Главная » Статьи » СоврИск » Михаил Верхоланцев

М.Верхоланцев. Книга и ксилография

Михаил Верхоланцев

Член-корреспондент Российской Академии художеств 



               КНИГА И КСИЛОГРАФИЯ

 


Многие ксилографы, экспонируя свои работы, замечали, что публика ленится смотреть эти миниатюры. Зачем напрягать зрение, когда кругом большая, яркая и легко доступная информация? Графика вообще предназначена для элиты, для зрителя, воспитанного на плоскостном, а не на трёхмерном изображении. Техника гравюры на дереве требует педантичной скрупулёзности и технологической дисциплины. Казалось бы, такая методология в работе, способная убить любой горячий темперамент художника, сообщает эстампам дух какой-то холодной выхолощенности. Нет же, этого не происходит. Стоит колоссально увеличить оттиск любой торцовой ксилографии, как на зрителя хлынут лучи всех тех восторгов, которые сквозь увеличительное стекло согревали душу гравёра.


И вот эти миниатюры попадают в свою стихию, а именно, на полосу книги или журнала, а им ещё соседствует шрифтовой набор. Тут же мощь этих гравюр становится очевидной, они легко попадают в масштаб и безусловно господствуют на полосе, так что даже цветная репродукция не выдерживает соперничества на страницах книг. Не буду истолковывать все причины этого феномена, а укажу только на главную из них. Причина заключается во взаимодействии фактуры ксилографии с фактурой набора и не только с серой массой шрифта. Ведь каждая отдельная литера это родная сестра ксилографии, это маленькая гравюра.


Раньше, ещё до изобретения подвижных литер, книги печатались с таких деревянных форм, где весь шрифт был вырезан рядом с изображением на одной доске. Подобные формы дошли до наших дней в виде досок для печатных пряников, или в виде деревенских форм для отливки пасхи, или в виде досок - орнаментов для ситцевой набойки. Встречаются даже духовные книги, отпечатанные с цельных досок в XIX веке. Как только Гутенберг изобрёл подвижной шрифт, так художники стали трудиться над начертанием всё новых и новых гарнитур. 

Книжные дизайнеры хорошо знают достославные имена этих шрифтовиков и книгоиздателей. Каждая литера алфавита, нарисованная, а потом награвированная, была большим триумфом в жизни художника. Если вглядеться через увеличительное стекло в любую букву шрифтового набора, можно только удивляться, как много квалифицированного труда вложил автор гарнитуры в создание маленького шедевра, так насущно необходимого в полиграфии. 

В начале прошлого века, в эпоху революций в полиграфии преобладала высокая печать. Тогда художники с большим воодушевлением вставляли свои оригинальные ксилографии непосредственно в полосы набора книг, а в Веймарской Германии даже в полосы газет. Таким образом, широкие массы трудящихся имели уникальную возможность общения с высоким искусством.


Читатель, наслаждаясь красивым словом, напечатанным в книге, и не подозревает, что часть удовольствия от прочтения приносит именно начертание букв, этих маленьких изысканных гравюр.





Категория: Михаил Верхоланцев | Добавил: museyra (14.11.2017)
Просмотров: 10 | Теги: СоврИск, Верхоланцев Михаил, Визуальное искусство | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: