Главная » Статьи » Традиции » Элпиадис Алексей

А.Элпиадис. Русский вопрос глазами грека (VI)

Алексей Элпиадис(Греция)



 

Русский вопрос глазами грека(VI) 

(бывают ли русские бывшими?)


 

Человек отличается от животного не интеллектом, так как когда смотришь на украинскую интеллигенцию, понимаешь что обезьяна так мутировать не может.

Одним из базовых видовых отличий человека от животного является память о своих предках (с точки зрения естественного отбора это деструктивная память). Животное не задумывается, кто у него были дедушки и бабушки, так как это лишняя информация. Тем более, кто был хотя бы пару веков назад. Животные существа не историчные у них нет истории. У них память животная. 

 


Для русского человека замена термина ‘Великая Отечественная война’ на ‘Вторую мировую’ означает оскорбление памяти своих предков, убитых в этой жуткой войне ради победы над фашизмом. Народ – это общая память, и это касается не только общих побед, но и общих бед. Современному украинцу предлагают считать бедой убийство Бандеры (реабилитация УПА), для русского человека – это не беда, это справедливое возмездие. А беда – это Волынская резня, которая делает невозможным считать УПА вообще людьми.

Интерпретация истории – это не столько вопрос науки, сколько вопрос совести. Слово ‘со-весть’ означает «совместная весть», но весть бывает и от дьявола, и каратели творили то, что они творили, – с чистой совестью. Молодому украинцу, по сути, предлагается не просто «другая от русских память» (народ – это общая память), ему предлагается другая от русских совесть, если это вообще можно назвать совестью. Это извращение стало возможным только в рамках новой украинской историографии, когда украинцу рассказали, что он, оказывается, нерусский.

Так когда же географический термин ‘украинец’ стал означать не «русский, живущий на Окраине», а просто, одним словом, – «нерусский»? И каков механизм «этнораспада»?


 

Часть 2 

Завершение политики коренизации (туземизации) в постсоветской Украине

«Нетрадиционная этническая ориентация бывших русских»




В Бога можно и не верить (Он сам дал эту свободу), но не понимать роли православия в общерусской народной памяти – это без-умие! Этим безумием и грешила советская историография. Русский народ большую часть своей истории жил на территориях нескольких государств (он всегда был разделен). Но народ в средние века был в основе своей православным и частично униатским (т.е. не совсем католическим), и, как следствие, философски относился к государственным границам, которые менялись в среднем каждое поколение, по одной простой причине: у него была одна общая память – крещение, а это не событие – это бытие.

После очередной децентрализации Руси (распад СССР) всё вернулось на круги своя – опять новые границы у одного народа. Но именно советское образование напрочь исключило религиозный фактор из общей памяти русского народа в нескольких поколениях, в итоге – понятие этногенеза вульгаризировалось в советском и постсоветском менталитете до элементарного краеведения. В остальном СССР как страна, победившая в величайшей войне в мировой истории, – это пик русского мессианства. Но когда СССР пал, русский народ, лишенный как православной общей исторической памяти, так и красного мессианского проекта построения идеального общества, начинает распадаться на «вышиванки и их рынки сбыта», т.е. на политические нации.

Политическая нация – это государство нового времени,

сегодня её постоянно путают на Украине (и не только) с понятием народа (этноса).


Нетрадиционная этническая ориентация «бывших русских»

В рамках постсоветского менталитета наличие трех новых русских государств, т.е. политических наций (Беларусь, Украина, Россия) стало пониматься как наличие трех отдельных народов. В этой концепции наличие разных танцев, вышиванок и разных «говоров» в языковом плане стало аргументом существования отдельных народов. Это «нетрадиционная этническая ориентация», именно нетрадиционная, так как все эти отличия в русском народе были всегда (как и в любом народе). Они на Руси были и до крещения, остались и после, всё тысячелетие, перманентно эволюционируя. Но никогда (до распада СССР) наличие нескольких государств не понималось как наличие отдельных народов.

К сожалению, вместо преподавания общей истории одного народа в нескольких государствах (как делают Греция и Кипр), Украина и, в меньшей степени, Беларусь пошли путем создания этнических мифов, новой историографии (ленинского происхождения). И вот тут наработки советской исторической школы пригодились (те же грушевские и их производные). По сути дела, политика коренизации (туземизации) завершилась в рамках «постсоветского образования Украины». Этнораспад – это когда меняется восприятие истории не в диссертации академика, а в массовом сознании целого поколения. Как известно, Майдан проходил, в том числе, и на «улице Грушевского», в прямом и переносном смысле этого слова. Современная украинская историография – это «скелет из шкафа» подзабытой ленинской политики этнической инженерии (коренизации) и на этих книжках вырастили поколение.


 

Что такое коренизация (туземизация)?

Приведу чужой для вас пример коренизации, не касающийся ни украинцев, ни русских, и в этом смысле более понятный, так как не задевает за родное.



Что такое коренизация на конкретном примере?


Пример будет из коренизации сербов и болгар в рамках создания Югославии.

Коренизация – это когда сербам, которые живут на Черной горе, сказали, что они, на самом деле, не совсем сербы, а черногорцы. Почему? Потому что они живут на Черной горе. А болгар, которые жили в Македонии, великие югославские коренизаторы ошарашили тем, что они, оказывается, потомки Александра Македонского. Почему? Да потому что они живут в Македонии. Звучит как бред, но на этом вырастили поколения. И вот, когда «южнославянский СССР» (Югославия) распался, к северу от Греции и к западу от Болгарии возникает казусное государство Македония (Бывшая югославская республика Македония), населенное, вроде, болгарами. Но самое драматичное, что там вырастили на своей мифической историографии (свои грушевские) поколение с классической «нетрадиционной этнической ориентацией». У них нет общей памяти с болгарами: хотя и говорят на болгарском языке, болгарами они себя не считают, но считают, что они потомки Александра Македонского, как минимум, по прямой линии от царей Пеллы и Вергины. А мы, греки (по их грушевским), получаемся чем-то вроде балканских угрофинов (т.е. примазались).

Трудно скрываемый расизм характерен как для македонской, так и для украинской историографии. Мягко выражаясь, «не научно» утверждать, что жители современного Киева более чистокровные потомки князя Владимира, чем жители Москвы (которые, «как известно», все поголовно татары). Т.е. печенеги на Украине просто «мимо проходили». Расизм – это не наука, это диагноз.

Ну, а коренизация (туземизация) – это приватизация истории 
«по месту жительства»



Интересна реакция Греции и Болгарии на этот феномен «македонской идентичности бывших в основном болгар и частично сербов». Греция напрочь отказалась признавать название Македония за данным государством, а что касается пресловутого «права нации на самоопределение» в рамках распада Югославии, то это не означает права воровства чужой истории (а значит, и претензий на греческую территорию). С нашей греческой точки зрения, Македония заканчивается на границах северной Греции, и македонец – это грек, живущий на территории греческой Македонии, и мы добились своего. Официальное название данного государства в ООН – не Македония, а «Бывшая югославская республика Македония», сокращенно БЮРМ. Фактически, это единственное безымянное государство в ООН, у которого сейчас общепринятого названия нет, но, когда эта территория входила в состав Югославии, она (территория в составе Югославии) называлась Македонией. Это то же самое, как если бы Украину в ООН называли не «Украина», а «Бывшая Украинская Советская Социалистическая Республика», так как в нынешних границах и под этим названием – «Украина» – ее никогда не было. Она является результатом распада СССР, как, в общем-то, и Македония – результат распада Югославии, поэтому и называется она в ООН  «Бывшая югославская республика Македония» (читайте ссылки).

Но самое интересное – это реакция Болгарии.

 

В этом государстве (Македония) находится город Охрид, бывшая столица Западно-Болгарского Царства. Считается, что именно в Охриде впервые был создан алфавит кириллица учеником Кирилла и Мефодия Св. Климентом Охридским. Здесь же веками находилась резиденция предстоятеля болгарской церкви. Ввиду огромного значения этого города для формирования болгарской идентичности Охрид можно назвать «матерью городов Болгарских» или, по крайней мере, одним из важнейших центров. Итак, после распада Югославии и обнаружения отдельной этнической истории македонцев (результат коренизации/туземизации) в основном болгар и частично сербов), двусторонние отношения между Республикой Македония и Болгарией строятся на основе совместной Декларации от 22 февраля 1999 года, по которой Болгария, с одной стороны, признает Македонское государство, но при этом – далее цитата из договора:

«Болгария продолжает считать государственный язык Республики Македония диалектом болгарского и ожидает от властей этой республики прекращения агрессивных шагов и дезинформации по отношению к болгарской истории».

Таким образом, Болгария не признаёт «нетрадиционной этнической ориентации» македонских болгар, которые убедили себя, что они потомки Александра Македонского, и ждёт, пока они одумаются и перестанут верить в свои мифы. Так как народ – это не одно поколение, а их историческая совокупность (и это касается не только прошлых поколений, но и будущих), и, если одно поколение сошло с ума, забыв о своем прошлом, это не означает, что их дети не одумаются.

Какое это имеет отношение к Украинскому кризису? Прямое. Советую посмотреть знаменитое майданное видео в Ютьюбе с эпатажным названием «Никогда мы не будем братьями». Тут миловидная русская девушка неплохим слогом на родном для нее русском языке объясняет русским, что она – уже не русская. Этот ролик посмотрели уже несколько миллионов человек, посмотрите и вы, не пожалеете (а может, и ребенка пожалеете).


Этому ребенку и объяснить невозможно, что она – результат социального эксперимента коренизации/туземизации части русского народа, да она и термина-то такого не знает. Политика коренизации/туземизации только началась при СССР и была приостановлена, но не свернута. После развала СССР в «бывшей Украинской Советской Социалистической Республике» политика коренизации/туземизации была доведена до логического завершения. Выросло первое нерусское поколение бывших русских, которое уже умылось кровью и в порыве беснования готово воевать со своим прошлым (а все прошлое «украинцев» – русское).

История эволюции термина ‘украинец’ абсолютно идентична истории эволюции термина ‘македонец’. Точно так же, как понятие ‘македонец’ всегда было географическим: македонцы греки, македонцы болгары, македонцы сербы, есть даже македонцы албанцы (их сейчас в этом государстве около 30% населения), так и термин ‘украинец’ был изначально географическим. Только после двух параллельных экспериментов коренизации/туземизации: в Югославии – с сербами и болгарами и в СССР – с русскими, – понятия ‘македонец’ и ‘украинец’ получили нетрадиционное этническое наполнение.

Можно провести параллели и с эволюцией македонского диалекта болгарского языка и диалекта западно-русских земель, который когда-то назывался «русская мова». В 1945 году, в рамках создания «Социалистической Республики Македония» в составе Югославии, политическим решением македонские диалекты болгарского языка (их несколько) были объявлены отдельным языком, и началось формирование «литературной версии». До 1945 года все это считалось диалектами в основном болгарского и, с большой натяжкой, сербского языков. То же самое произошло с рождением «литературного украинского». На протяжении веков разные диалекты западнорусских земель назывались «русськая мова» (так свой язык называли его носители, история – это взгляд современника). Этот лингвоним применялся не только к народно-разговорной речи, но и к письменному языку – так называемому западнорусскому языку – государственной канцелярией Великого княжества Литовского (со стороны виднее).

В научных работах царской России XIX века по отношению к языку малороссов применялось такое название, как «южнорусский язык» или «малороссийское наречие». Причем, сами малороссы (не малость русские, а жители Малой России) считали, что их язык ближе к древнерусскому, чем новый литературный русский (не без основания). И огромное количество лингвонимов из малороссийского языка было органично интегрировано в литературный русский. Но все это понималось современниками как внутрирусский диалог. Это как диалог двух жильцов одного «языкового дома», которые, хоть и разные, похожи друг на друга до неузнаваемости. И просто спорят, кто из них выше, а кто ниже (как на фотографии).

Только лишь после 1917 года в рамках ленинской коренизации/туземизации термин ‘малорусский язык’ (русськая мова) постепенно вышел из употребления и был заменен на термин ‘украинский язык’. Почему? Потому что в этом словосочетании нет слова ‘русский’ ни в какой вариации (русський, малороссийский, западнорусский и т.п.), он уже не русский (теперь он, оказывается, братский). Классический пример – Букварь «южно-русского» языка (1861 год), изданный знаменитым на современной Украине Тарасом Шевченко. Т.е. сам Тарас Шевченко называл этот букварь «южнорусским» и свои личные дневники вел на русском языке. Но об этом быстро забыли, так как малороссийский язык не «малость русский», а язык Малой, но – России (т.е. он тоже русский). Та же проблема с термином ‘южно-русский’ – эти термины не убрали, их просто обрубили. Ленинская коренизация/туземизация не подменяет смыслы – она их обрубает.


Продолжение следует...

Иллюстрации ERIK JOHANSSON(Швеция) и из свободных интернет-источников



Выпуск февраль 2018


                      Copyright PostKlau © 2018

Категория: Элпиадис Алексей | Добавил: museyra (26.01.2018)
Просмотров: 146 | Теги: традиции, Элпиадис Алексей | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Все смайлы
Код *: