Главная » Статьи » Визуальное искусство » Живопись.Графика

Н.Турицына. Художник Борис Домашников. Живые встречи

Нина Турицына


              Художник Борис Домашников. Живые встречи

 
 

В ноябре 2001 года мне передали, что со мной хочет познакомиться художник Домашников. А началось с того, что как-то в кругу друзей и близких Борис Федорович стал вспоминать свою молодость, годы учебы:

- У меня был замечательный педагог – Николай Васильевич Турицын, он меня всему научил…

Один из присутствующих сказал, что знает дочь Турицына, и Борис Федорович выразил желание со мной познакомиться.

Это теперь, побывав, уже после его смерти, снова в его мастерской, поговорив  о нем с его сыном, приобретя альбомы с репродукциями  его картин, прочитав воспоминания о нем, встретившись с нашим лучшим искусствоведом Эвелиной Павловной Фениной, понимаешь, знакомство с каким человеком подарила   тебе судьба. А тогда я даже не сразу позвонила Домашникову: после работы ходила на  ежедневные курсы английского языка  и освободилась только в апреле.

 

 Б.Домашников. Весна в моей квартире. 1960

В ответ на мой звонок он предложил встретиться, а когда я спросила об удобной для него дате, ответил просто:

- Приезжайте прямо сейчас!

Я замялась, и тогда он добавил:

- Я в мастерской весь день. Жду Вас.

Его мастерская  - на первом этаже брежневской 14-этажки, в красивейшем месте Уфы – ее историческом центре, на высоком берегу реки Белой, сразу за оградой парка, когда-то носившего имя Н.К.Крупской, ибо именно здесь  в целях конспирации встречались с членами марксистских кружков находившаяся в уфимской ссылке Надежда Константиновна и  дважды приезжавший в Уфу  В.И.Ленин. Теперь парк носит имя героя башкирского народа Салавата Юлаева. А рядом – музей писателя Сергея Тимофеевича Аксакова, уроженца Уфы.

Сын художника Виктор провел в большую высокую комнату, где навстречу мне с дивана приподнялся  очень пожилой человек небольшого роста, одетый по-простому в зеленую футболку, опирающийся на палку.

Все стены мастерской увешаны его картинами, на столе – многочисленные художественные альбомы, но разговор он начал с расспросов обо мне и нашей семье, ведь в те годы, когда он учился, было не принято  интересоваться личной жизнью педагогов.

Я принесла ему фотографии папы, а он мне рассказывал о моем отце. Рассказ я воспроизвожу почти дословно, так как  записала его по возвращении домой.

«Это был интеллигентнейший человек. В нем совсем не было  этой… «нахрапистости», он был скромным, по нынешним временам – даже очень скромным. Никогда никого не ругал, был очень тактичным. Замечания делал в виде пожеланий. Но и похвалы его добиться было нелегко!  Меня, например, он  тогда не хвалил.

Он учил нас не только  рисунку, технике живописи, композиции, скульптуре – он учил нас всему. Вырабатывал вкус. Расширял кругозор. В те годы, а учился я после войны, он приносил в класс репродукции художников Возрождения, старых мастеров и даже современного западного искусства (был такой музей в Москве, объединенный в 1923 из двух – собрания Щукина и коллекции Морозова,  а в 1948 ликвидированный; помню папин альбом репродукций этого музея),  что по тем временам было большой редкостью, но зато сразу выводило на другой уровень, открывало горизонты. У него были целые альбомы репродукций, сотни художественных открыток…»

Мой отец Николай Васильевич Турицын родом из старинного купеческого города Кунгура, что в Пермской области. Удивительно, но город почти совсем не изменился, и в 1982, когда я была там последний раз, являл собой настоящий музей под открытым небом. В Москве отец прожил более 10 лет, в 1938 году окончил Институт изобразительных искусств, только в 1934 преобразованный из Полиграфического. Тогда часть студентов исключили. Тех, кого считали перспективными,  Игорь Эммануилович Грабарь, назначенный директором, оставил. У него отец и окончил институт, его диплом, по -старинному выданный в виде плотного гербового листа бумаги, подписан самим Грабарем. Его учителями были также Матвей Алексеевич Добров ( офорт), Владимир Андреевич Фаворский ( графика), Николай Петрович Крымов ( живопись).

В советское время это – Художественный институт им. В.И.Сурикова, центр высшего художественного образования СССР, ведущий свою историю  с 30-х годов 19 века, от Училища живописи, ваяния и зодчества, где учились и преподавали великие художники А.К.Саврасов, В.Г.Перов, И.М.Прянишников, В.Д.Поленов, В.Е.Маковский, И.И.Левитан, братья К.А. и С.А.Коровины, А.Е.Архипов, В.А.Серов.

В 90-е годы 20 века появился и  второй  московский  художественный ВУЗ: Академия живописи, ваяния  и зодчества, созданная и возглавляемая Ильей Сергеевичем Глазуновым.

После окончания  ВУЗа папе предложили  по распределению на выбор Ростов или Уфу.

Он выбрал Уфу, объясняя это любовью к родному Уралу. Преподавал здесь в театрально-художественном училище на художественно-декорационном отделении. В 1960 его объединили с музыкальным училищем в Училище искусств. А в 1968 открыли и Институт искусств.

Был он человеком  разносторонним: профессионально занимался фотографией ( в Москве  служил фотокорреспондентом ТАСС ), играл на фортепиано, особенно любил Моцарта и Шуберта, посещал поэтические вечера в Политехническом музее и сам писал стихи, умел даже кроить и шить, а когда в 1953 выпустили по амнистии уголовников и резко подскочило число квартирных краж, собрал электросхему, которая  периодически включала свет, имитируя присутствие в доме хозяев.

Писал он, как все тогдашние художники, в добротном  стиле социалистического реализма. Это были и пейзажи, и портреты ( есть и автопортрет), и большие многофигурные композиции ( « Калинин выступает перед рабочими», « Фрунзе и Чапаев под Уфой»). Но помню и такой неожиданный сюжет: « Похищение из монастыря». Были у него персональные выставки в 40-50-е годы.

Борис Федорович очень хотел посмотреть картины отца, но, увы – после его смерти у моей мамы остались только две его работы. Было стыдно и грустно…

А потом стал вспоминать свое детство: « Родился 5 апреля 1924 года в деревне Кригоузово Лушского района Ивановской области.

У нас была простая крестьянская семья, кроме меня – сестра и три брата. Никто в детстве художествам, понятно, не учил. Но тяга была. Помню, как совсем  маленьким мальчиком, еще не ходя в школу,  хотел радовать родителей, возвращавшихся с поля: вырезал из бумаги фигурки животных и зверей – особенно любил лошадок – и приклеивал их на окна, наивно украшая избу».

В 1935 семья переехала в Уфу на стройки социализма. Родители стали рабочими на моторостроительном заводе. О причинах их  переезда можно только догадываться.  Жили на окраине города, Цыганской поляне – на левом, низком, затопляемом в паводки берегу, в землянке; затем – в коммуналке  рядом с летным полем ( теперь – район фирмы «Мир»), много лет спустя получили квартиру по улице Краснодонской, в районе нынешнего Центрального рынка.

Во время войны Борис Домашников работал в художественной мастерской горкомхоза.  Кроме ярких вдохновляющих лозунгов и плакатов, ему приходилось часто, очень часто писать фамилии на могильных камнях: так много  раненых умирало в военных госпиталях. Но  ужасы войны, бедности, разрухи не озлобляли. Верил, что никакие лишения не помешают его страстному желанию стать художником.

Только после войны у него появилась возможность учиться. Не имея за плечами начального образования в виде художественной школы, прошел, однако, творческий конкурс и  поступил на художественно- декорационное отделение театрально – художественного училища. Учили тогда 5 лет (теперь – 4 года). Окончил  училище в 1950 году   и получил направление на  работу –  учителем рисования и черчения в школу.

Но каждый день, в любую погоду брал свой этюдник и отправлялся «на пленэр». Все  свободные часы  отдавал любимому искусству, а потом – просто все свое время.

Писал во всякое время года, при разном освещении,  трудом постигая законы пейзажной живописи.

Положение «свободного художника» поначалу не кормило, при жизни родителей, рабочих моторостроительного завода, он бедствовал. Но – верил в свою звезду!  Писал, стараясь организовать, скомпоновать пространство на холсте, как хорошую декорацию. Это и сын его  запомнил как урок, что настоящий пейзаж не должен быть простым повторением природы, иначе он – не художественное произведение.

Еще будучи студентом, Домашников создал работы, удостоенные показа на республиканской выставке  1949 года,  – « В парке», « Барки».

 В 1953 году  у него состоялась первая персональная выставка.


Борис Федорович Домашников. Под Уфой. Весна. 1954. Картон. Масло. 36Х49.

Борис Домашников. Под Уфой. Весна. 1954. Картон. Масло. 36Х49

Работы начала 50-х  -  знаменитые теперь картины  «Под Уфой», « Калужница цветет»,  «Зимка» -  обнаруживают уже свою тему, найденную молодым художником, и высокий уровень его мастерства.  В этих, ранних работах пространство « организовано», в нем нет ничего лишнего, ведь ландшафт, который видит перед собой пейзажист, и тот, который появится на полотне – разные вещи, но цельность композиции и правдивость отдельных деталей заставляют нас думать, что мы видим точнейшую копию природы.

Гёте  в беседе с Эккерманом сказал:

- Нынче таких пейзажей больше не пишут, на этот лад никто уже не воспринимает и не видит природы, ибо нашим живописцам недостает поэтического чувства.

Не знаю, читал ли молодой Борис Домашников это высказывание Гёте, но они словно слышат друг друга через века.

«Чтобы что-то создать – надо чем-то быть».

Домашников и сам – лирик до глубины  души. Его любимый поэт – Есенин, чьи стихи он тут же начал читать мне наизусть, обнаруживая удивительную память, а главное – то самое поэтическое чувство, о необходимости которого для настоящего художника говорил Гёте.

И это в 78 лет! Никакого склероза, абсолютная ясность ума!

Здесь следует сделать небольшое отступление на тему «русский пейзаж». Едва ли не до середины 19 века он не  был в фаворе, и виной тому не русские художники, а   богатые заказчики, требовавшие непременно изображений итальянской природы, величественных Альпийских гор, о чем с горечью писал Алексей Кондратьевич Саврасов. Но он же, отец и бог русского пейзажа, сумел открыть соотечественникам красоту родной природы. Появление на первой выставке передвижников его небольшого полотна « Грачи прилетели» стало для России рождением национального пейзажа. Неброскость, тихость, светолитие, пронизанность душевными переживаниями –  основные его черты.

Так сложилось, что пейзаж в России стал каноническим жанром, именно поэтому так трудно современному живописцу утвердиться в этом жанре, найти  «особость», удержаться в ряду замечательных предшественников, заслужить внимание современников.

Борису Домашникову это удалось. В 1957 году он создает картину « Окраина к вечеру» и представляет её на Всемирном фестивале молодежи и студентов в Москве. Эта необычайно поэтичная  работа была награждена серебряной медалью. Впоследствии ее приобрел Русский музей.

В 1955 году, с творческой  поездки по  Уралу, которые тогда организовывались для художников, Домашников начинает серию работ « По Южному Уралу» и обращается к ней всю жизнь, начиная с картины « Белье полощут»1957 года и завершая  «Старым Уралом»1993-го.

1960 год – его первая поездка за границу. Тогда он побывал в Италии, познакомился с Ренато Гуттузо, крупным живописцем и графиком, коммунистом, удостоенным в 1950 за альбом « С нами Бог»  «Золотой Медали Мира».

60-е годы ознаменованы творческими  поездками по старинным русским городам.

Ростов Великий, Псков, Новгород предстают на его полотнах. Какое былинное небо на картине « Псковщина», какой величественный « Антоний Римлянин», какая сверкающая чистейшей белизной  «София в августе», какой драматизм в картине «На древней земле»!

Не отступая от присущей ему лирики, а как бы перерастая ее, Домашников открывает для себя тему «героического пейзажа».

В 1974 он написал «Сказ об Урале», где в пейзаже появляются персонажи, заставляющие вспомнить Бажова. Не зря  Фенина пишет о литературности его художественного дарования.

В 70-х – начале 80-х  рядом с тихими кроткими образами милых сердцу окраин Уфы, поселка Юматово у него пишутся пейзажи – образы героического прошлого Родины.

Много раз он писал Красную площадь. « Москва. Красная площадь» 1979 года – это своего рода гимн сердцу страны.

Часто русский пейзаж – это тоска. Тоска  бесконечных пространств, тоска по несбывшемуся, тоска по другой жизни, чаемой, но  невозможной.

Пейзаж Домашникова – поэтичен, лиричен, но тоски в нем нет. Стены его мастерской прямо-таки светятся образами  весны. А сколько картин, так и названных:  «Под Уфой. Весна.»1954, « Апрель»1954,« Весна на Вишере»1961, « Вновь весна»1974, « Весеннее раздумье»1974,  « Ледоход» 1989, « Май. Вечер» 1993, « Весна на станции»1993.

И  много берез: « Май. Березняк» 1960, «Это всё березы»1981, « О березах»1983.

Я спросила его о любимых  художниках.

 – Левитан и  Бялыницкий – Бируля.

Любят тех, кто созвучен твоей душе.

Исаак Ильич Левитан, крупнейший после Саврасова мастер русского пейзажа, умел через картины природы передать тоску и радость человеческой души. Достаточно вспомнить его « Март»,  « Над вечным покоем», « Владимирку».

Витольд Каэтанович Бялыницкий-Бируля – великолепный мастер лирического пейзажа, развивающий традиции Левитана: « Лед прошел», « Вечер юного мая», « Задумчивые дни осени».

А из башкирских художников любил и дружил с Александром Бурзянцевым,  Владимиром Пустарнаковым, Алексеем Кузнецовым, Ахматом Лутфуллиным. Любил самого знаменитого нынче из уфимцев – Сергея Краснова, но фантастические его картины не принимал, будучи реалистом по натуре.

Б.Домашников. Весенее окно. Ленинград

Работал обычно сразу над несколькими полотнами. Сын- художник объясняет это тем, что отец  писал в основном большие полотна, уставал одно писать. Осмелюсь предположить, что могла быть и еще одна причина. Замыслы теснились, просились на полотно, и нужно было хотя бы начать новую картину, чтобы обозначить тему.

Мастерскую – три комнаты  в брежневской высотке – получил только в 1979 году, после многих выставок на родине и за рубежом, после поездок в Чехословакию, во Францию, после получения звания «Народный художник РСФСР».

Затем, в 1982, он стал и Народным художником СССР, а в 1996 избран членом-корреспондентом Академии художеств России.

Были и обиды. Когда в 1974 открылся новый, художественно-графический факультет в педагогическом институте, Домашников, мастер, признанный во всей стране и даже за рубежом, о творчестве которого как раз в тот год, к его 50-летию, вышел в Москве художественный альбом, попросил принять его на работу на новый факультет. Но ему отказали: нет высшего образования.

В партию он вступил не карьеры ради, а  по убеждению и оставался коммунистом всю жизнь, скорбя о развале великой страны и яростно споря с  новыми идеологами.

Он был членом  партийного бюро СХ  БАССР, а секретарем партбюро  – Р. С.Хабиров, приехавший в Уфу после окончания в 1977 году  Суриковского института.

Хабиров получил  в 1989 году от Министерства культуры БАССР заказ написать портрет Б.Ф.Домашникова ( в рамках проекта « Народные художники СССР, проживающие в Башкирии»).

 Записала разговор с Рашитом  Султановичем:

 - Я очень обрадовался этому заказу, потому что любил Домашникова и был рад возможности поближе с ним познакомиться и пообщаться.  Борису Федоровичу было тогда уже 65 лет, но он был очень активный, живой. Все свои пейзажи он обычно писал на пленэре, только в последние годы ему было трудно ходить, и он писал у себя в мастерской, по памяти.  А портрет этот  я  писал в его мастерской на улице Салавата. Работал ежедневно с  9 утра до обеда, за 10-15 сеансов портрет был закончен. Домашникову портрет понравился.  Сейчас он находится в  Нестеровском музее.

Видела на одной из выставок музея этот портрет. Домашников на нем очень красив и элегантен в строгом черном костюме, но при этом похож необычайно!

Я спросила Рашита Султановича, как он относится к тому, что Домашникова иногда называют советским импрессионистом, и он подтвердил мою догадку.

 Импрессионизм – направление в искусстве, тесно привязанное к определенной стране и определенному времени ( Франция, 1864 год – дата первой выставки), о чем подробно – в книге современника и компатриота импрессионистов Камиля Моклера « Импрессионизм. Его теория. Его эстетика. Его мастера», и называть импрессионистом художника совсем другой эпохи было бы не совсем верно, хотя, безусловно, открытия и наработки импрессионистов Домашникову были близки.

Б.Домашников. Апрель. 1954

 В ранних своих работах он очень поэтичен, близок традиции великих русских художников 19 века ( « Зимка»1953, « Апрель»1954), в поздних полотнах манера письма становится более жесткой, пишет маленькими мазками, что при желании можно отнести и к пуантилизму, но это вовсе не от желания стать «европейским», отойти от «соцреализма».

Домашников, всю жизнь проживший в Уфе, никогда не был провинциалом по духу, стремящимся не отстать от столичной моды и перебарщивающим, как все провинциалы, в этом стремлении. Это была натура цельная и хотя, как настоящий художник, тонкая и ранимая, но с твердым нравственным  стержнем, позволявшим не гнуться ни перед трудностями жизни, ни перед новыми идеологами. Только в полотнах времен перестройки и начала 90-х чувствуются  горечь и даже трагизм.

 «Май. Красная площадь» 1991 года – а картина не праздничная: тяжелые тучи нависли над маленькими безликими фигурками людей, как будто остановившихся в своем движении. Видела эту картину в его мастерской. Она огромна, но ее размеры  не создают ощущения парадности – наоборот,  это размах беды.

И печаль о России уже не покидала художника. Достаточно посмотреть на «Уфимский романс с минаретом», на «Дорогу к храму», чтобы почувствовать это.

 Последние годы он писал по памяти, и в картинах-воспоминаниях  снова белела  березами и  звенела  капелью любимая им  весна (« Весна на станции» 1993,«Весенняя песня»1994).

 Ему хотелось быть понятым. Как этого желания не хватает нынешним любителям  всевозможных  новых и обновленных «измов».

 Он любил Россию и дорог нам как большой русский художник, певец родной природы  и красоты.

 Его картины известны по всему миру.

Они находятся в Русском музее, в Третьяковской галерее, в Академии художеств, в Башкирском  художественном музее имени М.В.Нестерова, в Государственной картинной галерее  Перми, в Областном музее изобразительных искусств  Ульяновска, в Областной картинной галерее  Кемерово, в художественных музеях Брянска, Омска, Тулы,  во многих частных коллекциях  в России и за рубежом.

В 1997, когда его родное Училище искусств  праздновало 75-летний юбилей, Домашникова, выпускника 1950 года, попросили высказаться для юбилейного номера журнала «Рампа».

Он сказал замечательные слова, которые считаю необходимым привести:

«Когда человек осмыслит, для чего он живет, он живет жадно, спокойно, уверенно, помня о той мечте, ради которой ему подарена жизнь: радовать людей своими свершениями-трудами. Такой нравственный, гражданственный, глубокий подход к профессии, к своему предназначению воспитывали в нас наши учителя».

Фотография

  Умер Борис Федорович  19 июня 2003 года, не дожив 9 месяцев до своего 80-летия.

  Б.Ф. Домашников прожил большую жизнь, оставил нам огромное художественное наследие

( более тысячи картин) и воспитал сына – художника.

 

Виктор Борисович Домашников, окончив в 1979 геофак Башкирского государственного университета и даже успев поработать геологом в « Уралзолоторазведке», в 1984 круто меняет жизнь, поступив, как и отец, на художественное отделение Уфимского училища искусств. С 1990 он – член СХ СССР. С 1996 – член Международной Федерации художников ЮНЕСКО.

Его картины были представлены на Всесоюзной выставке  молодых художников, посвященной 70-летию ВЛКСМ, проводившейся в 1988 году в Москве. В том же году он был участником международной выставки молодых художников в Египте. В 1999 он выставлял свои работы на 5-ом Всемирном конгрессе ЮНЕСКО, а в 2003 его работы были представлены на выставке, проходившей в Германии.

Виктор Домашников – многоплановый художник, он пишет портреты, натюрморты, пейзажи.  60 полотен  привезены из Парижа, где по линии Cоюза  художников России он пробыл в творческой командировке два месяца, в июле и августе 2006 года.

Его работы представлены  в  Башкирском  художественном музее им. М.В.Нестерова,  в  Галерее Союза художников  РФ в Уфе, в  Тобольском художественном музее, в Галерее  Натальи Быковой в Москве.

Категория: Живопись.Графика | Добавил: museyra (18.03.2014)
Просмотров: 3622 | Теги: Турицына Нина, Визуальное искусство | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: