Главная » Статьи » Театр.Кино » Кино. Театр

Е. Несмеянов. Почему "Титаник"(1997) - не великий фильм?

Евгений Несмеянов





Почему "Титаник"(1997) - не великий фильм?


Ежегодная «апрельская лихорадка», связанная с годовщиной гибели «Титаника», традиционно порождает вал публикаций – текстовых и видео, – на все лады распевающих осанны «Титанику» Джеймса Кэмерона. Действительно, фильм этот стал событием в истории киноиндустрии и обрёл всемирную славу вкупе с одиннадцатью позолоченными статуэтками Американской киноакадемии (правда, за вычетом сценарной номинации, а одно это говорит о многом).



                  Видеокассета ЗАО «ОРТ-Видео», 1998 г. (из собрания автора)


Взглянув на это кинопроизведение 23 года спустя, можем ли мы признать его таким выдающимся, каким оно многим казалось в то время?

Вот шесть причин, не позволяющих считать к/ф «Титаник» (1997) по-настоящему великим:

 

1. Начать следует с того, что общая сюжетная канва картины – вымышленная любовная история, разыгрывающаяся на борту «Титаника», – отнюдь не оригинальна, ибо это далеко не первая кинодрама на означенную тему. Краткое сюжетное резюме от самого режиссёра звучит – ни много, ни мало – как «Ромео и Джульетта на тонущем "Титанике"»; так или иначе, сюжет носит вторичный и во многом заимствованный характер, что уже в изрядной степени ослабляет притязания художественного произведения на «великость». 

2. Уважаемый режиссёр постулирует, что ему была необходима своего рода «эмоциональная ловушка» в лице двух вымышленных центральных персонажей – сладкой парочки, «за спиной» у которой зритель в конце концов разглядел бы происходящее с «Титаником», восхитился бы его красотой и проникся грандиозностью его крушения[1]. Звучит хорошо (в теории), вот только для очень многих, включая автора сих строк, упомянутая «ловушка» стала скорее «оттолкушкой», внушающей стойкое и непреодолимое отвращение. Выходит, создатель «суперфильма» не нашёл достаточного драматического потенциала в реальных историях пассажиров и членов экипажа «Титаника», не усмотрел в них достаточного трагизма, и ему понадобилось выдумывать что-то ещё, «получше», словно люди «Титаника» его не очень-то вдохновляли и интересовали (при этом образ юного красавчика Джека Доусона явно навеян пассажиром I класса «Джеком» Тэйером).

Один известный американский эксперт по «Титанику», выступавший консультантом на съёмках этого фильма, прямо заявил на интернет-форуме The Titanic Channel: «Без Джека и Розы фильм был бы не интересен». Весьма симптоматичное мнение, равносильное признанию в том, что ему не интересна реальная история «Титаника».

3. В чём причина неприязни довольно большого числа людей к «Джеко-Розе»? Почему эти люди упорно отказываются воспринимать данных персонажей, их «великую историю любви», и, как говаривали британские и американские моряки, «плюются заклёпками» при всяком упоминании об оных? «Сопли в сахаре», подростковая романтика? Безусловно. Но главное – это фальшь. Некоторые ощущают её за милю, другие радостно поглощают и требуют добавки. Пожалуй, не сильным преувеличением будет сказать, что лавстори Джека и Розы на «Титанике» вполне можно признать одной из самых малоубедительных, наигранно-вымученных и схематично-ходульных в кинематографе (да и в искусстве в целом). Это, несомненно, крупное достижение, хоть и со знаком минус.

Какова вероятность того, что бедный эмигрант из III класса и избалованная аристократка из I-го повстречаются на борту огромного лайнера, где действует система жёстких классовых разграничений, и полюбят друг друга искренней и пылкой любовью? Разумеется, 100% (по мнению авторов фильма).

Аналогичным образом «охотно верится» и во вспышку «африканской страсти» и форсированное развитие романа между ними – всё на протяжении четырёх дней рейса. Экзальтированная молодёжь обычно объясняет это со ссылкой на чудеса любви с первого взгляда, но здесь скорее имеют место «чудеса» сценарные и попытка выдать низменную и сиюминутную животную похоть за высокое и благородное чувство, воспетое поэтами.

«Джек должен был умереть», сказал Кэмерон в одном из интервью. И вовсе не потому, что ему хватило или не хватило бы места на том деревянном обломке. А потому, что сам этот персонаж был изначально и по определению нежизнеспособен, а их внезапный бурный роман с Розой – неубедителен, безжизнен и обречён на провал (его альтернативное развитие показано в фильме «Дорога перемен»). Участь, которая ожидала Джека по прибытии в Нью-Йорк (если бы «Титаник» не затонул) вместе с его новой пассией (с такой пассией), была незавидна. Вот о чём следовало бы рассказывать молодой зрительской аудитории, а не романтизировать опьянение похотью на заднем сиденье чужого автомобиля. Глядишь, так бы могло снизиться и число неудачных браков и несчастливых отношений между молодыми – и даже не очень молодыми – людьми по всему миру.

А что касается Роуз/Розы, то с чего вообще образ истеричной, взбалмошной, бесящейся с жиру девицы, изменившей своему жениху с первым встречным и бежавшей от матери, должен вызывать у кого-то сопереживание и тем паче восприниматься в положительном свете? И ведь многими воспринимается: мол, героиня, сильный женский характер и т.д. Плюй на всех, игнорируй запретительные знаки (в т.ч. призванные противодействовать распространению вирусных заболеваний, как те злополучные решётки на «Титанике»), ни во что не ставь институт брака и волю родителей, иди на поводу у своих гормонов и половых инстинктов – вот какие идеи продвигает это кинополотно и чему оно учит подрастающее поколение – свою целевую аудиторию. 

4. Ещё один громкий режиссёрский постулат – было заявлено буквально следующее, причём без шуток, на полном серьёзе: «Священным долгом своим и всех, кто был занят в производстве картины, считал я скрупулезное и бескомпромиссное следование фактам. Я хотел иметь возможность в любой момент, ни на йоту не покривив душой, заявить: "Так было. Вот что случилось. Именно так. Если бы машина времени перенесла вас на палубу, вы бы увидели именно это..."»[2]. Не стоит говорить, что некоторых профессиональных историков это высказывание покоробило и ввергло в дрожь.

 

 

Миниатюра кормовой части «Титаника» в масштабе 1:8, использовавшаяся для съёмок сцены разлома и окончательного погружения судна. Ныне выставляется в Hollywood Casino Tunica в Миссисипи. Несмотря на периодически возобновляемые Дж. Кэмероном попытки отстоять картину вертикально вздымающейся кормы, столь эффектную на киноэкране, компьютерные симуляции и расчёты с 1996 года показывают, что дифферент «Титаника» должен был составлять от 17 до 23 градусов (Thomas R. Machnitzki, 2011)

 

Возникает вопрос (риторический): может ли считаться великим исторический фильм, почти в каждой сцене которого – по крайней мере, во всех ключевых – имеются те или иные исторические ошибки, ляпы и неточности, подчас весьма грубые?.. Это не считая вольного обращения с конструкционными деталями и физикой затопления судна, торчащей вертикально кормы и главгероев, насквозь промокших в ледяной океанской воде задолго до исчезновения в ней «Титаника». О погодных условиях в день отплытия «Титаника» из Саутгемптона 10 апреля 1912 года и о том, что его центральный гребной винт, приводимый в движение турбиной, не включался в портовых водах; о том, что перо руля не было маленьким; о том, что пассажирам запрещалось проходить на носовую оконечность (тем более при движении судна полным ходом в открытом океане)[3]; о том, что в момент столкновения, опять-таки, на острие полубака никого не было; о том, что дымовые трубы не имели дополнительной подсветки в ночное время; о том, что после 1:30 ночи 15 апреля лайнер тонул с креном около 10 градусов на левый борт, а угол его дифферента (продольного наклонения) физически не мог достигать 45 градусов; об участке, на который пришёлся разлом корпуса, – обо всём этом и многом другом было известно ещё до выхода фильма на экраны. Подробнее о многочисленных ляпах и ошибках в к/ф «Титаник» (1997)  

 

 

Залитая светом гелиосфер полноразмерная гидравлически управляемая декорация корпуса «Титаника» во время съёмок в Мексике в 1996 году. Условия освещённости при крушении исторического судна в ночь с 14 на 15 апреля 1912 года были куда менее благоприятными, иллюминаторы также горели не все, поскольку не все каюты были заняты. Кроме того, кормовая часть декорации слишком глубоко опущена в воду (AirstarInternational/Wikimedia Commons)

 

Напротив, свидетельства о возможном расстреле пассажиров и самоубийстве одного из офицеров (история крайне запутанная и противоречивая, таковой она была и в 1997 году и остаётся поныне) были совершенно однозначно истолкованы Кэмероном в пользу причастности ко всему этому первого помощника капитана Уильяма М. Мёрдока, что обернулось скандалом после мировой премьеры (потомки и соотечественники Мёрдока категорически не согласились с такой трактовкой). Таким образом, налицо предельное своеволие – если не сказать фамильярность – в работе с историческим материалом и абсолютно ненаучное гадание на кофейной гуще. При том, что художественный кинематограф даёт богатый арсенал средств и способов ухода от прямого ответа, если режиссёр по каким-то причинам желает оставить зрителя в неведении; можно показать крупным планом один лишь дымящийся ствол, можно, наоборот, показать людей с общего плана или со спины, если уж так необходима эта сцена расстрела. 

Вообще у фильма проблемы с тем, как в нём показана гибель некоторых действующих лиц, особенно исторических. Эпизод с главным конструктором Томасом Эндрюсом, находящимся в курительном салоне I класса, относился к гораздо более раннему этапу; сцена с самозаточением капитана Э.Дж. Смита в рулевой рубке и вовсе не подтверждается свидетельствами. Смита и Эндрюса последний раз видели вместе на капитанском мостике, откуда они прыгнули в наступающие воды[4].

5. По своей структуре и композиции лента напоминает громадный, «осевший под бременем собственной тяжести праздничный пирог» – так Уолтер Лорд описывал сам тонущий «Титаник» в своей классической книге в 1955 году, но это образное сравнение вполне применимо и к «киношедевру» 1997 года. Последний ещё можно уподобить непомерно раздутой бадье с убежавшей кашей. Многожанровость, пестрота и эклектика – это здорово, но всё хорошо в меру и со вкусом. Когда незамысловатая (не будем говорить примитивная) романтически-слезоточивая подростковая лавстори переплетается у вас с авантюрно-приключенческой охотой за сокровищами, причём и то и другое является художественным вымыслом, наложенным поверх реальных, и весьма печальных, исторических событий, а в игровом фильме-катастрофе вдруг мелькают кадры документальной подводной съёмки, – голова зрителя начинает немного трещать и хочется воскликнуть «Астанавитесь!» (с).

Конечно, документальной подводной киносъёмки реальных обломков «Титаника» там ничтожно мало, большая часть этих сцен всё равно отснята в павильонных декорациях и с использованием макетов, но всё же. Почему нельзя было снять всё только в студии? Ответ прост: во-первых, велико было желание задействовать материал, снятый в ходе экспедиции на «Титаник» 1995 года (на TED Talks Кэмерон признался, что вообще больше хотел совершить глубоководную экспедицию к остову судна, нежели снимать про него фильм); во-вторых, таким хитрым способом создавалась иллюзия невероятной достоверности ВСЕГО показываемого на экране. Видя такие кадры, зритель невольно начинает воспринимать как «документальные» и все остальные. Зачем это было нужно в игровом художественном фильме, содержащем огромный процент вымысла, массу исторических ошибок и неточностей, научных «косяков» и логических несостыковок – непонятно. Думается, проще и дешевле было бы снять романтически-катастрофическую сказку безо всяких претензий на научность, но зато лубочно красивую и изобилующую спецэффектами (чем данное кинопроизведение всё равно по сути и является). 

6. В продолжение п.2: о чрезмерной и непропорциональной перегруженности картины элементами (и целыми сюжетными линиями) художественного вымысла, fiction. Пара главгероев – вымышленные персонажи; такое бывало и в более ранних фильмах о «Титанике». Может, бриллиант – второй «закладной камень» сюжета – настоящий? Тоже нет (хотя к нему и пытаются подтянуть некий исторический прототип).


 

Колье «Сердце океана», вероятным прототипом которому послужил бриллиант Хоупа (Josh Vergara/Wikimedia Commons)

 

Тогда, быть может, хотя бы вся эта экспедиция, обрамляющая рассказ постаревшей героини и пробуждающая в ней воспоминания далёкой юности, – всамделишная? И снова ответ отрицательный. Экспедиция по поиску мифического голубого бриллианта с использованием российского научно-исследовательского судна «Академик Мстислав Келдыш» и аппаратов «Мир» – это тоже инсценировка. Франко-американская экспедиция подняла большое количество артефактов «Титаника» (около 2 тыс. предметов, включая драгоценности) в 1987 году; затем этими же организациями было осуществлено дальнейшее извлечение артефактов в 1993 и 1994 годах (в том числе был намечен к подъёму и знаменитый The Big Piece). Российские глубоководные обитаемые аппараты (ГОА) «Мир» впервые погрузились к «Титанику» в 1991 году в ходе масштабной американо-канадско-советской экспедиции, в условиях проведения которой был специально оговорён отказ от подъёма каких-либо личных вещей («Ральф. У нас научная миссия. Мы не должны ничего забирать. Я не хочу скандала»); были подняты лишь несколько кусков стальной обшивки для металловедческого анализа. Тогда же родился и распространился миф (а кое-кто и по сей день считает, что никакой не миф) о русских, обшаривающих «Титаник» в поисках сокровищ, проникающих внутрь на своих мини-субмаринах и бьющихся ими о корпус, вызывая серьёзные разрушения. Совместной киноэкспедицией Дж. Кэмерона и Института океанологии им. П.П.Ширшова РАН в 1995 году производилась съёмка носовой части, но артефакты – тем более, столь крупные и тяжёлые, как судовой сейф, – опять же, не поднимались (во всяком случае, официально)[5].


 

НИС «Академик Мстислав Келдыш» в порту Киль (Германия), 2002 г. (Wusel007/wikipedia.org)

 

Это, конечно, не всё. И целью вышенаписанного отнюдь не является переубеждение кого бы то ни было, в особенности ярых поклонников названной картины; фанаты всегда будут стоять на своём, цепляясь за милые сердцу иллюзии (на то они и фанаты).

Фильм «Титаник» 1997 года стал, безусловно, значительным поп-культурным феноменом и выдающимся ремесленным, техническим достижением мирового кинематографа. Всё, что касается материально-технической части, производственной стороны и антуража – декорации и костюмы, миниатюры и массовые сцены, операторская и композиторская работа, постановка трюков и звук, передовые на тот момент визуальные эффекты, компьютерные и практические, – заслуживает высших похвал (кроме, разве что, работы осветителей, которые явно перестарались). Но нам, придирам-критиканам, морализаторам и буквоедам, этого недостаточно. Наивные, мы ждём исторической точности и физической достоверности, а также некоего позитивного мессаджа – там, где ждать их в принципе не стоит, когда за нетипичный для себя жанр исторической драмы берётся признанный мастер зрелищного и мрачного фантастического боевика.

Необходимость в новом художественном – или документально-художественном – фильме о «Титанике» уже назрела. Но мы не увидим ничего достойного и интересного до тех пор, пока режиссёры не перестанут оглядываться и равняться на самый популярный и кассовый[6], но отнюдь не самый удачный фильм о великой катастрофе.

 

 



[1] Марш Э., Кэмерон Дж. «Титаник». М.: Слово, 1998. С. VI-VII.

[2] Там же. С. VI.

[3] На волноломе носовой надстройки имелась соответствующая запретительная табличка для пассажиров. Впрочем, любители знаменитой «сцены полёта» на носу «Титаника» указывают на фотографии «Олимпика» 1911 г. из архива семьи Бут, сделанные на самой носовой оконечности, а также ссылаются на воспоминания пассажирки I класса Хелен Ч. Кэнди, которая, по её словам, однажды утром совершила подобную одиночную вылазку на нос «Титаника» (хотя гораздо вероятнее, что она не продвинулась дальше открытой прогулочной площадки в носовой части палубы А).

[4] Fitch T., Layton K. J., Wormstedt B. On a Sea of Glass: The Life and Loss of the RMS Titanic. UK: Amberley Publishing, 2012. Pp. 321–330.

[5] Подробнее об экспедициях 1987, 1991 и 1995 годов см. главы 5–9 моей книги «The Titanic Expeditions: Diving to the Queen of the Deep 1985–2010» (UK: The History Press, 2018).

[6] Т. Алешичева пишет: «Леонардо Ди Каприо было двадцать три года, когда "Титаник" породил бешеную Лео-манию среди девочек-подростков: в аэропорту Токио, куда молодой актер прилетит представлять фильм, его будут ждать две с половиной тысячи фанаток. Девочки по всему миру сделали фильму рекордные сборы, потому что ходили на него в кино не по разу» (Алешичева Т. Прекрасные и обреченные. Портрет на двоих // Искусство кино. 2019. № 7/8. С. 61).




Copyright PostKlau © 2020

Категория: Кино. Театр | Добавил: museyra (27.04.2020)
Просмотров: 218 | Комментарии: 1 | Теги: Театр.Кино, Несмеянов(Манштейн) Евгений | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Все смайлы
Код *: