Главная » Статьи » РАССКАЗЫ ХУДОЖНИКОВ » Гаянэ Добровольская

Г. Добровольская. Болгарский пленэр (Часть 7 )

                     

                     

                  Болгарский пленэр

                                                       (часть 7)

Глава 5. Пригласили на пленэр

Иллюстрация: Антонио Перес Гисберт "Расстрел Торрихоса и его соратников на пляже в Малаге" (1888). Национальный музей Прадо, Мадрид.


ПРИГЛАСИЛИ НА ПЛЕНЭР. И ПРО ИСТОРИЧЕСКУЮ ЖИВОПИСЬ...

А тем временем…  
Моя остальная жизнь шла своим чередом. Был конец апреля, впереди майские праздники, и главный праздник – девятое мая; в разных организациях, которым было это положено, стали придумывать, как его отметить.

Тогда-то произошло событие, которому я и значения не придала. Знакомой моего знакомого срочно понадобился портретист для ответственной, но бесплатной работы.

В одном подмосковном центре детского творчества задумали мероприятие: писание с натуры портрета ветерана войны,  а других художников, желающих потрудиться даром, что-то не нашлось, я кстати подвернулась… 

…В условленный день приехала в подмосковный город.  В компании с целым классом подростков и малышей изобразила на холсте  увешанного орденами и медалями старенького дедушку, который от дряхлости  едва с кресла не падал. Руководитель изостудии Марина Евгеньевна, симпатичная блондинка чуть за сорок, умело дирижировала процессом.  

Работа шла не без трудностей, так  как дедушка всё время забывал,  куда  надо смотреть, или начинал расслабленно улыбаться. А ведь нужно было, чтобы на портрете он выглядел хоть немного, да героическим.  

Но всё получилось хорошо: детям было интересно, они сосредоточенно скрипели карандашами; старенький ветеран тоже, кажется, остался доволен, хотя придать ему облик бравый так и не удалось, слишком уж он был ветхий.  Ну а я потренировалась лишний раз в написании портрета в экстремальных условиях. 
Да и не таких уж экстремальных, потруднее бывало: на Арбате я , случалось, успевала нарисовать «красиво и похоже» в интервале между падением двух дождевых капель, а на корпоративах, свадьбах и юбилеях творить приходится в грохоте музыки и в полумраке.  

Марину Евгеньевну я, видно, сильно выручила.
Она с друзьями-художниками собиралась через месяц ехать на пленэр в Болгарию и, в качестве ответной любезности, пригласила меня  поехать с ними. 

…Я чуть не подпрыгнула от восторга! Говорили мне о  балканских пленэрах, что питание там замечательное: много мяса, и  овощи с грядки!

Вообще, бывает по-разному. Пленэр - это когда группа художников собирается в красивом месте на неделю-другую и  пишет картины, с натуры или нет, кто во что горазд. Их поселяют где-то, кормят-поят, возят на экскурсии. Иногда художники за это платят, и немало. Бывает, что платят художникам. А бывает и так: деньгами художники не платят ничего, но в конце оставляют организаторам одну-две картины, или другое количество, по решению последних.

Вот на такой бесплатный пленэр в горном районе Болгарии меня и пригласили! 
До поездки оставалось  два месяца.

Имелась, правда, закавыка… Тогда случилась сто тридцать пятая годовщина окончания русско-турецкой войны, и хозяева пожелали, чтобы во время пленэра были созданы не просто какие-то там пейзажи, а настоящие исторические картины, посвященные тем  героическим временам. Это за две-то недели…

Собственно, меня и пригласили отчасти поэтому. Когда по окончании работы мы с Мариной пили чай в служебном помещении, она сказала: 
«А я вот не пишу портретов». 
«И хорошо! – подумала я: -А то я бы тут не понадобилась». 
«А какие ещё картины Вы пишете?» - спросила Марина
«А всякие!» - расхвасталась я. - «И даже исторические!» 
Тогда-то и последовало предложение поехать в Болгарию.

Я, конечно, не Репин, не Суриков. Что-нибудь подобное «Боярыне Морозовой» (1) не смогу создать никогда, сколько б ни старалась, даже под угрозой расстрела. Не хватит образования, опыта, таланта и много чего ещё…  Меня это не останавливало ни в коем случае. 

Во-первых, в красивые болгарские горы ужасно захотелось. 

Во-вторых, это был прекрасный случай лишний раз  показать себя. Ну и что, что задача сложная. Когда это нас сложности пугали? 

Я твёрдо знала, что за любую работу надо браться смело, трудиться и напрягаться изо всех сил, и тогда в нужный, иногда последний момент вдохновение обязательно озаряет! 
И не страшно, что будет хуже, чем у Репина. Во-первых, сравнивать меня будут не с Репиным, а с теми, чьи картины будут висеть с моими рядом. И уж точно они будут не лучше моих.  Потому как историческая живопись в наше время вообще переживает упадок.

Разберемся-ка… Умение художников-реалистов уже во второй половине девятнадцатого века достигло таких высот, после которых возможно стало только падение. Во всех европейских странах в исторической живописи  работали мастера, профессиональный уровень которых просто зашкаливал. Написанные ими картины можно сравнить… ну разве что с застывшим кинофильмом. . 
То, что эти фантастические люди творили красками на холсте, теперь при съемке фильма создаёт целый коллектив специалистов: режиссер, оператор, художник по костюмам и всему остальному, куча всяких ассистентов и, конечно, артисты.

Репин и Суриков знакомы  нам всем с детских лет. Но ведь был ещё Семирадский(2)! И легион прочих мастеров, не менее блестящих. 
Другие страны не отставали.  Музеи мира полны великолепной исторической живописи, про которую мы в России толком ничего не знаем, так как история эта не наша.

…Несколько лет спустя описываемых событий, блуждая в залах мадридского Прадо, я обнаружила картину, которая впечатлила меня особенно сильно потому, что я не видела её раньше и ничего не слышала ни об авторе, ни о персонажах. 

Антонио Гисберт Перес, «Расстрел Торрихоса и его товарищей на пляжах Малаги» (3).
Шесть метров в длину, четыре – в высоту.

Я раскрыла рот, поражённая, потом уселась перед полотном на скамью и, переводя взгляд с места на место, внимательно рассмотрела все подробности.  

Был изображён неизвестный мне момент испанской истории. Некие бунтовщики перед расстрелом, современники и, видимо, духовные братья наших декабристов. И благородные кабальерос в дворянских сюртуках, держащие друг друга за связанные руки,  и матрос, и простолюдин в красном пиратском платке с горящим непокорным взглядом. Вокруг них деловито суетятся монахи, завязывающие им глаза, а на переднем плане, обрезанные нижним краем рамы, лежат тела их уже расстрелянных товарищей

Как будто передо мной был киноэкран. Фигуры побольше натуральной величины. Тщательно прописаны все детали: пуговицы, отвороты сапог, обшлага и лацканы ( в живописи современной это перестало считаться достоинством). Но главное, люди – «как живые»! Чувства их прочитывались ясно и однозначно.
Я  разглядывала по очереди каждое лицо и  с каждым из персонажей проживала этот последний миг его жизни. 

В картине не было экспрессии полотен Гойй (4). Как у всех реалистов, подразумевалось, что событие будто бы увидено зорким, но бесстрастным взглядом «идеального наблюдателя».
Но как построена мизансцена, как точно подобранные типажи, какое невообразимое мастерство в написании человеческих фигур, пейзажа и всего-всего. Смотришь на лица и видишь всё: чувства, мысли, характеры, судьбу!

Позже я нашла в сети информацию о персонажах с картины. И впрямь, испанский аналог декабристов. И в войне с Наполеоном ещё подростками поучаствовали, и с тиранией борьбу затеяли… Видать, война за независимость будит в людях чувство собственного достоинства. Короткие жизни, полные доблести, подвигов, дерзаний, всего того, чего нет в будничной рутине. Не погубило бы их вероломство губернатора Малаги, сгубило бы чье-нибудь ещё.

Впечатление было тем сильнее, что получено теперь, в возрасте сознательном и при наличии того багажа знаний и опыта, которые имеет зрелый человек, профессионал, уже не поддающийся внушению; а не в детстве, когда происходит первое знакомство с классикой, и когда сразу безусловно веришь всему написанному. 

Как же удавалось старым мастерам создавать такие картины?

Художник сам  был и сценарист, и режиссёр, и ассистент по подбору актеров, и писал он их сам! Конечно, у многих  подмастерья выполняли второстепенные задачи. Правда, учеников они уже не обучали, а находили готовых, кого поталантливей, среди студентов академий художеств. Ну а как иначе? Не писать же каждое полотно по двадцать лет, как Александр Иванов – своё «Явление Христа народу» (5).   
Был на такие картины спрос в обществе,  была готовность финансировать их создание, были и  мастера, способные подобный спрос удовлетворить. 

До появления кинематографа оставался один шаг. Константин Маковский (6) писал «Боярские пиры», предварительно инсценированные участниками «живых картин». Александр Кабанель(7) фотографировал мизансцены из натурщиков в древнегреческих костюмах. 
Что такое Бородинская панорама(8), если не написанный вручную фильм?  

И когда, наконец, в 1895 году братья Люмьер(9) осчастливили мир своим открытием, люди, до этих пор ходившие по воскресеньям на художественные выставки, стали ходить в кино.

И ведь расходы на творчество при этом ничуть не уменьшились, наоборот.… Снять фильм  дороже, чем написание любой картины,  зато насколько эффективнее и в плане донесения информации до зрителя, и в плане внушения любых идей. И в конечном итоге насколько прибыльнее.

Короче, живописцы стали не так уж необходимы для решения задач идеологических, и той самой главной задачи, которую цивилизация в лице государственных институтов ставит перед искусством: делать из человека существо социальное, воздействуя на его чувства.

Так  кинематограф принял на себя роль создания видеоряда истории человечества во всем диапазоне: от мифологизированного до реалистического. И в веке двадцатом стал важнейшим из искусств. И стал служить государству, и бизнесу, и церкви: этим трём  щедрым покровителям во все времена.

А живописцам остались частные заказчики: в лучшем случае - богатенькие меценаты-коллекционеры, заинтересовать которых – мечта любого «творца»,  а чаще - испытывающий «тягу к прекрасному» народ победнее. 

Ну, и поскольку характер живописи диктуется характером интерьера, в котором ей предназначено находиться, а в жилых покоях серьёзная историческая живопись не очень уместна, художники в основном и сосредоточились на пейзажах да цветочках.

Правда , в СССР,  благодаря государственной поддержке  художественных творческих союзов, реалистическая традиция в живописи исторической продержалась дольше, чем где бы то ни было. Но отсутствие объективной необходимости в её существовании неотвратимо вело к падению мастерства.

В последние годы историческая картина стала редкостью, уж очень спрос на неё невелик. Да и на что он велик?
Как в залах публичных, так и в комнатах жилых вешают так называемую интерьерную живопись, которая – просто весёленькое пятно на стене, и которую можно легко заменить, ну хоть ковром. Или коллекцией сабель…  Или трубок.

Продолжение следует...

Примечания.
1.  Илья Ефимович Репин, 1844-1930,  стал одной из ключевых фигур русского реализма. По мнению искусствоведа В. В. Стасова, творчество Репина — «энциклопедия пореформенной России». В области исторической живописи его привлекала возможность раскрыть эмоциональную выразительность предложенной ситуации.
    Василий Иванович Суриков, 1848-1916,  русский живописец, мастер масштабных исторических полотен.  "Боярыня Морозова"- — внушительная по размерам (304 на 586 см) картина В. И. Сурикова, изображающая сцену из истории церковного раскола в XVII веке. После дебюта на 15-й передвижной выставке 1887 года приобретена за 25 тысяч рублей для Третьяковской галереи, где и остаётся одним из основных экспонатов.
2.  Генрих Ипполитович Семирадский, 1843-1902,  польский и русский художник, один из крупнейших представителей позднего академизма.Наиболее известен монументальными полотнами на сюжеты из истории античных Греции и Рима.
3.  Антонио Гисберт Перес, 1834-1901 года,  испанский художник, творивший на грани между реалистическим и романтическим направлениями в искусстве. В картинах изображал важные события истории Испании. 
    Хосе Мария де Торрихос-и-Уриарте (1791-1831) — испанский военный деятель, участник войны за независимость Испании, выступавший за свержение абсолютизма и либеральные реформы в Испании. 11 декабря 1831 года, Хосе Мария Торрихос и его 48 единомышленников без суда были расстреляны на берегу пляжа Сан-Андре в Малаге
4.  Франсиско Хосе де Гойя-и-Лусьентес (1746 - 1828) — испанский художник и гравёр, один из первых и наиболее ярких мастеров изобразительного искусства эпохи романтизма.
5.  Александр Андреевич Иванов (1806—1858) — русский художник, академик; создатель произведений на библейские и антично-мифологические сюжеты, представитель академизма, автор полотна «Явление Христа народу»
6.  Константин Егорович Маковский (1839 — 1915) — русский живописец, один из ранних участников товарищества передвижников. В 1880-х Константин Маковский приобретает известность как модный автор портретов и исторических картин и становится одним из самых высокооплачиваемых российских художников того времени. Некоторые критики-демократы рассматривали его как предателя идеалов Передвижников, создававшего, подобно Генриху Семирадскому, поразительные на вид, но поверхностные по смыслу работы.
7.  Александр Кабанель (1823, Монпелье — 1889) — французский художник, представитель академизма.
8.  Музей-панорама «Бородинская битва» — исторический музей в Москве, посвящённый Отечественной войне 1812 года. Собрание музея включает панораму Бородинского сражения работы художника Франца Рубо, коллекции живописи, графики, скульптуры, декоративно-прикладного искусства и редкой книги, нумизматическую коллекцию и предметы снаряжения и вооружения.
9.  Братья Люмьер, родоначальники кино: Люмьер, Луи Жан (1864—1948), Люмьер, Огюст Луи Мари Николя (1862—1954).

Все справочные сведения взяты из Википедии


Использованы изображения картин Гаянэ Добровольской



Выпуск май 2018


                    Copyright PostKlau © 2018

Категория: Гаянэ Добровольская | Добавил: museyra (29.04.2018)
Просмотров: 36 | Теги: Добровольская Гаянэ, РАССКАЗЫ ХУДОЖНИКОВ | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: