Главная » Статьи » РАССКАЗЫ ХУДОЖНИКОВ » Гаянэ Добровольская

Г.Добровольская. О рисунке
ГАЯНЭ ДОБРОВОЛЬСКАЯ                               

                                                       О РИСУНКЕ

 

Мои отношения с Рисунком были непростые…

Помню в 8 классе я записалась во взрослую изостудию во дворце культуры профсоюзов и целый год два раза в неделю по вечерам усердно рисовала карандашом постановки из драпировок и гипсовых фигур (кубов, пирамид, шаров, призм) и т. д.  А по воскресеньям – писала натюрморты акварелью. Рисовала я тогда без затей, просто как видела, с тенями, полутенями, рефлексами, бликами. И читала , читала про художников!!!!

И в один прекрасный день я обнаружила…  что мне разонравился И. Глазунов. В другой день – страшно понравился Матисс (который до этого был совершенно непонятен). Пошло-поехало! Импрессионисты! Постимпрессионисты! Экспрессионисты!!! Я поняла, что совсем необязательно писать картины как передвижники! Можно в картинах выражать что-то такое…  в словах невыразимое… 




И вот тогда-то я услышала про КОНСТРУКТИВНЫЙ рисунок.  Так рисовали в Строгановке. Никто мне не объяснил, что, собственно, это такое. Художники вообще не мастера объяснять. Они все больше «чувствуют».

И что же чувствовала я?

По моим смутным ощущениям КОНСТРУКТИВНЫЙ рисунок, это был какой-то такой непростой рисунок, который передавал некую суть всех предметов, а не только их видимую поверхность, даже совсем – не видимую поверхность. Не надо было изображать такие случайные вещи как освещение, падающие тени, цвета (в черно-белом рисунке – это были разные по светлоте тона предметов). Штрих надо было класть по форме! Штрих должен был выражать суть формы, объема и пространства. В общем , в голове у меня образовалась та еще каша из понятий и ощущений.

Я обрадовалась, что не надо пыхтеть над тенями-полутенями-рефлексами-бликами на гипсовых пирамидах и кубах (мне уж это порядком надоело тогда), и стала пытаться с помощью штрихов передавать свое понимание формы и пространства…

Однажды я целое занятие так рисовала постановку из куба и шара… Направление всех поверхностей сторон куба, круглящуюся поверхность шара, и – пространство вокруг этих предметов!  К концу занятия я обнаружила, что вся поверхность листа покрыта штрихами одинаковой интенсивности, и невозможно ничего толком разглядеть. Так я поняла, что в моих представлениях о конструктивном рисунке что-то неправильно, и надо немного вернуться к реализму…. Мой рисунок стал… Не помню каким… Наверно, плохим, но, думаю, выразительным. Что-нибудь в духе ДАЕ(художник-экспрессионист из Очера - прим. ред).

После школы я поступила в Художественное Училище.  Я проучилась там два года. Смутно помню занятия по рисунку: какие-то пыльные натюрморты из тряпок, крынок и чучел птиц. Преподаватели заходили, говорили два слова и уходили. Вообще, они все больше сидели в «Рваных парусах». Так мы, студенты, называли кафе «Дружба», которое находилось напротив Училища. Хотя сами мы пили, кажется, здорово, уважали мы больше тех преподов, которые не были никогда замечены под тентами «Рваных парусов».

Я бросила Училище и поступила в Текстильный институт. На экзаменах я даже получила по рисунку пятерку. Вышло все так. Я немного опоздала, и все «хорошие» места оказались заняты, свободен был только ракурс в профиль.  Я его и заняла. А натурщица была – старуха , какая-то выразительно- аристократичная, и свет из окна красиво «лепил» формы  ее лица. Я вдохновилась и , не мудрствуя лукаво, нарисовала, как видела


      


Но потом начались занятия, нам сказали, что рисунок должен быть ЛИНЕЙНО-КОНСТРУКТИВНЫМ. Линейным, так линейным, я начала рисовать ЛИНИЯМИ  и получила двойку на первом же предварительном просмотре. «Покопируйте образцовые рисунки», - посоветовали мне. Я покопировала то, что висело в коридоре факультета прикладного искусства. Ничего сложного в там не было. Я поняла, что не надо обращать внимание на слова. Рисунки самые обыкновенные, только как бы оставлены на стадии построения. Светотень только слегка намечена. Считалось, что этого достаточно для художников-текстильщиков

В общем, я перестала париться из-за терминологии, и рисовала, как бог на душу положит. Тем временем… Меня выгнали из Текстильного Института (это другая занимательная история)… Я не буду сейчас рассказывать ни о чем, что со мной после этого случилось. Скажу только, что когда я поступила на Худфак Технологического Института, мне был интересен только АКАДЕМИЧЕСКИЙ рисунок. А про КОНСТРУКТИВНЫЙ я слышать не могла.

Мне повезло… Рисунок у нас преподавал отличный человек и педагог Евгений Васильевич Николаев. Он был по скульптор- камнерез-анималист, ученик Ватагина. А главное, сам он учился рисовать еще в сталинское время, когда всем-всем-всем старались дать академическую подготовку по рисунку.

А теперь скажите мне: разве академические рисунки – не конструктивны? Разве по рисункам А. Иванова или Лосенко нельзя слепить скульптуру?  Я уже ясно понимала, что мне не интересно делать условные изображения предметов, когда форма сведена к  сочетанию простых геометрических объемов, как это делают в Строгановке. Мне была интересна ЖИВАЯ ПЛАСТИКА!

Николаеву нравились мои рисунки!!!! Он меня все время хвалил. Мне это так нужно было… Конечно, они не были по настоящему академическими. Для этого нам давали недостаточно времени, ведь это был факультет ПРИКЛАДНОГО искусства.

 

А потом вот что было. То ли на третьем, то ли на четвертом курсе… В Москве проходила выставка художника Рудольфа Хачатряна. Красивые эффектные портреты, нарисованные СЕПИЕЙ НА ЛЕВКАСЕ. Ничего особенного, по правде сказать. Сейчас 70 процентов Арбатских художников работает так или примерно так. Но тогда основная масса художников работала иначе. И работы Хачатряна производили впечатление.

И вот мы все посмотрели эту выставку. Мне показалось, что хитрого особо ничего нет. Штрихи аккуратно положены, большая форма, в общем-то чувствуется, все больше красивые девушки нарисованы, да и все.





И вот обсуждаем мы с сокурсниками эту выставку в институте , все восхищаются. А я и сказала, что мол ничего особенного, руку набить можно быстро, чтобы так рисовать. Моя подружка заявила: «Нет! Ты так не можешь». Я жутко завелась! И заявила, что за месяц смогу так набить руку, что сделаю рисунки не хуже чем у Р. Хачатряна (Меня заводило еще и то, что художник был мой однофамилец, так как  Хачатрян – моя девичья фамилия).

Короче, заключила я пари (со всей нашей керамической группой), что через месяц  предоставлю рисунки НЕ ХУДШЕГО, чем у Рудольфа Хачатряна, качества.  На стипендию. То есть я отдаю стипендию, если проигрываю. Что бы я получила в случае выигрыша,  не помню

Я пошла еще раз на выставку и спросила у Автора, который там присутствовал, как он делает левкас? «Да обычно, мел и клей», - ответил Маэстро.

«Отлично», -подумала я, - загрунтую оргалит.»

А вот где взять загадочную СЕПИЮ? Это сейчас ее запросто можно купить, а тогда мы про такие изыски слыхом не слыхали.

Я стала пробовать то, что было мне доступно: цветные карандаши, например (этот портрет потому и нарисован «на пробу» цветным карандашом)

Подруги, которые верили в мою победу, позировали мне самоотверженно. Я для тренировки начала рисовать их простыми графитными  карандашами…

Потом знакомый, который работал на художественном комбинате на Калужской, «достал» мне сепию (она продавалась в киоске при комбинате, но продавали ее только членам союза). Оказалось, это карандаш такой!

Еще оказалось, что исправлять  рисунки, сделанные на левкасе, просто: вместо ластика служит абразивная шкурка-нулевка. Какие-то светлые места можно процарапать. Никакой мистики, короче.

Дальше вышло вот что: на работе (а я подрабатывала кружководом в Доме пионеров) мне объявили, что надо срочно сделать выставку детских работ. Я провозилась с подготовкой выставки. Грунтовать оргалит начала за неделю до окончания срока пари. Пока левкас высох… Короче, не успела я… Пришлось стипендию отдать

Пропили её. Всей группой.

Как раз было 8 Марта. «Джентльмены» у нас в группе  были не ахти какие джентльменистые. А тут захожу я в нашу мастерскую, а там… «поляна накрыта», относительно неплохо! И со мной все – такие вежливые и предупредительные! Я не поняла сперва, с чего бы это. И вот, отмечаем мы Женский праздник.  И что-то мне всё подливают и подливают. И как всегда,  от портвейна мне стало плохо. И через дурноту я вдруг слышу голос одного из сокурсников, Вовы Ковалева: «Да она же жадная! Решила хоть так себе деньги вернуть!» Тут до меня дошло, почему это они так расщедрились. Это ж моя стипендия  пропивается. И Вова решил, что я таким образом (упившись портвейном) пытаюсь вернуть себе хотя бы часть потерянных денег



 

Портреты подруг я им и подарила. Остался у меня этот автопортрет. Остальные почеркушки я сделала много позже, году в 2000. кажется. Просто пробовала разные материалы, как они на левкас ложатся




                     Гаянэ. Встреча в кафе

Выпуск  март 2016


Copyright PostKlau © 2016


Категория: Гаянэ Добровольская | Добавил: museyra (16.02.2016)
Просмотров: 591 | Комментарии: 10 | Теги: РАССКАЗЫ ХУДОЖНИКОВ, Добровольская Гаянэ | Рейтинг: 4.9/10
Всего комментариев: 10
1  
Ольга Алекчеевна, я вижу, Вы заменили Ван Гога на ДАЕ. Что ж, это правильно. Мне следовало самой додумться. )))

0
3  
Гаянэ, я НИКОГДА ничего не меняю в тексте, в том, что сохранен у меня и был ДАЕ, только написание было Дае и тут вы угадали, что именно в этом месте я исправила. Просто удивительное чутье

2  
То есть, Ольга Алексеевна... )))
ред.

4  
Да? Значит, у меня в разных местах по разному...

5  
Андреев Виктор Александрович.

Конструктивный рисунок. Для справки.
Как я понял, это сочетание чертежных методов и художественных при ведении рисунка, например, человека.
Особенно при рисунке обнаженной модели. Близко к методу А. Дюрера, где он использовал три  параллепипеда для вписывания головы, грудной клетки и таза. По представлению Дюрера и современным исследованиям фигуру целесообразно изображать в аксонометрии (минимально используя перспективные сокращения, в пределах одной фигуры).
Контур фигуры тщательно отделывается согласно пласт. анатомии. Также на рисунке  модели легко прорабатываются анатомические детали (входы и выходы мышц, суставы, сопряжения объемов).
Намечается слегка большой тон - главная тень. Обычно это теневые рефлексы от заднего полупространства. Для цилиндра эти рефлексы на внешнем 30% радиуса внутри абриса  цилиндра. 70% радиуса  - отражают переднее полупространство. Дальнейшая тональная проработка минимальная.
Конструктивный рисунок - это рисунок на базе знаний, а не копирования. Его требовали от абитурентов при поступлении в Строгановку.

0
6  
Виктор,настоящее искусство начинается с нарушения правил, это и есть творчество.

7  
Андреев Виктор Александрович.
Эти правила как линейки в тетрадях. Пишут на них. И только.
Я занимался пастельным портретированием.
Для меня вообще весь процесс портретного творчества был внесознательный. Просто сажусь, делаю геометрическую планировку листа картона. При этом часто использовал традиционные средства ритмизации, например, звезды, построенные  на засечках золотых сечений.
Затем начинался внесознательный процесс творчества в рамках геометрических построений. Только по завершении портрета оцениваю результат. Он почти некорректируемый. Если удалось передать образ - удача.
Предварительные геометрические построения, всякие ритмизационные сетки , обобщенный абрис портрета, все это связано с необходимостью отключать логические системы мышления  при  самом портретировании. Т.е. в начале создаются логические, теоретические и т.п. ограничители, а затем начинается рисунок на подсознательном уровне.

0
8  
Ну с этим, конечно, да, нельзя не согласится. Хорошо разложили по полочкам

9  
Андреев Виктор Александрович.
Как Вы хорошо описали метод. Пожалуй. даже хорошо. что тогда мне некому было это объяснить, а то бы я совсем свихнулась. ))))

10  
Но я согласна с вами, Виктор, что настоящая работа начинается тогда, когда как бы забываешься, и твоей рукой кто-то водит.

Имя *:
Email *:
Код *: