Главная » Статьи » СТОИТ ВСПОМНИТЬ » Времена, даты, события, мемуарные материалы

С.Глазьев. Очищение культуры

Сергей Глазьев

       Очищение культуры


Отношения власти и культуры, идеологии и культуры - важнейшие вопросы общественного бытия. 

Стоит вспомнить беседу, состоявшуюся 20 августа 2003 года, писателя Владимира Григорьевича Бондаренко с известным политиком, экономистом Сергеем Юрьевичем Глазьевым о проблемах культуры в современном обществе. 

Владимир Григорьевич Бондаренко
Политическая элита нынешней России вполне обходится без культуры, у неё нет времени на культуру. Вы, Сергей Юрьевич, считаете это нормальным? Может ли мир существовать без культуры, на одной экономике, политике, торговле? Может ли современный политик быть вне культуры? 

Сергей Юрьевич Глазьев:  
Политики - это те люди, которые по определению занимаются вопросами власти и управления обществом. Бескультурный политик - это во много раз хуже, чем просто бескультурный человек. Бескультурная власть вместо того, чтобы служить обществу, его разлагает и развращает. Люди, не знающие истории своего народа, основ своей культуры, фактически вершат власть от имени общества, но против этого общества. Восстановление нравственных и культурных принципов в политике - необходимое условие для того, чтобы политика стала эффективной и власть, наконец, начала работать в интересах страны. 

В.Г. Бондаренко: 
Культура - это иммунная система общества, нации, государства. Сегодня эта иммунная система полностью разрушена, и это даже страшнее, чем разрушение экономики или разрушение армии. Какие меры должно принять государство, чтобы восстановить свою иммунную систему? 


                                       М.В. Нестеров. `На Руси. Душа народа` 



Сергей Юрьевич Глазьев: 
Культура - это действительно генотип общества. Если поражены основы культуры в общественном сознании, это означает, что мы имеем дело с тяжелейшим заболеванием, которое можно лечить только с Божией помощью и с верой в то, что мы несём бремя ответственности за судьбу России. В результате разложения и коррупции у нас произошёл чудовищный отрыв продуктивной элиты общества от властной элиты. Продуктивная элита - это все те люди, которые работают в реальном производстве в интересах общества, в интересах страны, реализуют генотип отечественной культуры, творят, созидают. Это рабочие, врачи, учителя, учёные, художники, писатели, люди реального дела. Эта продуктивная элита русской нации сегодня практически никак не влияет на власть. На руководящие посты людей отбирают не по степени профессионализма и ответственности за дело, а исключительно исходя из принципа `свой - не свой`. Как следствие - полнейшая деградация власти. Формирование элиты - это главнейший вопрос власти в любой стране. Либо мы создаём систему подготовки кадров, работающих на отечество, либо страна превращается в кормушку для тех или иных властвующих кланов. 

В.Г. Бондаренко: 
Как вы считаете, Сергей Юрьевич, может ли государство существовать без идеологии? У нас последние лет пятнадцать во властной элите нет никакой идеологии - ни монархической, ни коммунистической, ни капиталистической. 

Сергей Юрьевич Глазьев: 
Государство, не имеющее своей идеологии, лишено перспективы. Такое государство становится жертвой всевозможных социальных болезней, испытывает тяжелейший духовный кризис и очень быстро теряет смысл своего существования. 

Государство без идеологии, без веры - всегда слабо. Пусть даже оно и очень богато. Мы по-прежнему являемся по нашим ресурсам самой богатой страной в мире. Но эти богатства транжирятся впустую - на обретение за рубежом вилл, коттеджей, яхт, футбольных клубов. По 50 миллиардов долларов из страны уходит, из которых 20 с лишним миллиардов остаются за границей нелегально. А от 15 до 30 миллиардов правительство и Центральный банк России отдают за границу добровольно. Мы до сих пор субсидируем весь мир и при этом не можем прокормить собственных детей и обустроить собственные семьи. И материальных, и природных, и интеллектуальных ресурсов у нас достаточно, чтобы удвоить объёмы производства и поднять благосостояние каждой семьи не менее чем вдвое. Но для этого нужна осмысленная государственная политика. Её-то и невозможно проводить без идеологии. Нет идеологии - значит, нет и политики. Государство без идеологии подобно слепому, которого ведут куда угодно и ведет кто захочет. Сегодня в роли наших поводырей выступают международные финансовые организации, транснациональные корпорации, доморощенное жульё без веры и души. 

В.Г. Бондаренко: 
Какова ваша личная идеология? 

Сергей Юрьевич Глазьев: 
Любая идеология основана на некотором фундаменте и на ключевых принципах. Фундаментом нашей русской идеологии является православная вера. Это мировоззренческий фундамент. Вера придаёт смысл жизни каждого человека и государства в целом. Исконная модель Русского государства трактовалась нашими философами как подножие Небесного престола. Мы как государство призваны были показать всему миру и своему собственному народу образец человеческого общежития. Россия как модель для всего мира до сих пор является идеалом, к которому инстинктивно тянется человечество. Несмотря на постоянные попытки дискредитации русской национальной идеи, несмотря на тяжелейшую болезнь, через которую проходит наше общество за последнее столетие, русская идея остаётся путеводной нитью для всего человечества, и человечество готово сегодня принять русскую идею более чем когда бы то ни было. Мы видим, что отказ от православной модели мироустройства привёл к катастрофе и нашу русскую цивилизацию, и наш народ, потерявший за XX век две трети своего численного состава. Нынешнее торжество денег, торжество силы ведёт к катастрофе уже общепланетарного масштаба. Мы видим, что новая мировая империя во главе с США воссоздана по образцу языческого Рима, видим, что она несёт смерть народам, прежде всего через смерть национального самосознания. Всем народам планеты силой навязываются единый образ мысли, философия мировой казармы, где каждый обязан продавать своё тело, свою душу, свои рабочие руки, свой интеллект за доллары. И те, кто печатает доллары, становятся господами Вселенной. Ничего более чудовищного нельзя себе представить. Попытки перестроить мир в интересах долларовой казармы, уверен, обречены на провал. Кризис, который сотрясает мировую финансовую систему, лишь предвестник её неизбежного краха. Но главное противодействие заключено в России. Без нового возвышения России в мировой системе мир будет обречён. Никто, кроме России, неспособен бросить вызов дьявольскому замыслу переустройства мира. 

В.Г. Бондаренко:
Для этого в самой России необходимо возродить её национальную культуру. Противостояние Америке сейчас идёт не в экономической, рыночной системе координат, а в системе координат разных цивилизаций, разных идеологий, разных религий, разных культур. Для того, чтобы мы стали способны на новый вызов глобализму, мы сами ещё должны стать и национальной Россией, и православной Россией. 

Сергей Юрьевич Глазьев: 
Я согласен, без опоры на национальные интересы России, без ставки на наш русский национальный менталитет невозможно рассчитывать на исполнение исторической миссии России. Никакая сильная экономическая политика не будет реализовываться в отсутствие политической воли. А политическую волю дают идеология и высшие духовные ценности. Без понимания исторической роли своего народа, без понимания ответственности за судьбу страны, без национальной идеи никакая экономическая политика не состоится. Именно из-за отсутствия идеологии и культурной основы мы всё время плетёмся в хвосте чужих идеологий. 

В.Г. Бондаренко: 
Вы, Сергей Юрьевич, говорите, что нет политической воли у нынешних властителей, но нет национальной воли и у русского народа. Почему русский народ (несомненно один из великих народов) влачит сегодня столь неприметное существование? 

Сергей Юрьевич Глазьев: 
Этому есть ряд объяснений. Начнём с того, что народ в XX веке утратил веру в Бога и никакие идеологические заменители не помогли. Не забудем и о том, что русский народ в XX веке утратил значительную часть продуктивной элиты, которая была истреблена в гражданской и мировых войнах. 

Если нет веры - нет и воли. А если нет воли - нет и способности к сопротивлению. Мы в `Конгрессе русских общин` помогаем людям сорганизоваться для защиты своих интересов там, где они живут: в городах, посёлках. Мы должны добиваться восстановления механизма самоорганизации нашего общества. 

И ещё к вопросу о русской национальной идее. На мировоззренческом фундаменте должны быть поставлены несущие конструкции. Прежде всего правовое государство, которое должно защищать каждого человека. Для того, чтобы государственная власть работала в интересах общества, необходим механизм ответственности. Принцип социальной ответственности власти за результаты своей работы - важнейший принцип. Мы добиваемся принятия закона о социальной ответственности государства. По этому закону, если правительство допускает падение уровня жизни, оно обязано уходить в отставку. Принцип прямой персональной ответственности власти за результаты работы. Если закон не выполняется, чиновник обязан нести наказание. Это тоже элемент национальной идеологии. 

В.Г. Бондаренко: 
А в чём смысл нашего государства? 

Сергей Юрьевич Глазьев: 
Наш православный мировоззренческий фундамент позволяет дать чёткий ответ. Смысл заключается в построении социально справедливого общества, в котором каждый человек защищён и в котором государство гарантирует свободную реализацию своих способностей. Построение такого социально справедливого общества является стержнем нашей экономической политики. Восстановление нашей духовной традиции и наших идеологических принципов является самым надёжным гарантом обеспечения экономического роста. В основе современного экономического роста лежит интеллект человека, научно-технический прогресс. 90% роста производства достигается в мире за счёт применения новых знаний. И традиционные для нашей культуры качества - первенство духовного начала над материальным, коллективизм, совместная ответственность за общество - эти качества движут всеми научными коллективами. Наши культурные традиционные ценности позволяют нам на равных конкурировать в мире. Восстанавливая русскую православную идеологию, мы одновременно монтируем ключевые элементы механизма экономического роста. 

В.Г. Бондаренко: 
Во главе массовых идеологических движений в России, как правило, стояли люди высокой культуры. Лидеры русской интеллигенции любого направления были при этом и крупными мыслителями, творцами, авторами знаковых книг - тому пример даже из нашего недавнего прошлого: и Дмитрий Лихачев, и Вадим Кожинов, и Александр Зиновьев, и Александр Солженицын. Сегодня писатели любого направления, мыслители, поэты изгнаны с телевидения. Государственная политика в области культуры направлена на то, чтобы доказать: культура и литература - это частное дело граждан. Убеждён: это осознанная политика. Литература объясняет смысл человека. А нужен ли сегодня осмысленный человек? Какова, на Ваш взгляд, роль писателя в обществе? 

Сергей Юрьевич Глазьев: 
Мы всегда привыкли считать, что писатель - это совесть нации. К писательскому слову у любого русского человека особое отношение. Отсюда на Руси и исконная наивная вера в печатное слово, которая, к сожалению, сегодня используется во зло. Отношение к писательству как к простому ремеслу, коммерциализация культуры - это результат духовного упадка и деградации нашей политической элиты. Если писательский труд у нас коммерциализируется, он неизбежно начинает работать на обслуживание низменных инстинктов человека и общества. На потеху потребителю. Писательский труд теряет свой великий смысл. У нас культурная политика государства утратила смысл, о чём красноречиво говорит нынешняя деятельность министерства культуры во главе со Швыдким. Впрочем, трудно найти смысл и во всей нынешней деятельности нашего правительства. 

В.Г. Бондаренко: 
Вот уже более десяти лет наше государство отдало все господствующие позиции в культуре и литературе одной лишь радикально либеральной группе деятелей искусства. У них - все государственные премии последних лет. У них - дотация на журналы и газеты либерального направления. И куда же либералы привели наши культуру и литературу? На сцене и на экране стал господствовать конферансье. Пошлость и зубоскальство заполонили всё культурное пространство. Нам говорят: так желает народ, рынок определяет место артиста и художника. Не пора ли подвинуть рынок с пространства культуры? 

Сергей Юрьевич Глазьев: 
Трудно надеяться, что нынешняя государственная власть, развращённая коррупцией и частными интересами, будет вести ответственную культурную политику. Они делают культуру, исходя из своего собственного культурного уровня. Оздоровление может наступить, только если мы все вместе организуемся и примем необходимые меры для того, чтобы культурой в правительстве занимались не шоумены и порнографы, а люди, понимающие её важнейший смысл для воспитания общества. 

Во-первых, нам необходимо бережно восстанавливать народные традиции в искусстве. Так, как это делают во всех ведущих странах мира. Во-вторых, надо добиться принятия законов, устанавливающих механизм контроля за общенациональными средствами массовой информации. Речь идёт о формировании общественных советов на телеканалах, при министерстве культуры. Это не наше изобретение. Такие советы существуют во всех уважающих себя странах - от Франции до Израиля. Авторитетные, уважаемые люди, признанные мастера культуры работают в таких советах и осуществляют контроль за тем, чтобы телеканалы не забивались грязью. 

В.Г. Бондаренко: 
Мы родились и воспитывались в советское, атеистическое, время. Многие из нас уже сами, взрослыми, пришли к вере, к принятию Крещения. Каким был ваш путь к вере? 

С. Ю. Глазьев: 
Собственно, к православной вере я пришёл уже в сознательном возрасте, после тяжелых и мучительных переживаний, осмысленно - после расстрела Дома Советов в октябре 1993 года, когда стало понятно, что без истинной веры, без духовного смысла государство существовать не может. Мне, находившемуся тогда на высоком министерском посту, нужно было ответить на вопросы: почему я не сумел, будучи членом правительства, остановить это безумие, почему допустил беззаконие и антиконституционный переворот, узурпацию власти группой хищников и безнравственных, коррумпированных людей; почему армия им подчинилась?; почему расстреляли Верховный Совет, и общество промолчало? Когда начинаешь думать о причинах этих бед, становится ясно: народ потерял веру. Для своего возрождения необходима прежде всего вера. И эта вера должна быть настоящей. 

В.Г. Бондаренко: 
Сейчас либеральная культура уже не с коммунистами воюет - те уже не страшны, они как бы вписываются в нынешнюю политику - главный удар наносится по Православию: устраиваются выставки типа `Осторожно, религия` в музее Сахарова, пишутся откровенно сатанинские стихи, рассказы, оккультные романы, снимаются богоборческие кинофильмы. А сколько воплей подняла пресса вокруг вполне безобидного учебника по `Основам православной культуры``?.. 

Сергей Юрьевич Глазьев: 
Мне кажется, в либеральных художниках инстинктивно говорит тот, кому они продали свою душу. Они своим разумом понимают, что, если душа народная вновь станет православной, у них исчезнет потребитель рыночной культуры. Они потеряют читателей и зрителей. Они потеряют и деньги, которым служат. Восстановление `Основ православной культуры` в школе означает, что мы открываем плотину, которой сдерживались основы нашего духовного потенциала, нашего национального бытия. Как только эта плотина будет разбита, половодье народного русского самосознания заполонит всё культурное пространство, эрзац-культура будет смыта. Как чёрт шарахается от ладана, так наши либералы пугаются основ православной культуры. 

В.Г. Бондаренко: 
Рыночное искусство способно существовать и без поддержки государства, но вся серьёзная культура, национальная культура во всех странах мира нуждается в государственных дотациях. Как, в каких формах государство может поддержать свою национальную культуру? 

Сергей Юрьевич Глазьев: 
Оно обязано помогать культуре. Мы добились принятия закона о культуре, согласно которому 2% федерального и 6% региональных бюджетов должны направляться на поддержку народной культуры. Речь идёт и о домах культуры, и о финансировании нашего отечественного кинематографа, и об организации выставок, поддержке издательских программ. Нынешнее правительство игнорирует не только закон о культуре - оно игнорирует и закон об образовании, закон о здравоохранении, потому что якобы нет денег. Денег нет потому, что они уходят за границу. Мы теряем половину бюджета из-за тех доходов, которые должны идти на нужды общества, в том числе на нужды культуры. Наша концепция альтернативного бюджета предполагает увеличение ассигнований на культуру в четыре раза. Это можно было бы сделать уже в текущем году, если бы мы вернули государству доходы от сверхприбыли, которые идут за границу. 

В.Г. Бондаренко: 
Сегодня многие политики и художники начинают проповедовать аполитичное искусство, право художника жить лишь своей частной жизнью и не интересоваться обществом и политикой. Может ли быть культура вне политики? 

Сергей Юрьевич Глазьев: 
Есть известное высказывание, приписываемое Бисмарку: `Если вы не занимаетесь политикой, то политика займётся вами`. Нынешняя власть ведёт сегодня такую культурную политику, которая как бы признаёт её беспомощность, безразличие, её коррумпированность. 

В.Г. Бондаренко: 
Очевидно, наглядный пример этому нынешняя зависимость культуры от коррумпированных премий. Ни одно значимое произведение последних лет не получило государственную премию. 

С. Ю. Глазьев: 
Культура - это жертва политики, хотя она же может быть генератором политики. Если политика правильна, она с неизбежностью опирается на культуру. И тогда мастера культуры становятся важнейшей составной частью государственной власти, как бы далеки они сами от власти ни были. Власть должна исполнять законы и поддерживать развитие общества. А развитие общества задаётся культурными стереотипами. Культура задаёт те ориентиры, по которым определяет свою деятельность власть. Если власть безнравственна, то она осознанно уничтожает ориентиры, то есть осознанно уничтожает национальную культуру, как крайне опасную для неё. Культура, основанная на русских национальных традициях, властью игнорируется и загоняется в культурное гетто. На простор выходят безнравственность, аморальность и рыночные ориентиры. Мы должны вновь соединить власть и культуру, политику и культуру, только тогда власть обретёт нравственность. 

В.Г. Бондаренко: 
У нас сейчас собираются реформировать образование. Когда в России последние десять лет я слышу слово `реформа`, понимаю: будут уничтожать. Реформа армии - уничтожают армию. Реформа науки -уничтожают науку. Сейчас берутся за реформу школы. Вам не страшно? 

Сергей Юрьевич Глазьев:
К сожалению, такая угроза гибели национальной системы образования существует. Эта реформа - следствие беспомощности государства в деле обеспечения каждого правом на получение полноценного образования. К сожалению, так называемая реформа образования под предлогом отсутствия средств рушит корневые методические принципы школы. Образование становится добровольным. Копируются худшие примеры западной модели образования. Богатый имеет возможность для своих детей обеспечить первоклассное образование, а бедные брошены на произвол судьбы. Всё это камуфлируется под добровольность образования. Хочешь учиться - учись, не хочешь - не учись. Происходит подрыв основ национального самосознания. Подмена менталитета. 

Мы должны всемерно сопротивляться и сохранить лучшие традиции русской школы. Мы должны всем детям дать возможность получить образование, не допустить превращения воспитательной системы образования в подготовку человекообразных животных. 

В.Г. Бондаренко: 
Поговорим и о русском факторе. Есть армянские школы, украинские школы, еврейские школы, исламские школы, должна же быть в России и русская школа - с углублённым преподаванием русского языка и литературы, русской истории, основ православной культуры. Или такие школы возможны только в эмиграции, где-нибудь в Австралии или в США? 

Сергей Юрьевич Глазьев: 
Я считаю, что всякая школа в нашей стране должна быть русской. Каждый ребёнок, независимо от национальности, должен понимать русскую культуру, которая поможет ему обрести уверенность в своём будущем в России. Любую национальную школу, будь то армянская, еврейская или татарская, мы должны обеспечивать необходимым набором методических материалов для должного изучения русской культуры. Вреда не будет. Мы все - граждане России. Русская культура является государствообразующей культурой. А русский народ - государствообразующим народом. Если мы хотим сохранить Россию, мы должны дать каждому из наших граждан возможность вникнуть, врасти в русскую культуру с её великой миссией. 

Безусловно, русская культура - это мировая культура. Мы можем сохранить идентичность, только развиваясь как имперская нация, которая показывает всему миру пример общественного устройства. Неслучайно идеология Российского государства всегда носила глобальный характер. Будь то идея Москва - Третий Рим или идея построения коммунизма. Русский народ в силу своей особой исторической миссии взваливал на себя ответственность за всё человечество. Это настолько глубинная основа нашей культуры, что отказ от неё разрушит и нашу национальную идентичность. 

В.Г. Бондаренко: 
За что вы любите свою Родину? 

Сергей Юрьевич Глазьев:
 
За всё, что она мне дала. 

Я не мыслю себе существование без России, за границей больше трёх дней я находиться не могу. Меня тянет назад. 

В.Г. Бондаренко: 
Вы себя считаете консерватором в области культуры и морали? 

Сергей Юрьевич Глазьев: 
Традиции в обществе должны соблюдаться, ломать их не нужно, мы должны сохранять вековую мудрость общества, накопленную поколениями русских людей, для того, чтобы правильно ориентироваться и в настоящем, и в будущем. Новаторство и консерватизм никогда не противоречат друг другу. Новаторство в сочетании с традициями сегодня крайне необходимы всему обществу. Одно дополняет другое. Я новатор, опирающийся на традицию





Категория: Времена, даты, события, мемуарные материалы | Добавил: museyra (13.12.2015)
Просмотров: 411 | Теги: СТОИТ ВСПОМНИТЬ | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: