Главная » Статьи » Театр.Кино » Маргарита Ваняшова

М.Ваняшова. Доски судьбы(III)

Маргарита Ваняшова





                           Доски Судьбы(III)

Всегда в крови бродит время, у каждого периода есть свой вид брожения.             Было в двадцатых годах  винное брожение - Пушкин                                                        Грибоедов был уксусным брожением...

                     Старый азиатский уксус лежит в моих венах...

                                                             Юрий Тынянов




Скалозуб - Георгий Екимов, Чаадский - Михаил Никаноров

В комедии Грибоедова Скалозуб - «хрипун», «удавленник», «фагот» (театр читает подтексты, полковник не собственную талию ремнем для стройности затягивает). Фамусов уводит его якобы для игры в вист, на самом деле ведет в кабинет – донести свои подозрения о смутьяне Чаадском.+


Московский помпезно-торжественный, парадный стиль («на всех московских есть особый отпечаток») – возникнет в картине Бала у Фамусова. Он живо напомнит картины третьего акта из спектакля в «Кому на Руси жить хорошо» Кирилла Серебренникова. Там блистают византийским разноцветьем нарядов столичные Дивы в ошеломительных, переизбыточно-травестийных русских народных костюмах и кокошниках с бриллиантами. Здесь – прием тот же, только все в белом. И дамы, и господа. На плечах у черного люда. Белые кокошники, хрустальные блестки – в украшениях костюмов московских невест, русских Снегурочек – княжон Тугоуховских. И распорядительница, вершительница и повелительница бала графиня Хлестова (Елена Ионова). Сверкающий распорядитель бала насквозь ряженый Загорецкий (Анатолий Пономарев), похожий на начальника крепостного театра, а рядом - сразу два Репетиловых (Вадим Летунов, Богдан Мотрук), обступившие Чаадского с предложениями вступить в Тайное общество - люди из ведомства Скалозуба, провокаторы.+


  Хлестова - Елена Ионова, Софья - Ольга Спицына

«К МОЕЙ РАСПЯТОЙ ВЫСОТЕ….»

Жанр «Чаадского» в программке спектакля не обозначен. Каждый волен определить его сам.+

Мировая премьера. Тоже своего рода жанр, если принять во внимание время появления спектакля и обстоятельства времени. «Чаадский» прежде всего – современная опера, современная и по музыкальной структуре, и по звучанию. Маноцков создал сложный оркестровый синтез, с доминантой ударных в широком диапазоне, с лиризмом клавишных, пародийным пафосом духовых, нежными интонациями струнных. Пение – в спектакле – чаще всего речитативы. Дуэты звучат как хлесткие, иронические, острые перестрелки, подчас несколько дуэтов звучат одновременно, так что следишь за музыкальным рисунком, а не за словами, едва успевая за бегущей строкой, за схваткой позиций и мировоззрений, за контрапунктными пересечениями мотивов. Музыкальная и режиссерская партитура спектакля сформирована сильно и страстно, слово, ритм, движение объединены в мощный, единый и стройный организм.

Маноцков – один из талантливейших современных композиторов, каждым нервом чувствующий трагическое в музыке и во времени, диссонансы самой истории, тот «гул» эпохи, который слышали и Блок, и Пастернак.+


Александр Маноцков

У Блока есть поразительные мысли в «Дневнике» 1918 года, где он тесно сходится с Чаадаевым. О том, что музыка никогда не примирится с моралью, ибо язык искусства, поэзии, музыки имеет не моральные, а эстетические основания. Именно они – универсум культуры. Однако массовым сознанием до сего времени все еще управляют идеи шестидесятников XIX века. Других авторитетов нет, и это следствие глубокой непросвещенности нашего общества.+

«Требуется длинный ряд антиморальный. Требуется действительно похоронить отечество, честь, нравственность, право, патриотизм и прочих покойников, чтобы музыка согласилась примириться с миром». В опере «Снегурочка» Маноцков сказал о «разлученности с музыкой», об «иссякании музыки в мире», о том, что история движется вперед только жертвенным путем. Маноцков универсален. Когда Маноцков исполнял партию отрока Азарии в древнерусском чине «Пещное действо» в Псковском Кремле, его волновали все те же «последние вопросы» бытия и искусства.

Поэтам в России непреложно присуще чувство сораспятия с Христом. Оно было родственно Блоку, видевшему самого себя «пред ликом родины суровой», устремленным к пронзительному пейзажу «над рябью рек свинцовой, в сырой и серой высоте».

Христос! Родной простор печален!
Изнемогаю на кресте!
И челн твой — будет ли причален
К моей распятой высоте
Оно было свойственно Пастернаку.
Жить и сгорать у всех в обычае,
Но жизнь тогда лишь обессмертишь,
Когда ей к свету и величию
Своею жертвой путь прочертишь

«Чаадский» Александра Маноцкова и Кирилла Серебренникова исповедует именно эти заветные истины.


  Распятый Чаадский - Константин Бржинский

В финале Чаадский зависнет на вертикально поставленной платформе. На мгновенье мы увидим распятие. Чаадский сорвется, упадет со своего духовного креста, со своей Голгофы на землю, упадет неловко, некрасиво, скорчившись, сжавшись в комок, вздрагивая, утрачивая разум от пережитого.+

И явятся, и зазвучат бессмертные строки из «Записок сумасшедшего».+

Боже! Что они делают со мною! Спасите меня!...

Вон небо клубится предо мною, … сизый туман стелется под ногами; струна звенит в тумане, … вон и русские избы виднеются. Дом ли то мой синеет вдали? Мать ли моя сидит перед окном? Матушка, спаси твоего бедного сына!

Дайте мне тройку быстрых, как вихрь, коней! Садись, мой ямщик, звени, мой колокольчик. Взвейтеся кони, и несите меня с этого света! Далее, далее, чтобы не видно было ничего, ничего

На авансцене возникнет дорожный знак – «Москва» – и два указателя, стрелка направо – и стрелка налево. Дорожный знак Москва сменится знаком, 5.24.1 . Надпись «Москва» перечеркнута косой линией. Конец .+


Конец населенного пункта.

Чаадский незаметно исчезнет из нашего поля зрения.+

Участники спектакля, поднявшись на подиум, встанут в единый ряд, объединившись в новое пространство, где нет ни рабства, ни барства, а есть актеры, с их открытой гражданской позицией, переживающие истины, почти двести лет назад (1828) с последней прямотой адресованные Петром Чаадаевым читающей России, а ныне - переданные авторами спектакля в зрительный зал.+

Больше, чем кто-либо из вас, я люблю свою страну, желаю ей славы, умею ценить высокие качества моего народа…

Я не научился любить свою родину с закрытыми глазами, с преклоненной головой, с запертыми устами. Я нахожу, что человек может быть полезен своей стране только в том случае, если ясно видит ее; я думаю, что время слепых влюбленностей прошло... Я полагаю, что мы пришли после других для того, чтобы делать лучше их, чтобы не впадать в их ошибки, в их заблуждения и суеверия…

Прекрасная вещь — любовь к отечеству, но есть еще нечто более прекрасное — это любовь к истине.


П. Я. Чаадаев

Выпуск октябрь 2017


                     Copyright PostKlau © 2017
Категория: Маргарита Ваняшова | Добавил: museyra (20.09.2017)
Просмотров: 36 | Теги: Театр.Кино, Ваняшова Маргарита | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: