Главная » Статьи » РАССКАЗЫ ХУДОЖНИКОВ » Гаянэ Добровольская

Г.Добровольская. Привина Глава

Гаянэ Добровольская

                

                          Привина Глава


Я присутствовала на венчании своей подруги в древнем монастыре Привина Глава недалеко от сербского города Шид.
После церемонии в храме была общая трапеза в большом зале 
Сербские священники меня удивили! Они мне жутко понравились.

Их там было двое. Отец Гавриил, вроде главный и постарше, ну и Георгий, по сербски Джёрдже (там буква, которой нет в русском, читается как ДЖЬ. В итальянском есть такой звук.)

Георгий-Джёрдже был очень красивый, если можно так говорить про священника: седой, стройный, с правильными тонкими чертами лица, недлинной бородой и аккуратно подстриженной шевелюрой над высоким лбом. Когда венчание закончилось, во дворе перед храмом парни и девушки в народных костюмах танцевали КОЛО, сербский вариант хоровода, к ним присоединились все приглашенные на церемонию, и отец Джёрдже лихо отплясывал с молодёжью. 

Гаврила был черноглаз и лохмат, дымил как паровоз. Во время службы всё было чин чином, но потом, за трапезой, как и остальное время, сигарету из рук не выпускал, курил одну за одной. И выглядел при этом стильно!  Даже ХИПОВО. Сизый дымок вырисовывал причудливые иероглифы вокруг его цыганских глаз, клокастой бороды и похожего на черную  кастрюлю клобука. В то первое посещение монастыря я его пыталась сфотографировать с сигаретой, но Джёрдже, улыбаясь, подал мне предостерегающий знак. Пришлось снимать курящего батюшку тайком.

В мою задачу входило написать как можно больше портретов всякого начальства и нужных лиц. Светлана, руководитель нашей группы, сказала, что надо бы мне заняться  кем-нибудь из святых отцов. Но оба пастыря выглядели так живописно, что их обоих я бы изобразила с исключительным удовольствием. Светлана сама поговорила с Джёрдже, мне осталось только подойти, широко, но почтительно улыбнуться, и сказать, что написать его портрет для меня огромное удовольствие и огромная честь. Это я повторила раза два, рассчитывая, что невинная лесть укрепит батюшку в намерении «отдаться в мои живописные руки».

Такая возможность представилась, когда мы всей группой приехали в монастырь во второй раз, чтобы провести там "творческий день".


Вообразите, в нашей команде присутствовал трудоголик больший, чем я сама! Некто Алексей Шеболдаев, профессор Текстильной Академии, массивный бритый мужик., похожий на дервиша. Я когда-то училась в текстильном, он был старше на курс, помню его стройный и кудрявым. Ему досталось писать Гаврилу.

Но Гаврила принимал посетителей (к нему в трапезной стояла очередь жаждущих совета. Он там вроде семейного консультанта), и Алексею пришлось подождать. Часа два.

А дисциплинированный Георгий был готов к сеансу. Я мгновенно разложила этюдник и заработала со всей энергией, какую имела. «Спасибо, боженька, за такое счастье!» - сказала мысленно.


Его глаза были строгими и внимательными. Ну, я так и написала. Работа шла относительно легко, что неудивительно: сидел он великолепно. Только спрашивала его время от времени «Умора?». Подразумевая, не устал ли он. Он отдыхал совсем немножко. Писание было наслаждением! Работала, забыв обо всем.
Под конец я занервничала, что пишу слишком долго, и что отец Георгий может уйти по каким-нибудь делам, и заторопилась.
Руки мне дались тяжело, а одежда и крест – легко.
С фоном я облажалась. Более противного оттенка не сыскать.

Наконец, финиш… Он подошёл, посмотрел… На лице  - искренний восторг! Повернулся ко мне – и поцеловал! В какое место, как вы думаете? В открытое плечо! Ближе к шее!  Я – остолбенела, это мягко сказано. (Такую фривольность можно было бы объяснить количеством выпитой за трапезой ракии, в Сербии она льётся как вода; но ведь за время писания она бы выветрилась! И сидел он так прямо!)

Подошла Светлана, он стал делиться с ней впечатлениями от процесса. Я поняла не всё. Вот что поняла: он сказал Светлане что-то про свою жену; ещё сказал, что я во время работы разговариваю сама с собой (а я и не заметила!). И добавил, что просто влюбился в меня!
«Вам нельзя, у вас жена!» - строго сказала Светлана.

Ну, и всё.

…Мы пригласили его на открытие нашей выставки. Он пришел, в черном одеянии, строгой элегантностью похожем на католическое, и с серебряным крестом. Его портрет висел в центре зала, я попросила разрешения с ним сфотографироваться на фоне портрета. Он подарил мне написанную им книжку – молитвы в стихах, бумажную иконку какой-то сербской святой и пакетик с украшениями, которые я приняла за чётки. Мне объяснили, что это – на шею. Я сразу же надела их на себя. Мы мило пообщались через переводчицу… Теперь ношу, почти не снимая. Бусы то ли из пластика, то ли из каких-то круглых зёрен, с крестиком из этих же зёрен. Идут мне, как будто специально сделаны.

Вернувшись в Москву, долго грустила… И думала: боженька, устроивший мою судьбу так, как он её устроил, не был ли ко мне слишком суров? Или он был, напротив, милостив?
              
Использованы собственные фото- и художественные материалы Гаянэ Добровольской

Copyright PostKlau © 2016

Категория: Гаянэ Добровольская | Добавил: museyra (03.11.2016)
Просмотров: 179 | Комментарии: 2 | Теги: РАССКАЗЫ ХУДОЖНИКОВ, Добровольская Гаянэ | Рейтинг: 5.0/3
Всего комментариев: 2
1  
Рассказы Г. Добровольской читаю с большим удовольствием. Душа её открыта для всех.

2  
Спасибо, Ирина!

Имя *:
Email *:
Код *: