Главная » Статьи » Традиции » Виноградов Вадим

В.Виноградов. Очередь на Серова

ВАДИМ ВИНОГРАДОВ




ОЧЕРЕДЬ НА СЕРОВА

Никто не пишет о выставке Серова, все пишут об очереди на выставку Серова, страстно желая понять движущую силу, заставившую выстаивать многочасовую очередь на холоду, чтобы оказаться в зале, где главными то полотнами Серова остаются те, которые постоянно выставлены в наших музеях.


Русофобов эта очередь на морозе не за шмотками, не за дефицитом, а за тем, чтобы поглазеть, раздражает неимоверно. Ибо чуют служки преисподней, что всё дело в русском корне, который они уничтожить никак не могут. Но о котором и говорить им нельзя, как о тайне преисподней - будешь о нем говорить, будешь его только укреплять. Поэтому надо просто презрительно относиться ко всяким явлениям, порожденным русскостью, так ненавистной служкам преисподней.

Итак, в чём видится причина этой неожиданности московской - на морозе многочасовая очередь на... Серова?



Русофобы изыскивают самые поносные издевательства:

«”Очередь на Серова” - это такой гениальный новостной хронотоп. Жду сообщений: "в результате перестрелки в очереди на Серова погибли три человека, еще пятеро получили ранения”. "В очереди на Серова найдена первая в сезоне берестяная грамота”. "Дальнобойщики присоединились к очереди на Серова”. "Московские власти сообщают об окончании очереди на Серова”».

Или:

«Вообще говоря, неинтересный художник, но там висит много всяких великих княгинь, каких-то знаменитостей, такой бомонд Российской Империи её конца, возле каждого портрета краткая биография портретируемого, какая княгиня, или из какой семьи богатеев, и так далее. Все стоят, читают это и восхищаются светской жизнью ушедшей империи. Какие-то не очень устроенные женщины в основном, конечно, любуются на эту красоту двора… Третьяковка нащупала интерес людей, который лежит вне искусства… весь этот миф поздней Российской Империи тебе дается, ты ходишь и кайфуешь».

Или:

«Итак, в Москве что-то там произошло, случилась выставка русского же художника, чьими полотнами забиты залы двух музеев в обеих столицах. В этой связи отчего-то те, кто любит трудное щастье, решили постоять на морозе в очереди… Любители трудного щастья замерзли и снесли двери в выставочные залы. Это всё, что требуется знать про тягу к кюльтюр».

И всё у русофобов в таком вот плане, в таком вот разрезе.

Вот, вроде бы помягче:

«Давно было ясно, что имперская шовинистическая ностальгия закончится истерикой и разбитыми носами», «Они словно к святым мощам стоят», «Надо разобраться с их истерической тягой к искусству», - формировалось сетевое общественное мнение.

Действительно, непорядок. Что называется, слышен треск разрываемых шаблонов. Люди не за водкой стоят, не в обменник, не за гонораром на путинг, а к русскому классику Серову. Нет ли в этом какой-то большой беды? Действительно, стояли тихо, смиренно, как к Поясу. Серов в некоторых картинах вызывает почти религиозное чувство. Малевич наоборот. Вместо черного квадрата - свет. «Серовское отрадное». Девочка с персиками как икона Русского Мира, который был да сплыл. После мороза и лёгкой муки обретение себя в летнем серовском раю как второй акт перформанса, который невозможен без первого».

И не гадости русофобов, а la Ксения Ларина, для которой очередь в 90-тых в Макдональдс была очередью за свободой, которую они ныне и обрели, и теперь вместе с сатаною, истязавшим в свое время многострадального Iова, истязают теперь русскую душу, решились мы на эту нашу заметку. Пишем мы эту заметку с плачем о наших патриотах, пытающихся противостоять служкам сатаны их же средствами без Духа и Истины, подтверждающих, что жажда Абсолютной Истины изсякла, её поглотила обмiщенность!

Неужели, наши соотечественники так уж испытывают ностальгию по ушедшей эпохе, как об этом пишут патриоты?

Наше обмiрщённое время и для считающих себя православнымизаставляет всё объяснять некими душевными порывами.

Но ведь, стояние-то в этой очереди, хочешь, не хочешь, но нельзя не признать…жертвой. Ведь, в очереди не какие-нибудь тунеядцы, а люди, отложившие свои первостепенные дела ради вот этого призвания Божьего, о котором они, естественно не догадывались, а только чуяли своим сердцем.

И чтобы напомнить о том, как объясняла русская душа времени того же Серова таинственные события в своей жизни, и обратимся за примером к времени Серова, и приведём пример, восхитивший Тютчева.

Тютчев тут только при том, что его возлюбленная была связана с Смольным институтом благородных девиц и поведала ему об этом.

А там работали две родные и обе незамужние сестры, подруга которых, умирая, оставила им на воспитание своего сына, распорядившись выдать ему при исполнении совершеннолетия 3000 рублей, которые она сёстрам и оставила.  Сёстры, воспитывая мальчика, все деньги на его и потратили. И когда стал приближаться день его совершеннолетия, и надо было вручить ему 3000 рублей, которых уже не было, одной из сестёр овладело беспокойство, где взять деньги, чтобы выполнить завещание матери мальчика. Другая сестра была спокойна, и говорила: - Святитель Николай поможет!

Но вот, и подошел этот день рождения мальчика. Удручена была и вторая сестра. И вот, идя по Литейному, она встречает выходящем из экипажа своего дальнего родственника, с которым они не поддерживали никаких отношений из-за их разницы в социальном положении - он был богач, они бедные старые девы. Но тут он узнал её и поздоровался, и даже спросил, почему она так грустна? Она рассказала историю с мальчиком и о 3000 рублей, которых нет теперь. Родственник вынул из кармана ровно 3000 рублей и вручил ей. На что она ему сказала: - Поздравляю Вас с тем, что Господь избрал Вас свершить этот поступок!

Но в чём суть произошедшего? Родственник этот был первостепенный скряга, о чём все знали, он не мог просто так расстаться и с копейкой . А тут? И многие были удивлены его неожиданной щедростью, и даже спрашивали его самого, как это он отдал так легко такую сумму? На что скряга отвечал: - В тот момент я мог бы отдать все, что угодно.

А как же у него в кармане оказалась такая большая сумма? Оказывается он только что взял в банке эти деньги, на какое-то дело по своему бизнесу.

Тютчев же, услышав этот рассказ от своей подруги восхитился:

- Как она ему сказала: Поздравляю! Не спасибо, а поздравляю Вас!

О чем в первую очередь этот невыдуманный рассказ?

А, прежде всего о вразумлении Божьемъ!

Такое же вразумление от Бога получили и те немногие русские люди, москвичи, а также и гости столицы, отправиться на выставку Серова, преодолевая холод в течение длительного стояния в очереди, выражая тем самым свою готовность ни к чему иному, как главной черте русскости - самопожертвованию, позволившей народу нашему уже почти полностью отступившему от Бога, но сохранившему по воле Божьей в своих душах готовность к самопожертвованию, одолеть своего врага в 1941 – 1945 годах.

Души, отступившие от Бога, но сохранившие главную заповедь Господа Христа - готовность отдать душу свою за други своя, то есть, проявить высшую любовь, когда у большинства людей любовь охладевает.

Вот, эти люди, кроткие и смиренные, и образовывали очереди на Серова.

И зачем же такое вразумление? Всё-таки, не пояс же Пресвятой Богородицы?

А это было испытание на русскость и демонстрация самой русскости - вот, что представляли собой почти километровые очереди на Серова!

Проверка на присутствие русского корня во время всеобщего обмiтщания, во время, когда происходит ускоряющееся охлаждаете любви.

На пояс Богородицы, в конце концов, стоят в очереди только люди, каким то образом принявшие в той или иной мере знания православной веры. И их стояние понятно. А на Серова-то стояли в основном, конечно же, люди не церковные.

А русский-то, например, по Достоевскому - это только тот, кто православный.

И вот, очередь на Серова заставила усомниться, что только в православии душа содержит русскость.

Ну, и что же тогда... р у с с к о с т ь?

А вот, приглядимся внимательно к русскому человеку в этой самой очереди. И вспомним об условии попадания в Царство Небесное, то есть, в рай, которое не скрыл от нас Господь наш Iисусъ Христосъ, а, наоборот, приковал внимание:

"Не будете как дети, не войдёте в Царство Небесное".

Не увидим ли мы в людях, стоящих к Серову... людей, сохранивших детскость? Кто кроме детской души внял бы гласу Божьему, направляющему её на Серова?

Слышим, слышим насмешку обремененных богословскими знаниями: "Вне Церкви - нет спасения".

И, чтобы объяснить приведённое слово Господа Христа, обратимся ещё к одному не выдуманному событию, случившемуся с Афонским старцем Силуаном. Вот, его рассказ:



«Много лет болит душа моя от мысли, что вот мы, монахи, отреклись от мiра, покинули и родных, и родину, оставили все, что составляет обычно жизнь людей, дали обеты перед Богом, и святыми ангелами, и людьми жить по закону Христову, отказались от своей воли и проводим, в сущности, мучительную жизнь и все же не преуспеваем в добре. Много ли из нас спасающихся? Я первый погибаю. Вижу и других, что страсти обладают ими. А когда встречаю мiрских, то вижу, что живут они в великом невежестве, нерадиво и не каются.

И вот понемногу, незаметно для себя я втянулся в молитву за мiръ. Я много плакал от мысли, что если мы - монахи, отрекшиеся от мiра, - не спасаемся, то что же вообще творится в мiре? Так постепенно скорбь моя росла, и я стал плакать уже слезами отчаяния.

И вот в прошлом году, когда я так в отчаянии, усталый от плача ночью лежал на полу, явился Господь и спросил меня: «Ты почему так плачешь?» Я молчу... Господь говорит: «Разве ты не знаешь, что Я буду судить мiръ?..» Я опять молчу... Господь говорит: «Я помилую всякого человека, который хотя бы однажды в жизни призвал Бога...» Во мне пробежала мысль: «Тогда зачем же мы так мучаемся на всякий день?» Господь на движение моей мысли отвечает: «Те, что страдают за заповедь Мою, в Царстве Небесном будут Моими друзьями, а остальных Я только помилую». И отошел Господь».

Так что же, неужели каждый из сих, пришедших на Серова по зову Божьему, своим детским сердцем хотя бы однажды в жизни не призовёт БогаТо есть, не обратится к Богу?

Да, может быть, в этой долгой и холодной очереди многие из сих, как раз и призвали Бога то, может быть, впервые в своей жизни?

Да, точно так, единственный раз в своей жизни, как и тот благоразумный разбойник, человек, явно не имевший никакой веры, но бывший, конечно же, вразумлённый Господом сказать: Помяни мя, Господи, егда приидеши во Царствии Твоемъ, сказать эти слова не только для своего спасения, но для вразумления всех людей.

Через длиннющую московскую очередь на Серова и показал Господь то малюсенькое количество людей, в которых нет лукавства. И одновременно обнажил ложь многочисленных служек преисподней, a la Ксеня Ларина, признающихся, как и она, что предпочитают очереди на Серова очередь в Макдональдс в 90-е годы, которая была для неё очередью за свободой. Как теперь видим, свободой лгать, которую ларины и обретали вместе с ненавистью к русскости.


Больше половины из тех россиян, кто называют себя православными, ни разу в жизни не открывали Евангелие.

Григорий Кертман, ведущий аналитик ФОМ


А теперь ПРИЗНАНИЕ того, откуда появились эти мысли, которые многим покажутся…

За последние несколько дней, да, вынужден сказать, ибо ничего случайного нет, Господь свёл меня, в разное время с несколькими молодыми далёкими от Церкви людьми, кротость и смирение которых оказалась для меня невиданными за многие годы моей жизни среди православных людей.

Встречи с этими невиданными кротостью и смирением и привели к таким вот мыслям.


Выпуск апрель 2016


Copyright PostKlau © 2016


Категория: Виноградов Вадим | Добавил: museyra (10.03.2016)
Просмотров: 318 | Теги: Выставки.Музеи, Виноградов Вадим, традиции | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: