Главная » Статьи » Выставки. Музеи » Терещенко Татьяна

Т.Терещенко. Музеи и выставки Осло:лето 2017 года


Татьяна Терещенко





Музеи и выставки Осло: лето 2017 года



На мировой арт-карте присутствие Осло не очень заметно. Тем не менее, художественная жизнь этой страны в целом достаточно интенсивна (хотя и довольно самодостаточна), а в самом городе хватает интересных музеев, в которых проходит немало заслуживающих внимания выставок.

Крупнейший в Норвегии Национальный музей (Nasjonalmuseet) имеет несколько филиалов. Самый большой и заметный из них – Национальная галерея (Nasjonalgalleriet), известная коллекцией картин Эдварда Мунка. Этим летом здесь представлена выставка с полисемантичным названием Rastløse gester/"Restless Gestures” (что можно перевести и как «Беспокойные движения» и «Неуемные действия» и еще много как и связать с неустанными поисками художниками 20 века средств выразительности) из коллекции швейцарского бизнесмена Хуберта Лузера. Как пишут в сопроводительном буклете кураторы, выставка состоит из работ, созданных с 1930 г. по настоящее время, и являет собой «концентрированную историческую репрезентацию значительных художественных течений того времени». Кроме того, она включает ряд работ норвежских мастеров из коллекции музея, относящихся к представленным течениям.

Концепция выставки очень любопытна. Как пишут, кураторы она «исследует то, как меняется символика движений (gestures) художников, поскольку в 20 веке «живопись стала местом физической деятельности, наполненном следами работы художника с краской». По сути, это еще одна, достойная внимания попытка, систематизировать искусство 20 века, уложить его развитие в некую единую канву – с точки зрения феномена жеста –, а заодно и вписать в нее норвежское искусство.

Выставка небольшая и состоит из четырех залов. В сопроводительном тексте к первому залу («Сюрреалистские действия») отмечается, что именно сюрреалисты первыми сделали действия, жесты художника центральными и поставили вопрос об их самоценности. Второй зал («Экспрессивные действия») посвящен абстрактному экспрессионизму – живописи действия –, ,перешедшей «от восприятия произведения искусства как объекта к его восприятию как процесса и вида деятельности».



Следующий зал – «Минималистские действия» – акцентирует внимание на одном из ключевых принципов живописи минимализма, ставшей в том числе и реакцией на чрезмерное внимание к мазку как средству выразительности абстрактного экспрессионизма – стремлении ликвидировать следы деятельности художника.



Четвертый зал – «Символические действия» ("Textual gestures”) исследует изменения представлений о деятельности художника в 60-ых гг., породившие, в частности, перформанс и хэппенинг – тотальные действия (bodily gestures). Наиболее заметны в этом зале работы Сая Твомбли, разрушившего границу между текстом и изображением и Эла Тэйлора, демонстрирующие следы собачей мочи на стене. Последние не только представляют собой иронию по поводу концептуальных претензий современного искусства, но и исследуют важные проблемы современного искусства: границу между искусством и неискусством, а также происхождение, источник семиотики, содержание произведения искусства.



 

Другой филиал Национального музея – Музей современного искусства (Samtidskunstmuseet) – постоянной экспозиции не имеет, но часто радует интересными выставками. Этим летом он представляет выставку фотографий из своей коллекции – «Снимок. Документальный и портретный». Как декларируют организаторы ее тему, она исследует то, как репрезентируется идентичность и создается политическое высказывание в центральные периоды в истории фотографии – 1880-е («социальный документ»), 1960-е («уличная фотография»), 1990-е – по настоящее время («документация повседневности»).

 

 Третий филиал Национального музея – Музей архитектуры (Nasjonalmuseet – Arkitektur) – часто показывает интересные вдумчивые выставки, посвященные современной архитектуре разных стран. В этот раз он обратился к современной норвежской архитектуре. Здесь представлены проекты, созданные за последние 5 лет (в 2010-2016 гг.) – причем, и иностранным архитекторами в Норвегии, и норвежскими архитекторами заграницей. География последних довольно широкая и включает преимущественно страны Третьего мира: Индия, Тайланд, а также Китай. Их ключевые проблемы – экология и помощь местным сообществам: детям-беженцам в получении приюта и образования (Тайланд), развитие экологичного туризма (дома из экологичных материалов с цитатами из местной архитектуры, которые могут менять размер, их можно расширять, отделять, объединять – Индия).

Пожалуй, самый масштабный и впечатляющий проект норвежских архитекторов за это время – Международный центр пещерного искусства (Монтиньяк-Ляско, Франция) –, созданный знаменитым бюро «Снёхетта». Как пишут кураторы, он (и это чувствуется даже по одной фотографии) «задает и усиливает драматургию опыта посетителя». Здание расположено среди покрытых лесом холмов. Оно представляет собой лаконичный белый объем с прямыми выразительными линиями и углами и резкими перепадом высот. Эти резкие линии и углы и крупные объемы напоминают залы и переходы пещер, а также выразительные формы пещерной живописи и тем самым подготавливают зрителя к ее восприятию.

Авторы выставки задаются вопросами: «Можно ли выявить характерные черты норвежской архитектуры последних лет?» и «Каким образом эта архитектура отражает ключевые общественные ценности и тенденции?». При этом они не дают на них ответов, в демократичной ненавязчивой норвежской манере предоставляя зрителю самому ответить на них. Выводы можно сделать такие. Ключевым предметом норвежской архитектуры последних лет являются жилые здания небольшого масштаба (страна небольшая и города здесь маленькие): частный дом (или вилла), небольшой домик на природе (в лесу или в горах, который норвежцы по-норвежски называют "hytte”, а по-английски - "cabin”), реже квартал (как правило, реконструкция старого). Неслучайно выставка называется  "Et sted å være”/"A Place to Be” – еще одно название с множественными коннотациями: «Местонахождение», «Место, где хочется быть» и далее до бесконечности.

 Крупнейший из представленных проектов реконструкции кварталов  – Vulkan в Осло – невзрачный рабочий район, трансформированный в модный квартал с офисами, квартирами, клубами, кафе и т.п. Вообще реконструкция старых (преимущественно кирпичных) индустриальных зданий и кварталов кон. 19 – нач. 20 века в Норвегии очень распространена и здесь есть много интересных проектов.

«Ключевые общественные ценности и тенденции», которые отражает эта архитектура – экология, «устойчивость» ("sustainability”), а также самодостаточность и самоуправление (традиционно очень важные ценности для норвежцев). Последние воплощены в проектах экспериментальных домов в районе Свартхолмен (Тронхейм), построенных сами жителями из экологических материалов по экологическим принципам; квартал Виннмёлленбаккен в Ставангере, оживляющий идеи архитекторов советских домов-коммун – маленькие квартиры, компенсированные большими общественными пространствами: сад на крыше, помещения для гостей, кар-шэринг и др.), дополняя их принципами экологизма.

Материалы, в которых предпочитают работать архитекторы – природные: камень, дерево, а также металл и стекло. Настроение, тема этой архитектуры – минимализм, лаконизм, природа. Неслучайно выставка как бы скрыта в домике-палатке из войлока: это обыгрывает и ее название, и материал, и настроение, и предмет представленных проектов.




Во многом эта архитектура продолжает идеи творчества Ф.Л. Райта и А. Аалто: минимализм, слитность с природой, свободное перетекание пространств, природные материалы, обогащая их методы современными методами компьютерных вычислений и проектирований и дополняя идеями экологии. Кроме того, в своих поисках норвежская архитектура находится в общем русле с тенденциями развития архитектуры Северных стран, а также Прибалтики. Но при этом у нее, несомненно, есть и свое лицо (похоже, впервые после средневековых деревянных церквей-Ставкирок): одна Снёхетта чего стоит!

 

Музей современного искусства Аструп-Фирнли (Astrup Fearnley museet) показывает работы таких корифеев, как Ансельм Кифер, Дэмиэн Хёрст, Герхард Рихтер. Он находится на выдающейся в море  оконечности острова Тьювхолмен, чье название («Воровской остров») связано с его былой дурной славе, запечатленной в рассказах Кнута Гамсунга. Бывший порт, в кон. 19 – нач. 20 вв. населенный ворами, проститутками и прочими асоциальными личностями, был реконструирован и превратился в самый дорогой и престижный район с дорогой недвижимостью, яхтами, многочисленными кафе и художественными галереями, о дурной славе которого напоминает только название расположенного там самого дорогого отеля города – "The Thief” («Вор»). Здание музея, спроектированное Ренцо Пиано, соответственно своему местоположению, напоминает корабль с мачтами и парусами, устремленный в будущее, в неведомые дали.




Именно здесь проходит самая заметная выставка этого сезона – «Китайское лето». Она представляет современное китайское искусство – художников, заявивших о себе в 80-ых гг., и «возглавивших революцию, продолжающуюся до наших дней». Они не забывают традиционное китайское искусство, историю и философию, заимствуя «радикальную эстетику и концептуальные парадигмы западного авангарда». Как отмечают организаторы, новое поколение, появившееся в 2000-ых гг., предпочитает идеи постконцептуального искусства, акцентирующее внимание на идеях, а не техника и материалах.

Сквозные тем современного китайского искусства – человек в большом городе, традиции и современность (в частности, китайская индустриализация и технический прогресс). Так, ряд работ являют собой вариации традиционных китайских техник (акварели Кви Анкьёна (Qui Anxiong ) и тем (инсталляция Ку Юна  (Chu Yun) "Constellation № 2” (один из возможных переводов – «Созвездие»), представляющая собой лампочки и приборы, помещенные в темную комнату, в которой чувствуется влияние буддизма в сочетание с современными технологиями).

         Картины цикла Жу Дзихи (Zhou Zixi) «Китайская герилья» ("China Guerrilla") представляют собой наложение сцен войны и пейзажей современных китайских городов с их гигантскими небоскребами. В них осмысливаются события гражданской войны в Китае 1946-1949 гг. и их влияние на современную ситуацию в Китае.




Пожалуй, самое заметное произведение выставки – «Колизей» Хуан Йонг Пинга (Huang Yong Ping) площадью в несколько метров с проросшими деревьями, сделанный из традиционного для китайского искусства материала – каолина (вспомним «Терракотовую армию»). Это произведение интересно тем, как по-разному оно звучит с учетом авторства: европеец может увидеть здесь инокультурную экспансию в Европу, китаец – вероятно, другие, непонятные европейцу смыслы. Дополнительные коннотации этому произведению придают расположенные в том же зале работы Кая Гуо-Кьянга (Cai Guo-Qiang) «Порох и чернила на бумаге» – следы чего-то сгоревшего, разрушенного, исчезнувшего.



      

      Самая впечатляющая работа на выставке – «Одиссея» Ай Вэй Вэя, выставляющаяся впервые, – даже место ей выделили вполне заслуженное – центральное: на носу «корабля». Она представляет собой роспись стен черным по белому, подобную фризу древнегреческой вазы. Многие сюжеты и персонажи тоже взяты из греческого искусства и мифологии. Однако древнегреческие герои и персонажи трансформируются в современные – художник собирал материал для этого эпического произведения, путешествуя по Ближнему Востоку, посещая лагеря беженцев. Поэтому процессии эти – не Панафинеи, а бесконечные ряды беженцев. Возвращение тела – не эпического, а современного воина. Львы, терзающие быков, перемежаются с самолетами, летающими над разрушенными городами. А над всем этим летают стимфалийские птицы. Ассоциации рождаются и перетекают одна в другую вслед за разворачиванием этого фриза. Руины Пальмиры в этом контексте обретают совершенно особое звучание, и штамп «встреча прошлого и настоящего» имеет зловещий смысл.


 


Эту работу дополняет находящаяся в том же зале инсталляция ««Шины» ("Tyres”), созданная художником после посещения острова Кос с его многочисленными беженцами – учитывая то, как они туда попадают, этот предмет имеет там особое значение и Ай Вэй Вэй как бы отлил его в вечности.



В Нобелевском центре мира, как правило, проходят выставки, посвященные последним лауреатам Нобелевской премии мира, а также горячим или проблемным точкам и событиям планеты. В этом году лауреатом премии стал президент Колумбии Хуан Мануэль Сантос, поэтому главная выставка центра – «Победа надежды над страхом» – посвящена 52-летней гражданской войне в Колумбии и подписанию в этом году мирного договора межу правительством и повстанцами. На выставке можно увидеть портреты повстанцев, снимки, показывающие их быт; сопроводительные тексты вкратце рассказывают об истории этого противостояния.

Другая выставка, название которой можно перевести как «Окольные пути» (или «Объезд») ("Detours”), посвящена судьбам сирийских беженцев. В ней много нарратива: сирийцы, переехавшие преимущественно в другие арабские страны, рассказывают о своей судьбе и переживаниях.

         Неожиданно пронзительными здесь оказались снимки беженцев в темной палатке с сотовыми телефонами. Эффект присутствия, сопричастности создается за счет того, что они помещены в темный зал, имитирующий палатку беженцев. Свет телефонов людей на снимках неожиданно воздействует как объединяющий фактор для зрителей . Эти снимки – прекрасное исследование и демонстрация феномена сотового телефона – это действительно то, что объединяет людей любой части света, в любой ситуации, а его свет – это и тепло близких, и человеческая теплота, объединяющая всех людей.




Мультикультурный музей (Interkulturelt museum) расположен в самом мультикультурном районе города – Грёнланн. У него нет постоянной экспозиции, и деятельность его состоит в организации выставок, посвященных теме мультикультурализма. Выставка этого сезона – «Типичные они» ("Typisk dem”) – также представляет собой нарративы людей из разных культур, рассказывающих об ощущении себя в других культурах.

Исторический музей (Historisk museet) с его блестящей коллекцией, связанной с историей викингов и норвежского средневековья, а также этнографическими экспозициями, показывающими культуру народов циркумполярного региона и американских индейцев, часто устраивает историко-этнографические или художественно-этнографические выставки. Этим летом он показывает выставку "COLLAPSE”, осмысливающую то, как люди разных эпох (Ледниковый период) и континентов (Полинезия) реагируют на вызовы и как это способствует развитию культуры. Другая выставка – «Музей невинности» – показывает предметы, связанные с одноименным романом Орхана Памука (собранные им же). По сюжету, влюбленный герой коллекционирует любые предметы, связанные с его возлюбленной, создающие образ Стамбула 1970-ых-нач. 2000-ых гг.

         Последний крупный музей – музей Мунка – находится во внушительном здании – модернисткой коробке, отделенной дистанцией, напоминая собой музеи-святилища идолов советской эпохи. В последнее время он демонстрирует выставки, посвященные связям Мунка с самым широким кругом деятелей и феноменов культуры: Мунк и жизнь современного ему города, Мунк и Джаспер Джонс, Мунк и Роберт Мэпплторп, Мунк и Винсент Ван Гог, Мунк и Вигеланн и др. В этом сезоне в музее показывают выставку его работ (многие из которых показываются впервые) глазами куратора К.О. Кнусгаарда.


   Фотоматериалы автора


Выпуск сентябрь 2017


Copyright PostKlau © 2017

 

Категория: Терещенко Татьяна | Добавил: museyra (17.08.2017)
Просмотров: 350 | Теги: Выставки.Музеи, Терещенко Татьяна | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: