Главная » Статьи » Традиции » Гремитских Александр

В.Дианов. Коллекционер и меценат Александр Гремитских

Владимир Дианов





     Коллекционер и меценат Александр Гремитских



«Единственный способ выразить свою признательность художнику — это купить его картину».
Огюст Ренуар


Коллекционирование, как род деятельности, во многом формирует культурную среду общества. Неизвестно, что осталось бы в истории русского искусства, не будь в нем таких имен, как Кокорев, Третьяков, Солдатенков, Прянишников, Бахрушин, Мамонтов, Морозов, Щукин. И несмотря на то, что коллекционирование во все времена считалось делом почетным и элитарным, настоящих меценатов и подвижников в нем не так уж и много, если разобраться. Почему? Как правило, основную часть покупателей первоклассной живописи и антиквариата в мире составляют обладатели огромных состояний, олигархи, аристократы, чьей основной движущей силой является вовсе не любовь к искусству как таковому, а прежде всего — желание повысить свой престиж, окружив себя произведениями знаменитых авторов, а так же — стремление выгодно инвестировать финансовые средства. Лишь небольшая часть коллекционеров обладает вкусом, специальными познаниями и желанием сохранить художественное наследие для потомков. В основном, это — энтузиасты из числа музейных работников и потомки известных художников, обладающие изрядными собраниями работ своих родителей. Один из таких коллекционеров — Александр Гремитских, сын выдающегося советского живописца Владимира Георгиевича Гремитских, включенного в сотню лучших русских художников, внесших наибольший вклад в отечественную живопись от Феофана Грека до наших дней.

Александр Владимирович Гремитских родился 10 апреля 1951 года в Москве, закончил Институт иностранных языков имени Мориса Тореза по специальности переводчика с английского и испанского. С конца 1991 года начал целенаправленно собирать живопись и графику советского времени. В настоящее время его коллекция охватывает целую художественную эпоху с 1929 по 1992 год, и насчитывает уже более тысячи произведений сорока двух авторов. Александр Владимирович поставил своей целью сохранить и популяризировать творчество малоизвестных художников советского периода, доказать преемственность советской реалистической школы живописи с традицией дореволюционных мастеров. Сам коллекционер так рассказывает о начале своей деятельности: «Оказавшись после смерти отца в огромной мастерской, буквально забитой картинами, я просто не знал, что со всем этим добром делать. В советское время Союз художников в таких случаях организовывал посмертную выставку-продажу. Деньги за проданные картины перечисляли наследникам, остальные полотна возвращали им же, после чего выселяли из мастерской вон. В запасе у меня по тогдашним правилам было шесть месяцев. О выставке в период после ГКЧП нечего было и думать. О ценах на картины я не имел ни малейшего представления. В общем, положение отчаянное.

Пришел я в мастерскую отца, послонялся без дела, потом взял одну картину, другую, третью, механически расставил их, сел и начал смотреть. Вдруг все исчезло. Нет ничего – ни проблем, ни неприятностей. Есть только Гурзуф, море, пляж, Аю-Даг. Вот сирень. Вот розы. Я физически ощущаю их запах. А это Академическая дача. Зима, лютый мороз. Мне становится зябко. Перевожу взгляд на следующую вещь. Там на подоконнике стоит букет пионов. За окном жаркий летний день. Сильный солнечный свет пробивается сквозь ярко-зеленую листву. Становится тепло, уютно, спокойно.

Потом, гораздо позже, я где-то прочитал, что, оказывается, масляная краска в сыром состоянии обладает свойством активно впитывать энергию, исходящую от человека, а потом долго, иногда веками, понемногу излучать ее. Когда художник пишет, творит, когда он увлечен своей работой, от него исходят сильные положительные импульсы. Отсюда и такая мощная аура в мастерской — как в старину говорили — благодать. Приходилось ли вам бывать в намоленной старинной церкви? Тогда вам знакомо это благостное состояние. Оно возникает оттого, что вы ощущаете накопленные остатки ауры поколений людей, ежедневно приходящих сюда с положительными помыслами, с молитвой к Всевышнему. Даже когда приходит отчаявшийся человек и обращается с просьбой к Богу, он все равно просит с надеждой. Надежда — это тоже положительная эмоция. В старинных церквях ведь всегда уютнее, чем во вновь построенных. Сила энергии, исходящей от трех тысяч «живых» картин, собранных в замкнутом пространстве, где еще недавно творил, излучая бешеную радостную силу, увлеченный своим делом человек, во сто крат мощнее, чем в любой церкви.

Начал я и сам у художников картины покупать. Да не у всяких, а лишь у тех, в чьих работах чувствовалась московская, харьковская или ленинградская школа. Мне, естественно, ближе свое, московское, но не только потому, что я москвич. Московская художественная школа имеет давние традиции, восходящие к Московскому училищу живописи, ваяния и зодчества. Со времен Николая I вокруг него группировались наиболее талантливые и яркие художники. Со второй половины ХIХ века, например, пейзажный класс там последовательно вели такие мастера, как Алексей Саврасов, Константин Коровин, Исаак Левитан и затем, вплоть до 1918 года, Аполлинарий Васнецов».

фото из архива автора

Поначалу коллекция Александра Гремитских пополнялась за счет произведений друзей и знакомых его отца. Позже коллекционер начал активно ездить по городам бывшего Союза, собирая те редкие образцы живописи и графики, которые еще можно было достать. В начале девяностых годов картины советских реалистов чаще всего продавались за гроши и не ценились отечественными галеристами, которым выгоднее было проталкивать на Запад работы нонконформистов-шестидесятников и доморощенный авангард. Как известно, свое наследие в России вообще не очень-то жалуют. Из-за неправильного хранения многие картины находились в удручающем состоянии и требовали реставрации, другой проблемой собирательства было то, что наиболее значительные произведения художников советского периода скупались и увозились за рубеж. Александр Гремитских вспоминает: «Когда началась перестройка, появились здесь всевозможные дилеры из Англии, Франции, Германии, Америки, отовсюду. Тогда у нас доллар был чем-то фантастическим. Прочесали всю Россию… Когда я приезжал в Харьков, осталось три работы. Приехал в Тверь, я не смог купить ничего».

Сегодня, спустя двадцать лет, интерес зрителей к реалистическому искусству XX века только возрастает. В стране регулярно проходят выставки художников советского периода, на которых представлены портреты, пейзажи, натюрморты и жанровые сценки, уже мало у кого сочетающиеся с условно-пропагандистским термином «соцреализм». В работах тридцатых, сороковых, пятидесятых годов, написанных не по заказу, а большей частью «для души», чувствуется живая нить, соединяющая живопись советских авторов с творческим наследием Поленова, Левитана, Коровина, Репина, Серова. Александр Гремитских уверен, что профессионализм художника остается таковым во все времена и при любой власти: «Художник — такая же профессия, как и любая другая. Прежде чем изображать что-либо на холсте, надо долго и упорно изучать технику рисунка, живописи, знать законы композиции, различные профессиональные приемы, овладеть массой чисто технических знаний, вплоть до состава грунтов, масел, лаков, красок и растворителей. Что же, наши галерейщики и арт-дилеры всего этого не знают и не понимают? Еще как понимают! Тот же Олег Кулик, который бегает по улицам нагишом, кусая прохожих, в бытность свою арт-директором галереи «Риджина» отчаянно торговался со мной за картину Клавдии Тутеволь. Хозяин этой галереи В. Овчаренко, до сих пор двигающий «актуальное искусство», лично у меня покупал работы вполне реалистических советских художников Федора Решетникова и Владимира Токарева. В то время когда в «Риджине» выставлялся самолет из валенок, служащие этой галереи под страшным секретом завели меня на второй этаж. Там в просторном зале рядами стояли стеллажи, сплошь забитые советскими реалистическими картинами. «Риджина» даже издала каталог принадлежащей ей советской живописи».

Как меценат, Александр Владимирович активно занимается выставочной деятельностью, реставрирует и дарит картины из своей коллекции региональным и городским музеям, детским домам и лечебным учреждениям. Весной 2013 года Александр Гремитских купил, отреставрировал и передал в дар Костромскому музею-заповеднику два пейзажа известного художника Анатолия Яблокова, который в 1940-50 годах был директором костромской картинной галереи. Обе работы датируются семидесятыми годами прошлого века и изображают архитектурные виды главной городской достопримечательности — Ипатьевского монастыря. Коллекционер рассказад, что увидел эти картины в Москве случайно, заинтересовался ими — их продавали почти за бесценок, хотя стоимость некоторых полотен Яблокова в столичных галереях доходит до нескольких тысяч долларов. «Это понижение рейтинга художника, ценности его творчества, — пояснил Александр Гремитских, — и я приобрел картины, одной из них требовалась реставрация, и мы ее сделали. Яблокова в моей коллеции нет, и я с удовольствием оставил бы картины себе, но решил, что в государственном музее, на родине художника они нужнее. Если хотите, это чувство патриотизма, пусть и звучит это пафосно».

фото из архива А. Гремитских

В апреле 2013 года в Костроме прошла благотворительная акция «Художники Москвы детям Костромы», организованная по инициативе коллекционера. Его московские друзья-художники, узнав, что речь идет о детском доме, без колебаний согласились принять в ней участие. Игорь Петренко, директор Первомайского дома-интерната радушно откликнулся на предложение: «Дети заметили картины в нашем холле сразу же, настолько эти работы яркие и позитивные. А нашим ребятам очень нужен позитив во всем, в том числе в окружении. Мы попытались кое-где расписать стены сами, но, конечно, этого мало. Поэтому предложение от Александра Гремитских стало приятным сюрпризом. Это москвич, коллекционер картин, сын известного советского художника Владимира Георгиевича Гремитских. Раньше мы не были знакомы. Он сам нас нашел, написал по электронной почте, предложил нам организовать такую акцию. И мы согласились». Теперь стены Первомайского дома-интерната для детей с заболеваниями нервной системы украшают десять произведений московских художников: Павла Рубинского, Сергея Нечитайло, Николая Пластова, Александра Чебакова и Ирины Ломановой. Три работы из серии «Игрушки» Ирина специально написала для детского дома, одну акварель подарил Александр Гремитских из своей коллекции.

Кстати, Ирину Ломанову знают и ценят в Костроме,  двадцать акварелей художницы украшают областной Центр матери и ребенка. В роли дарителя также выступил Александр Владимирович. Главный врач Центра Андрей Чайковский вспоминает: «С Александром Гремитских мы познакомились достаточно давно, еще до того как я стал главврачом. Побывав у нас, Александр однажды спросил: «А почему на стенах так пусто?» Я ответил что мы еще не накопили денег на необходимый антураж. В следующий визит Гремитских привез с собой двадцать акварелей Ирины Ломановой. Теперь наши пациентки могут наслаждаться видом хорошей живописи». Интерес и любовь к Костроме у Александра Гремитских неслучайна. К этому городу меценат испытывает особо теплые чувства еще с детства: «В Костроме я бывал неоднократно, еще в юности плавал на теплоходе по Волге. Голые стены в Центре у Андрея Чайковского мне правда не понравились. Вот так и возникла идея их «одеть». У меня столько работ, что уже надо их дарить и выставлять, чтобы люди видели».

В ноябре-декабре 2013 года в центральном выставочном зале города Владимира состоялась экспозиция «Советское прошлое на картинах из коллекции Александра Гремитских». Жителям города коллекционер показал не только работы отца, но и полотна замечательных советских живописцев Леонида Маркова, Александры и Владимира Токаревых — ярких представителей Ленинградской школы живописи, произведения представителя Владимирской школы Николая Курникова и других. 

В настоящее время Александр Гремитских — один из крупнейших в стране знатоков и коллекционеров советского реалистического искусства. Его собрание живописи и графики периодически пополняется новыми экспонатами, которые можно увидеть не только на выставках, но и преобрести на страницах виртуальных галерей «Советская живопись» и «Русская школа живописи». Сегодня в коллекции Александра Владимировича 1086 работ, что всего лишь на 193 работы меньше, чем у Павла Михайловича Третьякова, когда тот открывал известную теперь на весь мир Третьяковскую галерею. Далеко не каждый региональный или городской музей может похвастаться таким собранием. Надо ли говорить, что в коллекцию попадают исключительно высокохудожественные произведения, с проверенным провенансом и качественной атрибуцией. Конечно, собрать такое богатство было непросто, но Александр Гремитских обладает солидным авторитетом среди экспертов, художников, галеристов и ценителей реалистического искусства в нашей стране. В заключение приведу высказывание известного критика Владимира Васильевича Стасова, которое служит ключом к деятельности любого настоящего мецената и коллекционера: «Средства великие обязаны служить и задачам великим».

Источник:

От редактора: Александр Владимирович Гремитских - постоянный автор журнала PostKlau



Категория: Гремитских Александр | Добавил: museyra (07.09.2015)
Просмотров: 505 | Теги: Гремитских Александр, Дианов Владимир, традиции, Визуальное искусство | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: