Главная » Статьи » РАССКАЗЫ ХУДОЖНИКОВ » Гаянэ Добровольская

Г.Добровольская. Мой лучший день в Испании(I)

Гаянэ Добровольская


      Мой лучший день в Испании(I)

                                                      Путевые заметки

 



Двенадцать с половиной евро за обед? Ой, дорого. В Овьедо мы обедаем  за девять.  А вот  кофе выпить можно, даже нужно…

…Мы прибыли в Ковадонгу на автобусе. Из Овьедо, столицы Астурии, выехали рано утром. Двигались часа полтора, минуя маленькие городки. Помню: в утреннем сумраке узорчатые балконы двухэтажных домов. В Кангас-де-Онис была остановка минут пятнадцать. Потом автобус покатил по лесистым  горам, и вот мы в загадочном месте,  где когда-то, в восьмом веке нашей эры началась Реконкиста (1) - изгнание мавров из Испании. Что тогда в России-то было? Киевская Русь ещё не обозначилась?





Вышли из автобуса на небольшом пятачке, обозрели местность: между гор  возносятся шпили старинного кафедрала, на виду -  большая надпись «Santa Cueva» («Святая Пещера»), указывающая на вход в главную достопримечательность Ковадонги (2), неподалеку от нее заведение с вывеской « Restaurante. Cafeteria» («Ресторан. Кафе.»)

…Решили сперва выпить кофе и зашли в «Restaurante». Тут можно было перекусить, или  поесть капитально, и предлагался, между прочим,  «комплексный обед» из трех блюд. Есть пока не хотелось, двенадцать с половиной  евро показалось дороговато,  мы ограничились кофе.

И двинулись в «Святую Пещеру»

Святой эта пещера стала так. Когда-то в этом месте произошла важная битва с маврами. Астурийский король Пелайо накануне увидел сон: ему явилась Дева Мария, которая поведала, что биться с маврами дОлжно здесь. Христиане победили, и король Пелайо в честь этого события основал в пещере посвященный Святой Деве храм. 

Всё это накануне вычитала в интернете Вера, одна из моих спутниц-коллег.

Я никогда не была ни в каких пещерах, не только в святых. Поэтому мрачные сморщенные стены длинного каменистого туннеля, по которому мы двигались в сакральное место, привели меня в детский восторг. Чередой располагались тусклые светильники. Мы как будто шли внутри исполинской трубы, свернутой  из коричневой гофрированной бумаги.


                      

Дошли до храма… Вот это чудо! В самом конце пещеры; одной стены нет, а есть огромная дыра, с этого бока храм открывается белому свету. 
Морщенные каменные своды вместо стен и потолка. Какой-то гул слышен. Со сводов капает вода. Рядом с алтарём – часовня из камня, над могилой короля Пелайо (3). Стоят лавки из полированного дерева, как в обычных католических церквях, а перед ними – нарядная статуя Девы Марии Ковадонгской с кротким бледным личиком, в одежде из яркой парчовой ткани с блестящими кружевами. «Интересно, как это все – в такой сырости?» – подумалось мне.
Я постояла в святом месте, стараясь проникнуться надлежащими чувствами …  
Вода со сводов все время капала за шиворот.


     


Обратно можно было не идти через пещерный туннель, а сойти тут же вниз по крутой каменной лестнице. Когда спускалась, поняла, откуда идет гул. 

Из горы, прямо из-под того места, где пещера открывалась белому свету, извергался небольшой, но мощный водопад: серая бурлящая водяная лавина.

Спустившись, я подняла голову и долго, чтобы запомнить, смотрела на крутой горный бок с лестницей , ведущей высоко вверх , к тёмному провалу сакрального места, на громоздящиеся над ним скалы, на серый водопад, на растущие непонятно из каких расщелин побуревшие деревья, --  заканчивался ноябрь.





 Гигантские валуны, образующие почти отвесный склон, были светлые с прослойками базальта, который,  казалось, стекает по скалам тонкими черными  струйками. Как будто неведомый великан выплеснул на гору  исполинское  ведро чернил. Ветхие кружева осенней листвы кое-где пытались прикрыть светлый камень, но безуспешно.

Было тихо, пустынно, умиротворённо, благообразно: всё, что только можно, аккуратно облицовано камнем, кругом цветущие кусты и красивые фонари, по сторонам шоссе - скульптуры львов. Что когда-то здесь была местность дикая, и происходили драматические события, представить было трудно. 

Тут я решила, что хватит филонить, пора и за работу. Села на складной стульчик. Разложила рядом на земле акварельные краски, кисти и всё остальное; на колени положила альбом; начала писать кусок из окружающего пейзажа, который понравился больше всего. 




Пожалуй, надо объяснить, зачем мне это надо: таскать с собой краски, бумагу и разные художественные принадлежности, тратить кучу времени на живопись, вместо того, чтобы  ограничиться фотографированием.

Дело в том, что когда я просто смотрю, я «не вижу». То есть, вижу, конечно, но мне не удается прочувствовать увиденное глубоко, и я быстро всё забываю, как будто и не видела вовсе. От фотографий толку мало. Они потом хранятся в памяти компа без всякой пользы, и если я их все-таки  пересматриваю, то уже не могу понять, зачем снимала, такими кажутся неинтересными.

Другое дело – живопись. Я думаю, это – род медитации. Ведь чтобы изобразить видимое на плоскости, надо проанализировать, что именно ты видишь. Мозг проделывает работу: отделяет главное от второстепенного; разбирается, что из чего состоит, и частью чего является; из хаоса зрительного впечатления создает структуру.

Кстати, вычитала недавно, что сказал Модильяни (4): «Изобразить объект - значит овладеть им. Живопись - это акт, который дает более глубокое познание и более полное обладание, чем секс; только сон или смерть могут сравниться с нею».

Я с Модильяни согласна.. Лучше и не скажешь.

То, что я пытаюсь изобразить, вне зависимости от качества результата, навсегда становится моим, занимает местечко где-то в душе, я могу возвращаться туда, когда хочу. И рисунок всегда отдает мне часть вложенной в него энергии. 

…Базилика де Санта Мария (5) - псевдоготический собор с двойной колокольней и стенами из розоватого камня высился среди бурых горных склонов, окруженный свитой из полуоблетевших деревьев. Солнце вдруг выглядывало и снова пряталось в облаках. Работа шла «справно», одно  было плохо: время от времени из-за гор наползали тучки, и тогда капал дождь, то слегка, то посильнее, угрожая смыть уже нанесенное на бумагу изображение. 





Пришлось достать черный складной зонтик, раскрыть его и держать над незаконченной акварелью. Я купила его месяц назад в Риме: писала так же в дождь на римской площади, ко мне подошел уличный торговец-индус и стал предлагать разноцветные зонтики по полтора евро за штуку. Я попросила черный. Индус долго убеждал меня купить красный или голубой. Я боялась, что цветной зонтик будет отбрасывать на работу цветные рефлексы,  и просила черный. Индус очень  неохотно продал мне черный зонт, и вскоре я поняла, почему: зонтик сломался через полчаса.  Спицы его  гнулись на ветру в любом направлении. Но я решила пользоваться им, пока вовсе не развалится. И вот теперь, когда начинало капать, держала ломающийся под ветром зонт над работой, а сама мокла.




Дождливая тучка иссякала, выглядывало солнышко, я лихорадочно писала, поглядывая на  выползающую из-за каменной вершины следующую тучку, из которой тут же снова начинал литься дождь, и  снова обеими руками держала над альбомом костлявый зонтик.  

Давно заметила, что трудности почему-то в работе помогают. Или посещение Святой Пещеры настроило меня  так созидательно? Несмотря ни на что, получалось живо и симпатично.  Засиявшее в последние минуты солнце выхватило из зелёно-бурой массы ажурные кроны и бледно-желтые стволы голых деревьев  на склоне под стенами собора,   такими их  и изобразила.  

Я устала, промокла и проголодалась;  сумма в двенадцать с половиной евро перестала казаться запредельной, и я пошла в "Restaurante”. 

Посетителей там не было , только хозяйка-официантка, белокурая кругленькая девушка.  Я решила заказать «комплексный обед»: первое, второе и десерт. Каждое блюдо предлагалось в трех вариантах. Мне хотелось съесть что-нибудь обязательно из национальной астурийской кухни, раз уж мы находимся в Астурии. Поэтому спросила милую блондинку: «А что у вас тут самое астурийское?» То есть это подразумевалось, а что я там на самом деле сказала на своем  несовершенном испанском, не знаю. Но белкурая  испанка меня поняла. И ответила, что самое астурийское у них – это вот, «ла фавада» (la fabada). Ага, раз это самое астурийское, я её и возьму. На второе заказала бифштекс с жареной катошкой, на третье – флан (я выбрала флан, так как  слышала это слово  в фильмах Альмодовара (6), и ужасно хотела попробовать, что это) «А что это?» - спросила я у девушки. – «Пудинг», - ответила та. 

Я старательно пыталась говорить по-испански, раз мы в Испании
Когда находишься в другой стране, говорить на языке её жителей – уже приключение.

Вообще я могла бы без проблем изъясняться по-английски. Все служащие ресторанов и гостиниц им владеют. Когда-то давно моя амбициозная мама  с огромным трудом, непостижимым образом найдя какой-то блат, запихнула-таки меня в «английскую спецшколу», куда без блата не брали. Английский там учили со второго класса, а порядки  были нелепо-строгие, и учиться было трудно. Однако язык я все же знаю. И только теперь мне это пригодилось, без английского за границей никуда. Но в Испании мне  хотелось говорить по-испански. Прочувствовать страну и народ  по-настоящему можно только если говорить на их языке, пусть даже через пень-колоду.


                        Этюд с натуры. Овьедо. Церковь де Сан Хулиан де лос Прадос


Откуда я испанский знаю?  История смешная. Хотя «знаю» -  сильное преувеличение. Так, немного… Но расскажу…

Я училась в восьмом классе, то есть, лет пятнадцать мне было. В этом возрасте девчонки часто становятся страстными фанатками популярных певцов
На экраны кинотеатров вышел испанский фильм «Пусть говорят!» (7), в главной роли - некий Рафаэль (8).  
И вот я в тёмном зале… С экрана несётся: " Si tu me tienes que decir ” (9)
Всё.
Засверкали радужные всполохи. В жизни появился новый смысл.

Только в подростковом возрасте можно впасть в такое восхитительное безумие.
Кто не испытывал, тот не поймет.

Испанский певец Рафэль - большая любовь моего детства-юности. Вообще первая в моей жизни большая любовь.

Не буду пытаться её описать. Чем сильнее чувства, чем ярче ощущения, тем труднее их выразить, любые слова кажутся банальными. Да и подзабыла я  то времечко, если честно.
Помню только цветные всполохи в душе.
И ничего смешного! 



Примечания:

1 - Реконкиста  --  718 г. — дон Пелайо, предположительно бывший телохранитель короля Родриго, избранный астурийским королем,наносит мусульманам поражение в долине Ковадонги. Реконкиста начинается 

2 - Еще в средние века Ковадонга стала местом поклонения и паломничества. Здесь в Святой пещере (исп. Santa Cueva de Covadonga), где в 722 году, по преданию, с небольшим отрядом во время битвы укрылся дон Пелайо, находится часовня с изображением Богоматери Ковадонгской (исп. Virgen de Covadonga).  Как гласит легенда, здесь перед боем молился дон Пелайо, и святая Дева Ковадонга спустилась благословить его на битву.

3 - Сам Пелайо умер в 737 году, и его останки были перенесены в Святую пещеру Ковадонги и захоронены рядом с алтарем Святой Девы Марии. Здесь теперь находится небольшая часовня. В конце XIII века там была выбита следующая эпитафия: "Здесь лежит святой король Пелайо, который в этой чудесной пещере начал реставрацию Испании. Умер в 737 году, похоронен вместе с женой и сестрой”. Под часовней находится небольшой водопад, который образует живописный водоем, вода в котором считается святой.
4 - Амеде;о (Иеди;дия) Клеме;нте Модилья;ни (итал. Amedeo Clemente Modigliani [ame;d;;o modi;;;a;ni]; 12 июля 1884, Ливорно, Королевство Италия — 24 января 1920, Париж, Третья французская республика) — итальянский художник и скульптор, один из самых известных художников конца XIX — начала XX века, представитель экспрессионизма.

5 - Базилика Святой Девы Марии (Basilika de Santa Maria) расположена в долине Ковадонги, в 7,5 км от городка Кангас де Онис (Cangas de Onis). Она была возведена в честь победы испанского национального героя Пелайо (Pelayo) над маврами, которая считается началом Реконкисты(длительный процесс отвоевания пиренейскими христианами земель на Пиренейском полуострове, занятых маврскими эмиратами).
Несмотря на то, что мавры блицкригом завоевали к 717 году практически весь Пиренейский полуостров (непокорившейся осталась только северная Испания), христианам потребовалось затем почти 800 лет, чтобы освободить эту землю от мусульман. В 722 году Пелайо, принц королевской крови из рода герцогов Кантабрии, знатность которого сочеталась с личной храбростью и мужеством, совершил знаковую победу над превосходящем по численности карательным отрядом мавра Алькама. Отряд Пелайо, состоявший всего из 105 человек, расположился на горе Аусева, где находилась пещера Святой Девы Марии, которая, по преданию, явила в небе огненный крест.

6 - Пе;дро Альмодо;вар Кабалье;ро (исп. Pedro Almodovar Caballero; род. 25 сентября 1949, Кальсада-де-Калатрава) — испанский кинорежиссёр, кинопродюсер и сценарист, который приобрёл всемирную известность во 2-й половине 1980-х годов комедийными мелодрамами и «пленительно агрессивным дизайном» фильмов

7 - «Пусть говорят!» - DIGAN LO QUE DIGAN. 1968 Жанр: музыкальная мелодрама
Страна-производитель: Аргентина,Испания
Режиссер-постановщик: Марио Камус
Авторы сценария: Антонио Гала, Мигель Рубио
Музыка: Мануэль Алехандро, Сальваторе Адамо

8 - Миге;ль Рафаэ;ль Ма;ртос Са;нчес (исп. Miguel Rafael Martos Sanchez, род. 5 мая 1943,Линарес, Испания), известный как Рафаэль (Raphael) — испанский певец с широким диапазоном голоса и со своеобразной манерой исполнения песен.

9 – " Si tu me tienes que decir ” (Если тебе есть, что сказать мне)- Первая строчка песни Hoy mejor que manana (Лучше сегодня, чем завтра)

   Продолжение в следующем выпуске журнала...



Copyright PostKlau © 2017


Категория: Гаянэ Добровольская | Добавил: museyra (19.02.2017)
Просмотров: 174 | Теги: РАССКАЗЫ ХУДОЖНИКОВ, Добровольская Гаянэ | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: