Главная » Статьи » РАССКАЗЫ ХУДОЖНИКОВ » Гаянэ Добровольская

Г.Добровольская. Мой лучший день в Испании (II)

Гаянэ Добровольская


      Мой лучший день в Испании(II)

                                                      Путевые заметки


Испанский певец Рафэль - большая любовь моего детства-юности. Вообще первая в моей жизни большая любовь.

Не буду пытаться её описать. Чем сильнее чувства, чем ярче ощущения, тем труднее их выразить, любые слова кажутся банальными. Да и подзабыла я  то времечко, если честно.
Помню только цветные всполохи в душе.
И ничего смешного! 

Конечно, я верила, что мы с Рафаэлем обязательно встретимся когда-нибудь. Ну, и на каком же языке будем разговаривать? Я осознала необходимость изучения испанского. Купила в книжном магазине самоучитель и истово начала заниматься. 
Фонетика. Грамматика. Словарный запас…

Занималась испанским языком вместо того, чтобы уроки учить. Когда родители заметили, стали отбирать у меня учебник, потом, правда, назад отдавали.  Затем, разозлившись не на шутку, отобрали совсем, и я нашла его клочки в уборной в корзинке для туалетной бумаги.

Ништяк, купила новый. Снова отобрали, снова выбросили, снова купила. Цикл повторился раза три. Наконец, предки махнули рукой.

После школьных уроков по дороге домой я каждый день заходила в городскую библиотеку в лингафонный зал (наподобие читального, только вместо книг там были пластинки, наушники и проигрыватели), где, слушая пластинки, отрабатывала произношение. Каждый день, минут по сорок. Об этом родители не знали.

В конце концов я изучила язык так хорошо, что свободно читала несложные тексты и наконец смогла написать своему кумиру письмо на испанском. Что было в этом письме,  хоть убей, не помню. Глупость несусветная, надо полагать.

Пришла на почту, купила конверт и положенное для такого послания количество марок. На конверте крупными печатными буквами написала адрес на испанском языке: 

Espana , Madrid , a Rafael 
(Испания, Мадрид, Рафаэлю)


Ну, не смейтесь…

Ответа не получила.

Так я «фанатела» несколько лет. Покупала все его пластинки, которые у нас выпускались. Заодно читала, что попадалось под руку, об  испанской культуре: о корриде и фламенко, о Федерико Гарсиа Лорке (10) и Сервантесе (11), о Веласкесе (12) и Сурбаране (13), о Севилье и Кордове… 

Кадис, Гранада, Сарагоса (14)… Музыка, а не слова!  

Может быть, именно поэтому в моей первой поездке в Испанию все время казалось, что я встречаю старых знакомых, добрых друзей из детства-юности.

Рафаэль в конце концов приехал в СССР. Я в десятом классе была. В газете «Советский спорт» появилась фотография, на которой он, радостно улыбаясь, берет автограф у Льва Яшина, знаменитого футбольного вратаря.




Как я завидовала Яшину!

Увидеть своего кумира мне не удалось, но я купила несколько номеров «Советского спорта», на одном из них своей рукой поставила «автограф Рафаэля» и стала врать девчонкам в школе, что я его видела, и вот его автограф! Мне не поверили.

После школы поступила в Художественное училище, появились новые друзья, и к середине первого курса все прошло. Остался только интерес к испанской культуре. 
Да еще владение языком. Нет, преувеличиваю. Язык я, конечно, забыла. Знания, которые сохранились в моей голове, напоминают своей ветхостью осеннюю листву на горных склонах.
И все же их достаточно, чтобы объясниться с милой хозяйкой ресторанчика.

****
Зал  был совершенно пуст. Интерьер - без затей, будто в заводской столовой. Я села у окна и, наслаждаясь блаженным одиночеством, уставилась бессмысленным взглядом в мутное стекло: за ним плавно нисходили горные склоны.
В дверь заглянула Татьяна, художница из нашей группы: «Слушай, Светлана! Мы тут решили, что все уже посмотрели и уезжаем двухчасовым автобусом. Ты поедешь или остаешься?» - «Я остаюсь.» - «Но следующий автобус – только в пять.» - «Ну и хорошо.»
Татьянина голова скрылась, а я жутко обрадовалась. Остаюсь в Ковадонге одна, то есть исчезает даже теоретическая возможность общения с московскими коллегами. Не то, чтобы я их не люблю…  Но мне хочется быть один на один с этим местом. Отрешиться от всего к нему не относящегося. Только тогда оно по-настоящему заговорит со мной на  бессловесном  языке.

…Официантка поставила передо мной откупоренную бутылку красного вина и круглый стеклянный бокал. Опа! Это что же, все мне? Целая бутылка? В Овьедо нам давали бутылку на двоих. А я столько выпью?





Безмятежность наполняла меня до самой макушки. Я сидела, тянула винцо и глазела бездумно  на мягкие склоны гор за окном. Мне было тепло и сухо.  Чувство выполненного долга согревало сильнее вина, ведь в папке лежала готовая и совсем неплохая акварелька.

А вот и ла фавада! (15) Оказалось, это гора белой фасоли, увенчанная тремя мясными кусками: ломтём свинины, в котором тонкими слоями чередовалось красное и белое, и двумя сортами местных колбасок, чорисо (chorizo ) (16). Да, это именно то, что нужно уставшему и промокшему художнику, когда тот знает, что потрудился на совесть, и сидит уже в тепле, испытывая законное моральное удовлетворение! 
До чего же было вкусно…




Потом появился бифштекс - огромный , на полтарелки. Остальную половину тарелки заполнял золотистый картофель-фри. Ну, и бутылка вина по-прежнему была со мной.

А флан (17) оказался политым карамельным сиропом  маленьким,  беленьким, кругленьким и очень уместным десертом.




Расплатившись, я вышла из «Рестауранте» и побрела в сторону собора. 
Довольство собой и окружающим миром переполняло меня. Моя безмятежность была безгранична. Безграничность мира была безмятежна.

Невысокие каменные строения, а в них - музей и что-то там ещё, оказались закрыты: то ли выходной, то ли не сезон. 
Неподалёку стоит памятник королю Пелайо (18), в меру помпезный.

Добрела до базилики-собора (19), поглазела на часы-розетки, узкие арочки окон и на узорчатый  фриз, подчеркивающий контуры всех важных составляющих   архитектурной конструкции… Обозрела местность…

Кругом ни души. Как же мне хорошо! Поняла, что вполне способна написать ещё один этюд.





Уселась на лавочку под козырьком каменного строения, стену которого прикрывали красные вырезные листья дикого винограда, - точь-в-точь кружевная мантилья!

Сизо-розовый фасад базилики вонзал две свои колокольни в сияющие небеса, по которым пробегали желтовато-сиреневые облака.
Тучки продолжали время от времени брызгать дождём, но козырёк спасал меня от капель.

Прошла пара туристов. И снова – никого кругом.





Моя душа запела, и я вместе с ней. Пели мы не что-нибудь, а «Славное море – священный Байкал!» И почему именно это?

И опять работа шла споро.

Я уж было решила, что когда допишу акварель, спокойно дождусь автобуса, а потом, на обратном пути, буду с наслаждением глазеть в окошко, прощаясь с Ковадонгой, и до Овьедо доберусь в блаженном полузабытьи.





Но приключения ещё ждали меня в этот день. 

Было уже пол пятого, откуда ни возьмись, появились Катя и Вера. Они засиделись в какой-то «СидрерИи» (Sidreria) (20), где не проходили телефонные звонки, и потому не уехали с остальной группой.
Показали мне пузатую ополовиненную ёмкость с сидром, которую им упаковали с собой.

А я-то оставила початую бутылку «tinto» (красного вина) в ресторане. Она, вероятно, вся входила в стоимость обеда, но блондинка не предложила мне прихватить остатки, и сама я не догадалась спросить. Экая досада!

…Мы беспечно болтали, стоя метрах в двадцати от остановки, когда появился автобус. Были уверены, что он дождётся, пока мы подойдём, но водитель скользнул по нашей компании равнодушным взглядом, развернулся и сразу уехал. Не понял, что ждём именно его?

Кинулись к расписанию и с ужасом обнаружили, что этот автобус был последний. Что делать?
«Пойдём пешком!» - заявила Вера. Ей казалось, что Кангас де Онис недалеко. Он и правда был недалеко, автобус ехал оттуда не дольше двадцати минут. Однако тащиться по горам, не зная дороги? А у меня альбом, краски и другие  принадлежности, они хоть что-то, да весят. К утру как раз дойдём… Но я решила про себя, что если надо будет, всё выдержу и слабости не проявлю 
.
«А может, переночуем в местной гостинице?» - предложила Катя. Только не это! Непредвиденные расходы пугали меня сильнее, чем блуждание ночью по горам.

Неподалёку от нас на стоянке машин произошло какое-то движение. К серебристой легковушке подошли парень с девушкой, видимо, собрались уезжать.

«Мадам! Сеньора!» - подала голос Катерина. Дальше она им как-то объяснила нашу ситуацию… Пока объясняла, я от волнения дышать перестала. Неужели  довезут нас до Кангаса и не придётся топать пешком по горной дороге? А там уж сядем на автобус…

И… о, счастье! 
Машина едет, и Ковадонга уже позади! Мы втроём - на заднем сидении, за рулём - девушка. Парень – японец или китаец, они беседуют, она ему что-то увлеченно рассказывает, и я даже поняла кое-что. Она говорит ему, что Корте Инглес – очень, очень дорогой магазин! Я была с ней не согласна, мне Корте Инглес (21) понравился, но это было неважно! Важно, что у неё, я чувствовала, чудесное настроение, как будто что-то хорошее ещё ждёт  их обоих сегодня…

Мне стало жаль, что вот сейчас мы доедем до места, выйдем из машины и никогда не узнаем ничего про этих славных ребят, ни кто они вообще, ни кто они друг другу: любовники, друзья, знакомые? И никогда наши жизни не пересекутся больше…





И мы доехали до Кангас де Онис, вышли из машины. Предложили, кажется, девушке заплатить, но та отказалась. Показала нам, где «эстасьон де аутобусес».

Мы перешли через какой-то мостик и попали прямо на автовокзал.
Стали искать расписание и нашли буфет, а в буфете – сидит за стойкой водитель автобуса, который нас не дождался в Ковадонге. Я его сразу узнала. Сидит, ссутулившись над тарелкой, и уплетает за обе щеки.

 - Вот же он! Пошли с ним разберёмся!» - обрадовалась я
 - Это точно он? – спросила Катька. – А то мало ли в Бразилии Педро!

Я была настроена на серьёзную разборку с водилой. Попыталась заглянуть парню в лицо, чтобы точно удостовериться, он ли это. Хотела выяснить, почему он уехал так быстро, не подумав, что мы ждём именно его.
Но обернувшись на Веру с Катей, обнаружила, что те отстали и даже не думают меня поддержать.
Да и словарного запаса хватило не на много. Всего лишь на то, чтобы спросить грозным голосом:  отправится ли автобус в Овьедо и когда.
Парень уставился на меня испуганно. В разговор вмешалась девушка за прилавком буфета. Из её слов стало ясно, что "Педро" уже никуда не едет.

Тут я должна отметить, что в испанских магазинах, аптеках, вокзалах и пр. сотрудницы, когда с вами разговаривают, кажутся до такой степени искренне доброжелательными, что способны только этим одним утихомирить.

Приветливая буфетчица, а по совместительству диспетчер, радостно мне объяснила:  другой автобус поедет в Овьедо через пятнадцать минут (как мы успели-то!), и показала рукой на расписание у неё за спиной.

Однако, замечательно всё устроилось!
«Ну, ты Педро и напугала! – сказала Катерина – Сразу понял: бить будут!»

Она очень потешно передразнила, как я подхожу к водиле решительно и в лицо ему с подозрением заглядываю. Давно я так не хохотала! Сказалось отпустившее напряжение.
 
Тем временем стемнело. 
Сидим, наконец, в автобусе.
Прощай, Кангас де Онис!

***********
По крайней мере в Овьедо я, как и планировала, прибыла в полудрёме.




Однако жалко, что моё недопитое вино осталось в Ковадонге. Вечером в гостинице было бы приятно прикончить бутылку в компании с Надей, соседкой по комнате.

------------


Вот страница в Фэйсбук, где можно увидеть много иллюстраций к рассказу  




Примечания:

10  - Федери;ко Гарси;а Ло;рка (исп. Federico Garcia Lorca [fe;e;;iko ;ar;;i.a ;lorka]; 5 июня1898 — 19 августа 1936) — испанский поэт и драматург, известный также как музыкант и художник-график. Центральная фигура «поколения 27 года», один из самых ярких и значительных деятелей испанской культуры XX века. Убит в начале Гражданской войны в Испании.

11 - Миге;ль де Серва;нтес Сааве;дра (исп. Miguel de Cervantes Saavedra; предположительно29 сентября 1547, Алькала-де-Энарес — 22 апреля 1616[;], Мадрид) — всемирно известный испанский писатель. Прежде всего, известен как автор одного из величайших произведений мировой литературы — романа «Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский».

12  - Дие;го Родри;гес де Си;льва-и-Вела;скес (исп. Diego Rodriguez de Silva y Velazquez; 6 июня 1599, Севилья — 6 августа 1660, Мадрид) — испанский художник, представитель золотого века испанской живописи.

13 - Франси;ско де Сурбара;н (исп. Francisco de Zurbaran, крещён 7 ноября 1598, Фуэнте-де-Кантос, Эстремадура — 27 августа 1664, Мадрид) — испанский художник, представитель севильской школы живописи.

14 – Севилья, Кордова, Кадис, Гранада, Сарагоса – испанские города

15 - Выращивать крупную фасоль фабес (fabes) в Астурии начали еще в XVI веке, она была традиционной пищей в сельских районах. К XVIII веку в городах этого региона Испании начали готовить фабаду, сытное блюдо из фасоли с колбасками. Фабада не самое простое блюдо в приготовлении, тем не менее, сейчас насчитывают около 30 разновидностей рецептов этого блюда.
Ингредиенты (на 6 порций):
- 750 гр. астурийской крупной фасоли (fabes)
- 3 колбаски чоризо
- 3 кровяных колбаски
- полоска бекона
- 150-200 гр. копченой свиной рульки (lacon)
- 1 средняя луковица
- зубчик чеснока
- соль и шафран по вкусу
Обычно фасоль замачивают на ночь. Утром воду сливают, фасоль кладут в кастрюлю и заливают холодной водой так, чтобы она покрывала бобы. Поставьте кастрюлю на средний огонь. Когда вода начнет кипеть, снимите пену, добавьте в кастрюлю колбаски, мясо, луковицу и чеснок. Когда вода вновь закипит, убавьте огонь и варите на медленном огне, удостоверившись, что жидкость покрывает ингредиенты. Воздержитесь от перемешивания, чтобы фасоль не разваривалась. Когда фасоль будет наполовину готова, добавьте небольшое количество холодной воды, чтобы прекратить кипение, и продолжайте готовить блюдо на медленном огне.
Положите по вкусу соль и шафран. С солью будьте осторожны – колбаски тоже придают солоноватый вкус блюду. Варить блюдо нужно до готовности фасоли, пока она не станет мягкой. Вареную луковицу можно удалить из кастрюли. Перед подачей на стол дайте блюду немного настояться. Затем вытащите мясо и колбаски из кастрюли и порежьте на небольшие кусочки.
Подавать к столу фабаду надо горячей и раздельно – кусочки мяса и колбасы выкладывают на отдельной тарелке (блюде). Имейте ввиду, что фабада относится к числу блюд, которые становятся вкуснее на следующий день после приготовления

16 - Чоризо, также чорисо (исп. chorizo, галис. chourizo, порт. chouri;o, кат. xori;o) — пикантная свинаяколбаса родом из Испании и Португалии. Чоризо также популярна в странах Латинской Америки.
Основной пряностью, используемой при приготовлении чоризо, является паприка, которая придаёт колбасе типичный вкус и красноватый цвет. В латиноамериканских странах вместо паприки часто используют острый перец чили. Мясо для фарша обычно рубят крупными кусками, однако в некоторых регионах его мелко перемалывают.
Чаще всего чоризо поступает в продажу в сыровяленом или сырокопчёном виде. Её едят как обычную колбасу на бутербродах и в тапас, также чоризо жарят (включая барбекю) или добавляют в похлёбки(например, в косидо и калду верде) или рагу.

17 - Испанский флан Ингредиенты 
Порций: 8 
• 1 стакан сахара
• 3 яйца
• 1 банка (400 мл) сгущенного молока
• 1 (350 мл) банка концентрированного молока без сахара
• 1 ст.л. ванильного экстракта или ванильного сахара
Способ приготовления
Подготовка:20мин  ›  Приготовление:1ч  ›  Общее время: 1ч20мин 
1. Разогрейте духовку до 180 С.
2. В кастрюле средних размеров на слабом огне растопите сахар, пока он не станет жидким и золотистым. Аккуратно вылейте горячий сироп в огнеупорную форму для выпечки диаметром около 20 см. Повращайте форму, чтобы равномерно покрыть сиропом дно и стенки. Отложите.
3. В большой миске взбейте яйца. Вбейте сгущенное молоко, концентрированное молоко и ваниль до получения однородной массы. Вылейте яичную смесь в форму для выпечки. Накройте алюминиевой фольгой.
4. Выпекайте в предварительно разогретой духовке 1 час. Дайте полностью остыть.
5. Когда флан полностью остынет, снимите фольгу и осторожно переверните на сервировочное блюдо.
http://www.youtube.com/watch?v=m4-XL2lV3tQ

18 - Рядом со входом в собор находится бронзовый монумент самому Пелайо, который изваял в 1964 году скульптор Эдуардо Сарагоса.

19 - Древний храм, построенный на месте великой битвы, сгорел в 1777 году, и целых 100 лет потребовалось, чтобы начать новое строительство. Новый собор из розового известняка начали строить в 1877 году по проекту Роберто Фрассинелли в нео-романском стиле. Закончено строительство было в 1901 году. Базилика расположена на горном уступе над протекающей внизу горной рекой, что придает ей еще большую монументальность.

20  - Сидрерия. Что это такое? А очень просто - это место, где делают сидр. В старину покупатели сидра обходили эти заведения, и их угощали обедом или ужином. Если им нравился сидр, и они его покупали, за еду платить было не надо, если не покупали, надо было оплатить еду. Сидр - удовольствие зимнее. В начале февраля начинается сезон, и закрывается с наступлением Пасхи. После Пасхи сидр можно найти только бутылочный.

21 - сеть магазинов «Эль Корте Инглес», одна из самых крупных в стране. Универмаги этой торговой сети есть практически в каждом крупном городе Испании. Причем в больших городах их по нескольку. Уточните адрес в любом путеводителе, по карте или на официальном сайте «Эль Корте Инглес», а затем оглядитесь вокруг в поисках названия, выведенного затейливой зеленой латинской вязью: «El Corte Ingles». В Мадриде самым большим и новым считается магазин, расположенный на Нуэвос Министериос. В Барселоне – на площади Каталонии.




         Copyright PostKlau © 2017

Категория: Гаянэ Добровольская | Добавил: museyra (19.02.2017)
Просмотров: 160 | Теги: РАССКАЗЫ ХУДОЖНИКОВ, Добровольская Гаянэ | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: