в жилах кровь не кричит весело: «Живи! Всё здОрово!», у таких существ животворные инстинкты борются с холодным рассудком, который ищет и не находит ответа на вопрос: зачем органические формы бесконечно самовоспроизводятся? Точнее так: зачем они возникают, проходят жизненный цикл, производят потомство и погибают? Не ПОЧЕМУ, не КАКИМ ОБРАЗОМ, а именно ЗАЧЕМ?

 

Вообще, экзистенциальные вопросы - это вам не хухры-мухры. Уж они как встанут, так и свет не мил становится.

 

Люди религиозные как-то там утешаются религией.

 

Несмотря на ревностное служение «Богу Живописи», я никогда не была по-настоящему верующей. Просто не была на это способна. Даже в трёхлетнем возрасте понимала только рациональные объяснения.

Точно помню, я тогда спросила что-то вроде: откуда всё появилось? То ли соседка, то ли родственница, случившаяся рядом, торжественно понизив голос, объяснила: «Мир создал Бог», - и показала рукой на висевшую в углу икону. На иконе был изображен некто в длинном красном одеянии с синими крыльями, суровым лицом и огромным  нимбом вокруг головы. Я  поняла, что это Бог и есть.

«Но кто тогда создал Бога?» - уже не спросила, а только подумала я.

«Наверно, другой Бог, старший», - ответила я сама себе, и этот старший Бог тут же мне представился. Он тоже был в красном  и с синими крыльями, но большего размера.

«А другого Бога кто создал?» - вопросы  возникали сами с какой-то необъяснимой обязательностью.

Сам  появился и ответ: образ третьего Бога, уже гораздо большего, чем второй; он со своими крыльями как бы заполнил всё пространство моей головы.

Дальше мне стало страшно про это думать, и я перестала.

 

Короче, когда, наконец, я услышала какое-то естественнонаучное объяснение происхождения Вселенной и всего живого, мне оно гораздо больше понравилось.

 

Для меня персонажи евангелий и остальной подобной литературы имеют примерно такую же реальность, как книжные  герои. Они вроде как есть, но ведь на самом деле их нет. Я часто поминаю в разговоре высшие силы, бога, чертей и всё такое прочее, но это лишь  фигуры речи, олицетворения.

 

Правда, когда мне очень страшно, как ни редко это бывает, конечно, я молюсь. И по-детски: «Боженька, помоги…», а однажды, в очень  серьёзной ситуации, когда я не знала, что именно мне предпринять: то ли дать взятку пожарному инспектору, заявившемуся в мою мастерскую, то ли не давать, и думала об этом всю ночь,  так прочитала Отче наш  пятнадцать раз подряд.

И всё же… По-моему, это похоже на игру



Продолжение следует...


Использованы изображения картин Гаянэ Добровольской



 Выпуск февраль 2018


                      Copyright PostKlau © 2018


Категория: Гаянэ Добровольская | Добавил: museyra (19.01.2018)
Просмотров: 219 | Теги: РАССКАЗЫ ХУДОЖНИКОВ, Добровольская Гаянэ | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Все смайлы
Код *: