Главная » Статьи » Традиции » Саидов Голиб

Г.Саидов. Голландский дневник-5

Голиб Саидов


   

 ГОЛЛАНДСКИЙ ДНЕВНИК - 5










На следующий день мы отправились в столицу Бельгии - у дэрэвню Брюссель. Разительный контраст между двумя соседними странами мне бросился сразу, едва мы пересекли границу. Нет-нет: никакой "границы" (в нашем, советском понимании: с колючей проволокой, овчарками, автоматами...) конечно-же не было. И даже - никакого поста или будки. Мы просто, ехали по идеально гладкому автобану, как вдруг, дорога показалась нам... мягко говоря, несколько иной, не совсем идеально ровной.
- Ну, здравствуй Бельгия. - улыбнулся Гаффар и повернувшись ко мне, спросил: - Чувствуешь разницу?
- А почему такой контраст? - поинтересовался в свою очередь я.
- Потому, что это "Советский Союз". - отшутился мой друг и пояснил: - В Бельгии намного меньше надо платить налогов, чем в Голландии, потому порядок и уровень сервиса здесь заметно ниже. А в остальном - вполне отличная страна: не случайно, сюда стремятся многие наши бывшие соотечественники.
"Да-а... - подумал я про себя - Халява, она и в Африке халява..."





И как бы в подтверждение слов моего товарища, вереница автомобилей неожиданно замедлила своё движение, а потом и вовсе встала.
- Всё: это надолго! - констатировал Гаффар.
И - окажется прав: из-за ремонта дороги, мы простоим в этой пробке около двух часов. Тут я вспомнил про "Советский Союз" и тоже улыбнулся. Ну скажите: почему бы не ремонтировать дорогу ночью, когда нет такого интенсивного движения?!





Штаб-квартира НАТО оказалась на вид невзрачной и совсем не внушительной: во всяком случае, я ожидал увидеть нечто помпезное и монументальное. И знаете: очень рад, что ошибся.







..Столица Бельгии встретила нас непрекращающимся мерзопакостным дождём. Но даже и в этом факте, я постарался усмотреть свои плюсы: одним словом, с Брюсселем я познакомился глядя "из окна персонального автомобиля", понимаешь... Как, впрочем, и с Антверпеном, который мы просто, проехали, нигде не остановившись.









Правда, по приезду, нам посчастливилось попасть в довольно таки экзотическое место - культурный центр таджикской диаспоры, куда нас собственно и пригласили. К сожалению (а может - наоборот - к счастью), в связи с "пробкой", мы прибыли почти к концу, когда официальная часть приема гостей была уже завершена.







И на заключительном этапе, когда остались что называется "свои", мы действительно оттянулись по полной. Было много вина и экзотические танцы. Словом, публика собралась пёстрая и оригинальная. Так что, "домой" мы возвратились к полуночи.
- Прости, но твой "бельгийский цикл" мы охватим в следующий раз, хорошо? - пообещал мне Гаффар, сожалея о том, что не хватило времени, показать мне Брюгге, Гент и Антверпен, которые значились в моей "программке".
Я согласно кивнул головой, поскольку вдруг осознал, что "нельзя объять необъятное". Впечатлений и без того уже масса, картинки накладываясь и перемежаясь, вытесняли друг друга, а впереди - ещё Амстердам, музеи и куча всего интересного. И всё хочется запомнить чтобы поделиться с друзьями и родственниками.







Примерно с такими мыслями я приготовился отойти ко сну, отведав предварительно очередного пивка. Я сознательно старался каждый день пробовать новое пиво, хотя вскоре понял, что всех сортов мне до отъезда всё равно не удастся перепробовать.







На следующий день, друзья познакомили меня ещё с одним чудом Роттердама, а именно - "Блек-маркетом" - с огромным жилым комплексом, внутри которого находится настоящий рынок, со всевозможными вкусняшками.












Попав вовнутрь, я и в самом деле ахнул, окинув взором эту неописуемую красоту. Впрочем, судите сами...
Самое интересное, что жильцы этого дома могут наблюдать за жизнью рынка из окон своих квартир.
















Мы остановились у андалузского павильончика, витрина которого не может оставить равнодушным любого, кто уважает и любит морепродукты. Заправляют тут всем (как мне во всяком случае показалось) марокканцы.







В предвкушении трапезы, я милостивого соизволил согласиться, чтобы меня сфотографировали на фоне этого дивного комплекса.








Мы заказали три порции жареной рыбы, причём разных сортов. Каюсь: названия уже начисто вылетели у меня из башки, но вкус... до сих пор облизываюсь. А порцайки-то, порцайки... я боялся, что не осилю. Однако, на удивление, смолотил почти всё! Вкусно, потому что!









Убедившись в том, что мой желудок в порядке и что за час я ещё не успею проголодаться, сестра вручила мне в руки билет до Амстердама:
- Вот твой билет, а эта вторая карточка, позволяющая тебе ехать 1-м классом, понятно?
- Понятно, понятно... - пробормотал я, очень волнуясь, хотя внешне старался держаться спокойно.
Ещё бы: впервые, родные рискнули отпустить меня одного в Амстердам. Меня, который "ни ухом, ни рылом" ни в чём... даже аглицкого не знает!







Устроившись уютно вот в таком салоне поезда "Роттердам - Амстердам", я предался своим воспоминаниям. А поскольку, в Амстердаме меня уже ждала очередная моя знакомая, то вспомнить и переварить следовало многое. Но для того, чтобы был понятен ход дальнейшего моего повествования, я вынужден сделать одно небольшое, но очень важное отступление.


Все вы, наверное, помните романтическую повесть А.Грина "Алые паруса"? Во всяком случае, те из моих читателей, которые приходятся мне ровесниками или ещё успели застать советскую эпоху, с её - в общем-то - достойной общеобразовательной программой. Так вот: если вы наберётесь терпения и уделите мне несколько минут своего внимания, то я тоже вам поведаю об одной удивительной реальной "сказке", которая (на мой взгляд) уж очень перекликается с замечательным произведением советского классика литературы. Только я, до сих пор,  так и не уяснил для себя самого главного - чего больше скрывается в этой трогательной и щемящей душу истории: то ли радость, то ли печаль, то ли издёвка и сарказм непредсказуемой судьбы, то ли - уроки Всевышнего, которые Он ниспосылает нам в качестве назидания...

 В один прекрасный вечер, одна тысяча девятьсот... впрочем, в каком (конкретно) году произошло это событие, не столь уж важно: в 1917, в 1918 или в 1919-ом. А важно то, что одна простая голландская девушка влюбилась в русского моряка и в 1920 году вышла за него замуж. Казалось бы, ничего странного и удивительного в этом нет: после большевистского переворота, очень многие из россиян вынужденно оказались вдали от своей родины. В том числе и те моряки, что находились на тот момент заграницей. Так произошло и с контингентом русской диаспоры, что обосновалась в крупнейшем порту мира - в городе Роттердаме.
 Это было удивительное время, когда энтузиазм простого народа был воодушевлён примером России, которая в одночасье сумела свергнуть деспотизм царского режима, вдохнув надежду в сердца многих людей, жаждущих счастливого устройства и того нового миропорядка, при котором человек смог бы проявить и раскрыть себя в полной мере, чувствуя за спиной справедливый закон, обеспечивающий каждому отдельному человеку независимость,  безопасность и достойное право на жизнь. Надо ли говорить о том, что коммунистическая идеология идеальнейшим образом попала в струю и была совершенно искренне подхвачена доверчивым населением не только наших соотечественников, но и немалым количеством народа, населяющих Европу.
 В общем, молодая семья, проникнувшись коммунистическими идеями, в 1925 году покинула Голландию и отправилась в бурлящую событиями Россию. А по прибытию на место, во многом разочаровалась. Но не сразу, а постепенно. Словом, то что "мышеловка" захлопнулась, Вильгельмина (так зовут нашу героиню) осознала спустя некоторое время.
 Тут, будет уместно привести выдержку из статьи её дочери - Лидии Андреевной Данилиной - которая собирается выпустить её биографию  (на русском языке), дабы отдать должное не только своей матери, но и одному из талантливейших специалистов и сотрудников  Кунсткамеры, отдавшей чуть ли не половину жизни на перевод уникальнейшего труда Н.Витсена "Северная и Восточная Тартария" (рукопись XVII в. на старо-голландском языке):
 "То движение, когда десятки голландцев в 20-е – 30-е годы прошлого века поехали в Россию, теперь  снова привлекает к себе внимание. Среди них ВильгелминаТрисман занимает совсем особое место. Почти все те прибывшие туда идеалисты появились в молодом Советском государстве добровольно. Они работали архитекторами и инженерами в Сибири, или в парторганизациях Коминтерна в Москве. Они были хорошо знакомы друг с другом и часто встречались. Кто-то из них не пережил сталинского террора, а некоторые остались жить в Москве. Но практически все они сохранили свое Нидерландское гражданство и вернулись домой, потеряв иллюзии, уже до начала Второй мировой войны."
  С Вильгелминой Герардовной Трисман всё произошло совсем иначе: так, как и подобает  в лучших традициях советской эпохи. Лишившись в юном возрасте (она родилась в 1901 г.) своей родины и не зная русского языка, она тем не менее, закончит со временем два ВУЗа,  познакомится и создаст новую семью с интереснейшим человеком и известным этнографом А.Данилиным, с которым проживет в счастливом браке почти 10 лет. Вплоть до самой смерти своего супруга, которого не станет в 1942 году, во время ленинградской блокады.
  Сама же Вильгельмина, поедет вслед за маленькой дочуркой Лидией, которая наряду с остальными детьми была эвакуирована сначала в Ярославскую область, а затем ещё дальше, за Урал, в город Соликамск.
Пережив тяжелые испытания, после окончания войны, она вместе с дочерью вернётся в Ленинград, где вскоре устроится работать научным сотрудником Музея Антропологии и Этнографии (Кунсткамеры).
   На протяжении всей своей жизни Вильгельмина Герардовна будет вести переписку со своими родителями, которые со своей стороны предпримут всё возможное и невозможное для того, чтобы встретиться с дочерью. Родившиеся и выросшие в свободной Европе, они долгое время искренне не понимали - почему их дочь не может сесть на поезд и приехать домой? В отличие от своих родителей, Вильгельмина (познавшая и вкусившая все прелести советской жизни) будет писать осторожные обтекаемые письма. К сожалению, её первая поездка на бывшую родину состоится лишь в 60-х гг, когда родителей уже не будет в живых. А вскоре, в начале 80-х годов прошлого столетия не станет и самой Вильгельмины Герардовны Трисман.
  С её дочерью - Лидией Андреевной Данилиной - я познакомлюсь совершенно случайно, на архитектурном сайте http://www.citywalls.ru/
  Переписка, а затем и реальная встреча (вначале у меня, а затем на её санкт-петербургской квартире) сблизят нас настолько, что я с радостью и без колебаний приму её приглашение, когда окажусь в Нидерландах. Прознав о том, что я собираюсь в Голландию, Лидия Андреевна даст мне свой адрес и настоит на том, чтобы я непременно приехал к ней в Амстердам, где она проживает с 1996 года.
  Вот, собственно, вкратце и вся история нашего знакомства. И я благодарен Судьбе за то, что мне всегда везёт на хороших и творческих людей.







За окном поезда раскинулся типичный голландский пейзаж: сочные зелёные луга, аккуратные домики с красной черепичной крышей и тучные симпатичные коровы.
"Боже мой! - подумалось мне. - Вот же он - тот самый Коммунизм! И это в такой малюсенькой стране, где почти половина земель создана благодаря дамбам и защитным сооружениям. Благодаря искусным человеческим рукам, терпению и невероятному трудолюбию. Где каждый клочок земли ухожен и облагорожен. Где совершенно незнакомые тебе люди улыбаются и всегда приветливы. Ну, почему?! Почему такое не получается у нас?! Почему, за всё, к чему бы мы ни прикоснулись, у нас получается автомат Калашникова?! Да и тот, между прочим, как вскоре выяснится, спёртый у Хуго Шмайсера...






Собственно, чего это я так разворчался? Мне же, в конце-концов, даже позволили выехать заграницу! А мог бы дома сидеть... или ещё где-нибудь... Вон, смотрите, какое оригинальное здание с разноцветными окнами: ведь, вправду - интересное решение! Это я проезжаю Гаагу.








С вокзала до дома Лидии Андреевны я добрался самостоятельно, без посторонней помощи. Правда, шпаргалка, присланная мне накануне заботливой хозяйкой, была настолько подробно расписана, что не понять её мог только совсем тупой двоешник. Я же, школу закончил преимущественно с тройками. И тем не менее,был горд, что вышло всё по задуманному плану.
Несмотря на свой немолодой уже возраст, Лидия Андреевна встречала меня на остановке, возле своего дома.
И первое, чему я был поражён сойдя с автобуса, так это вот этим диким гусям, вальяжно расположившимся на проезжей части дороги и... настоящей цапле.








- Как: неужели они у вас тут вот так, совершенно свободно разгуливают? - поразился я.
- Это ещё ничего... - улыбнулась в ответ хозяйка - Я Вам потом покажу наш пруд под окном, с которого я прикармливаю уток и золотистых карпов. А эти гуси настолько обнаглели, что не желают сдвинуться с проезжей части даже тогда, когда притормаживает возле них автомобиль. И только звук клаксона заставляет их нехотя поднять свой зад.








А канал, протекающий вдоль дома, был и впрямь хорош: с обилием всевозможной пернатой птицы и здоровенными карпами.
"Мда..." - почесал я свой затылок, представив всю эту фауну у нас на Мойке и однозначно догадываясь об их скорой участи... Вслух же, лишь произнёс:
- Да-а... Красиво как тут у вас! И - тихо.









На утро, мне предстояло первое знакомство со столицей Нидерландов. Несмотря на некоторое недомогание, Лидия Андреевна всё-же отважилась на многочасовую прогулку с тем, чтобы показать мне главные достопримечательности Амстердама и так сказать, дать мне некоторый ориентир для последующих одиночных вылазок в город.








Собственно, автобус как автобус. У нас тоже такие ходють. Только, здесь висит монитор, на котором в режиме "он-лайн" демонстрируется весь ваш маршрут, со всеми остановками и звуковым сопровождением. Входят тут исключительно в переднюю дверь (водитель - он же и контролёр), а выходят в последующие. При этом, при посадке, необходимо приложить чип-карту к считывающему устройству (рядом с водителем), а при выходе, также, не забыть снова "отметиться": в этом случае, на табло ридера высвечивается стоимость вашего проезда и сумма, оставшаяся на карте.









От дома до центра мы добрались за 15 минут. Наша первая экскурсия началась с так называемой "Башни плача".
Бывшая крепостная башня в Амстердаме, построенная в 1487 году. Её голландское название (Schreierstoren), по легенде, появилось из-за того, что на этом месте женщины прощались с мужьями, уходившими в плавание на кораблях Ост-Индской компании.









Но самое интересное на башне – это памятная доска, надпись на которой свидетельствует о том, что с этого места в 1609 году английский капитан Генри Хадсон отплыл на корабле с тем, чтобы отыскать западный путь в Ост-Индию, заплыв в результате в устье реки на восточном побережье Америки и обнаружив остров Манхэттен. Реку голландцы назвали в его честь (Hudson river).
Мы вошли вовнутрь и оказались в уютном кафе со своеобразным интерьером.








А вот и первые типичные дома Амстердама. И знаете, что я вам скажу? Как бы я ни старался, всё равно, невозможно описать и передать даже десятой доли всех тех ощущений и впечатлений, что довелось мне пережить: для того, чтобы почувствовать царящую тут атмосферу и особенную ауру этих дивных улиц, вам необходимо здесь очутиться самому. Амстердам - это как халва: сколько не произноси это слово, во рту слаще не станет. Амстердам нужно попробовать на вкус! А потому, не ждите от меня подробных комментариев к фотографиям, договорились?








Ну, это шлюз, вернее - один из многочисленных шлюзов.








А это слон. Нет, не бойтесь, не живой. Странно, но я нисколько ему не удивился, ибо внутренне был готов к любым неожиданностям и сюрпризам.








К сожалению, я не знаю - как правильно называются вот такие барельефные украшения, но должен сказать, что ими "облеплено" немало домов.









Вот, примеру, типичная улочка, которая мне почему-то особо понравилась. Своим каким-то загадочным изгибом, что ли...









Или вот этот дом, с такими деревянными ставнями.









А это художественный шедевр, созданный при помощи услуг, предоставляемых мне смартфоном "Sony". Правда, здорово?!








Мне было интересно буквально всё: окна...





...люди, отдыхающие в кафе...





...велосипеды. Кстати, видите: один свалился и висит над водой?







Неспешно прогуливаясь, мы вдруг очутились перед старой церковью, которая как оказалось, так и называется "Аудекерк".
И именно в следующую секунду, я увидел наконец то, что подспудно сидело во мне давно, ещё до самой своей поездки. Да - знаменитые "красные фонари", с галереей окон, за которыми стоят в соблазняющих позах многочисленные "мальвинки", "клубнички", "землянички"... искушая твою целомудренную мужскую душу. Это я о себе.
По известным причинам, я не могу тут выложить конкретных фотографий, ибо знал о запрете съемок и рисковать не очень-то хотелось. Тем более, что их полно в интернете. Вот, к примеру...






Скажу только, что первой мне на глаза попалась "шоколадка". Правда, негритянка была довольно-таки пышных необъятных форм и причём,  моя ровесница. Что естественно смазало несколько предвкушаемый дебют. Забегая несколько вперед, вынужден констатировать, что попадаются всякие: и миленькие, и стройные, и породистые, и сексапильные, и толстые, и зрелые, и старые, и...(словом, как в песне: "ну что ж ты страшная такая, та такая страшная-я!!!") Моё общее впечатление можно охарактеризовать как "фифти-фифти".









Кстати, обогнув почти всю церковь, мы наткнулись и на маленький памятник, поставленный в честь "жриц любви". Даже, в честь конкретной - Бэллы. Атаманша, наверное, у них была... А чё - ничё себе так, эта самая Бэлла, а?













А пройдя ещё чуток - я подивился следующему чуду, которое вмонтировано прямо в булыжную мостовую. Как вскоре выяснится, это подарок местного скульптора родному городу. По очередной легенде, если хорошо помять (потереть) её за сиськи, то - потенция вам гарантирована. Естественно, я не преминул засучить рукава с тем, чтобы капитально потереть обеими ручонками. Для пущей надёжности...


Через некоторое время, Лидия Андреевна обратила моё внимание на узкую щель (так во всяком случае, первоначально мне показалось). Оказывается это одна из самых узких улочек Амстердама, ведущая к очередной партии витрин с "куколками". Поскольку, с раскрытым зонтом в эту щель нельзя протиснуться, то мне пришлось его сложить.








А этот молодой человек, похоже, уже насладился очередным "сеансом", потому как весело вскидывает кверху свой большой палец, как бы подтверждая и удостоверяя отличное качество просмотренного только что товара. Я ему конечно-же верю, но - хочется убедиться в этом самому, оценить своими глазами.









Наконец, мы выходим на площадь Дам. Напомню лишь, что под этим словом поразумевается "дамба", а не "женщины" из светского общества. Площадь Дам – это можно сказать, сердце Амстердама: если пересечь площадь и пойти на юго-восток то попадаешь в район красных фонарей, на улице де Валлен. На запад – окажешься в Королевском дворце, тут же находится  и знаменитый Музей восковых фигур мадам Тюссо.








Стелла героям на противоположной части площади, она установлена в 1956 году. Это национальный памятник, призванный увековечить память погибших героев во Второй мировой войне.









Мы вошли в готическую Новую церковь (Nieuwe Kerk), постройки XV века, расположенную также на этой же самой площади и бегло осмотрели её, не проходя вовнутрь.

К тому же, порядком подустав и немного промокнув (погода выдалась питерская), нами было принято мудрое решение: зайти в какую-нибудь кафешку и согреться.








Я заказал себе чашечку кофе-эспрессо, а для своей спутницы - стакан горячего чая и кусочек симпатичного не то шоколадного пирога, не то кекса. Главное - мы сугрелись и вновь были готовы к продолжению нашей экскурсии. И вновь, возвращаясь к относительно недавним событиям, я в сотый раз низко кланяюсь и признателен моей спутнице, гиду и другу за всё то, что она для меня сделала. Лидия Андреевна, спасибо Вам сердечное!

Продолжение следует...



  

Выпуск январь 2017


                  Copyright PostKlau © 2017


Категория: Саидов Голиб | Добавил: museyra (12.11.2016)
Просмотров: 215 | Теги: традиции, Саидов Голиб | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: