Главная » Статьи » Литература » Алёшкин Пётр

П.Алёшкин. Богородица. Часть XII

 Пётр Алешкин


                       
      

                                        Богородица (часть XII) 

                       ИСТОРИЧЕСКИЙ РОМАН

                                                                       

 

Иисус остался ждать сестёр в том месте, где встретил Марфу. Она пошла в Вифанию и позвала Марию, сестру свою, говоря:

— Учитель здесь и зовёт тебя.

Мария, не мешкая, встала и пошла вслед за сестрой. Иудеи, которые были с нею в доме и утешали её, видя, что Мария поспешно встала и вышла, направились за ней, полагая, что она идёт к гробу — плакать там. Мария, придя туда, где был Иисус, и увидев Его, упала к ногам Его и горько заплакала:

— Господи! Если бы Ты был здесь, не умер бы брат мой.

Иисус, когда увидел её, убитую горем, и пришедших с ней иудеев плачущих, Сам восскорбел духом и спросил:

— Где вы положили его?

— Пойдём посмотрим, — плакали сёстры.

Мария, Матерь Его, тоже заплакала, вспоминая, как любил Иисус Лазаря, и вот он умер. Прослезился и Иисус. Иудеи, видя это, говорили между собой:

— Смотри, как Он любил его.

— Не мог ли Он, отверзающий очи слепым, сделать, чтобы Лазарь не умер?

— Да, если бы был здесь, Он не дал бы Лазарю умереть.

  

Иисус, печалясь и скорбя, пришёл к гробу Лазаря вслед за сёстрами. Это была пещера, камень закрывал вход в неё. Иисус попросил:

— Отнимите камень.

— Господи! — с огорчением вздохнула Марфа. — Он уже смердит… Четыре дня, как он во гробе.

— Не сказал ли Я тебе, если будешь веровать, увидишь славу Божию?

Мужчины, пришедшие с Марией, отодвинули камень от входа в пещеру, где лежал умерший. Иисус поднял лицо к небу и громко произнёс:

— Отче! Благодарю Тебя, Ты услышал Меня. Я знал, что Ты всегда услышишь Меня. Говорю это для народа, здесь стоящего, чтобы поверили, что Ты послал Меня.

Сказав это, Он крикнул требовательно:

— Лазарь! Иди вон.

Все бывшие здесь замерли в оцепенении. Слышно было только, как беспрерывно чирикает на ветке одинокий воробей. Все вглядывались в тёмный вход в пещеру. Оттуда доносилось какое-то движение. Через некоторое время вход из пещеры заслонил собой умерший, обвитый по рукам и ногам погребальными пеленами. Лицо его тоже было обвязано платком. Иисус сказал ошеломлённым, притихшим в испуге иудеям:

— Развяжите его, пусть идёт.

С тех пор Лазаря стали звать Четверодневным. Многие из иудеев, пришедших к Марии и Марфе и видевших, что сотворил Иисус, уверовали в Него и крестились. А некоторые из них пошли к фарисеям и рассказали им, что сделал Иисус.

Священники и фарисеи собрали совет, стали думать, как им остановить распространение учения Иисуса:

— Что нам делать? Этот Человек много чудес творит. Если оставим Его так, то все уверуют в Него, забудут законы наши.

В тот год первосвященником был Каиафа. Он, выслушав всех, сказал:

— Лучше нам, чтобы один человек умер, чем чтобы весь народ погиб. Нам надо схватить Иисуса и судить Его за богохульство и за то, что Он называет себя Царём Иудейским и Сыном Божьим.

— Убить Его нужно, непременно убить, — горячился больше всех молодой священник Афония. Был он крепкий, сильный, страстный. — И Лазаря убить надо, чтоб народ не смущал. Из-за него иудеи забывают законы свои и веруют в Иисуса.

— Верно, — поддержали его священники. — Смерть Лазарю.

— Как вы думаете? Придёт на праздник Иисус? — спрашивали друг у друга фарисеи.

Первосвященник Каиафа дал приказание, что если кто узнает, где Иисус будет, то немедленно объявил бы ему, чтобы можно было взять Его.

 

 

4 

Утром за шесть дней до Пасхи Иисус с учениками и Матерью Своей вышли из Вифании в Иерусалим. Весть о том, что Иисус воскресил Лазаря, пролежавшего в гробу четыре дня, мгновенно облетела не только Вифанию и все окрестные селения, но и весь Иерусалим. Как только забрезжил рассвет, к дому Лазаря потянулись люди, чтобы увидеть Иисуса и самого Лазаря. Поэтому, когда Иисус выходил из Вифании, за ним шла огромная толпа. Все хотели быть рядом с Иисусом, теснили учеников и Марию. Возле горы Елеонской Иисус подозвал двух из учеников Своих и попросил их.

— Пойдите в то селение, — указал Он. — Найдите там молодого осла, на которого никто из людей не садился, и приведите ко мне.


           Джотто ди Бондоне. Вход Господень в Иерусалим


Ученики привели ослёнка к Иисусу, покрыли его одеждой своей. Иисус сел на него и двинулся в Иерусалим. Там уже знали, что Иисус, воскресивший Лазаря из мёртвых, идёт в город, стали собираться встретить Его. И когда Он, в окружении тысяч людей, показался на дороге, вышли Ему навстречу с пальмовыми ветвями. Неподалеку от Овечьих ворот обе огромных толпы соединились. Все кричали в восторге:

— Осанна! Осанна в вышних!

Многие постилали одежды свои под ноги осла, а другие резали пальмовые ветви и постилали по дороге. И встречающие и сопровождавшие беспрерывно восклицали:

— Осанна!

— Благословен Грядущий во имя Господне!

— Благословенно царство отца нашего Давида!

— Осанна в вышних!

Сердце Марии трепетало от восторга и счастья при виде такой славы Сына. Она знала из Писания, что с такой торжественностью в древние времена встречали царей-победителей, и въезжали они в город всегда на ослах, а народ встречал их криками «Осанна!» и с пальмовыми ветвями в руках. Мария видела, что встречают Сына как царя, как победителя, и считала, что теперь Он непременно воцарится сначала в Иудее, а потом и во всей стране. Она оглядывала возбуждённые, сияющие лица людей, глаза которых были устремлены на одного Человека, на Её Сына. Рядом с Ней не мог стоять на месте от восторга мускулистый широкоплечий молодой человек с широкой рыжей бородой. Он подпрыгивал, чтоб лучше видеть Иисуса, громче всех кричал: «Осанна!» Увидев, что Мария с любовью взглянула на него, он, видимо, решил, что Она тоже хочет посмотреть на Иисуса, но толпа затолкала Её, крикнул Ей с сияющим лицом:

— Я покажу Тебе Царя нашего! Давай, не робей! — Он ухватил Её крепкими руками за талию и поднял над толпой, крича радостно: — Смотри! Смотри!

Поверив после воскрешения Лазаря в могущество Иисуса, народ готов был признать в Нём Царя, который пришёл освободить его. Уже много лет Израиль находился под римским игом и, по предсказаниям пророков, в эти дни ожидал Мессию, Спасителя, освободителя. Всем казалось, что Чудотворец, вчера воскресивший Лазаря, некогда чудесно накормивший пятью хлебами пять тысяч человек и сотворивший множество других чудес, может быть именно тем земным вождём, который освободит свой народ от римского ига и приведёт его к земному царству наслаждения, которое Он называет Царством Божиим.

Только один Иисус знал, что путь, усеянный ныне пальмовыми ветвями, ведёт к Голгофе, знал, что когда народ поймёт, что Он пришёл освободить его от греха, от неправды, от отсутствия любви, от ненависти, тогда он отвернётся от Него с горечью, разочарованием. Только Иисус знал, что вместо земного царства Он принёс человеку Царство Небесное, вместо избавления от земного рабства Он освобождает человека от рабства гораздо худшего — от рабства греху.

Никто пока не догадывался об этом, не представляла и Мария. Но сердце Её почему-то, несмотря на общий восторг, несмотря на счастье при виде славы Сына, время от времени пронизывал холодок беспокойства, непонятной тревоги. Вспомнились Ей слова Иисуса, что Он придёт в Иерусалим и будет убит. «Разве после такой торжественной встречи может кто-то покуситься на Него? Разве этот сильный человек, который поднимал Её над толпой, чтоб Она взглянула на Сына Своего, допустит, чтоб кто-то обидел Иисуса? Никогда! Никогда не будет этого! Восторженный народ растопчет, разорвёт любого, кто замыслит зло против Иисуса!» — успокаивала Она себя. Но сердце Её томительно ныло то от счастья, то от тяжкого предчувствия.

Фарисеи тоже были среди встречающих. Один из них сказал молодому священнику Афонию:

— Не успеваете вы ничего? Весь мир идёт за Ним.

— Посмотрим, посмотрим, — хмуро буркнул Афония.

 

5

На другой день Иисус пришёл в храм, вновь встретил там торгующих и начал делать бич из верёвок, но торговцы, увидев это, сами покинули храм со своим товаром. А Иисус стал проповедовать на площади перед храмом:

— Пришёл час прославиться Сыну Человеческому, — говорил Он. — Истинно говорю вам: если пшеничное зерно, пав в землю, не умрёт, то останется одно, а если умрёт, то принесёт много плода. Любящий душу свою погубит её, а ненавидящий душу свою в мире этом сохранит её в жизнь вечную. Кто Мне служит, Мне да последует. Где Я, там и слуга Мой будет. И кто Мне служит, того почтит Отец Мой. Душа Моя теперь возмутилась, и что Мне сказать? Отче! Избавь Меня от часа сего? Но на этот час Я и пришёл. Отче! Прославь имя Твоё.

И вдруг с неба раздался спокойный голос:

— Прославил и ещё прославлю.

Народ, стоявший у храма и слышавший это, заговорил растерянно:

— Это гром!

А другие говорили:

— Ангел говорил Ему.

— Не для Меня был глас этот, — сказал Иисус, — но для народа, для вас. Ныне суд миру этому, ныне князь мира сего изгнан будет вон. И когда Я вознесён буду от земли, всех привлеку к Себе.

Никто не понял, что Иисус говорит о том, какою смертью Он умрёт. Один из книжников спросил у Него:

— Мы знаем из Писания пророков, что Христос пребывает вовек. Как же Ты говоришь, что должен быть вознесён Сын Человеческий? Кто Этот Сын Человеческий?

Мария стояла в толпе рядом с Иосифом Аримафейским, который, узнав, что Иисус в Иерусалиме, пришёл в храм, чтоб увидеть Его и Марию.

— Столько чудес сотворил Он пред ними, и они не веровали в Него, — с грустью сказала Мария Иосифу. — Как сказал Исаия, «народ ослепил глаза свои и окаменил сердце своё, да не видят глазами, и не разумеют сердцем, и не обратятся, чтобы Я исцелил их».

— Многие уже идут за Ним, — сказал Иосиф Аримафейский. — И из начальников многие уверовали в Него, но ради фарисеев не исповедывают, чтобы не быть отлучёнными от синагоги. Что поделаешь, возлюбили они больше славу человеческую, чем славу Божию.

Между тем Иисус в ответ на вопросы книжника говорил:

— Верующий в Меня не в Меня верует, но в Пославшего Меня. И видящий Меня видит Пославшего Меня. Я свет, пришёл в мир, чтобы всякий верующий в Меня не оставался во тьме. И если кто услышит Мои слова и не поверит, Я не сужу его, ибо Я пришёл не судить мир, но спасти мир. Я говорил не от Себя, но от имени пославшего Меня Отца, Он дал Мне заповедь, что сказать и что говорить. И Я знаю, что заповедь Его есть жизнь вечная. Итак, что Я говорю, говорю, как сказал Мне Отец.

Фарисеи хотели уловить Его в слове. Один из них спросил смиренным голосом, чтоб Иисус не заметил подвоха:

— Учитель! Мы знаем, что Ты справедлив и не заботишься об угождении кому-либо, не смотришь ни на какое лицо, но истинно пути Божию учишь. Позволительно ли давать подать кесарю или нет? Давать ли нам или не давать?

Но Он, зная лицемерие фарисеев, сказал им:

— Что искушаете Меня? Дайте Мне динарий, чтобы Мне видеть его.

Ему подали монету.

— Чьё это изображение и надпись? — поднял Иисус монету над головой.

Они сказали Ему:

— Кесаревы.

Иисус сказал им в ответ:

— Отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу.

И дивились Ему.

  

Суд

1

Через два дня должен был быть праздник Пасхи и опресноков. Четыре дня проповедовал Иисус в Иерусалиме, четыре дня не давал покоя священникам, а они никак не могли Его схватить. Когда им докладывали, что Иисус проповедует на площади, пока они собирали воинов, направляли их на площадь, Иисуса уже там не было. Куда уходил Он, никто не говорил. Не знали фарисеи, где остановился Иисус, у кого ночует. Приближался праздник, а священники и книжники всё гадали, как бы взять Его хитростью и убить. Им говорили:

— Берите Иисуса до праздника, только не в праздник, чтобы не произошло возмущения в народе.

И в этот день пришёл к священникам Иуда Искариот, один из двенадцати апостолов. Он был казначеем у учеников Иисуса, носил с собой ящик с общими деньгами, которые приносили Иисусу благотворители. Иуде всё время казалось, что его усердие не ценят должным образом ни Иисус, ни его ученики, поэтому он решил, что первосвященник Каиафа, желающий убить Иисуса, даст ему много денег, если он поможет ему схватить Иисуса. Иуда пришёл к священникам и сказал им, что укажет, где Иисус, если они ему заплатят. Они, услышав это, обрадовались и пообещали дать ему тридцать сребреников. И он начал думать, как бы удобнее передать Иисуса священникам.

В первый день опресноков, когда закололи пасхального агнца, ученики Иисуса спросили у Него:

— Где Ты хочешь есть пасху? Мы пойдём туда и приготовим.

Иисус посылает двух из учеников Своих и говорит им:

— Пойдите в город, встретится вам человек, несущий кувшин воды, последуйте за ним, и куда он войдёт, скажите хозяину дома того: Учитель спрашивает, где комната, в которой бы Мне есть пасху с учениками Моими? И он покажет вам горницу большую, устланную, готовую: там приготовьте нам.

И пошли ученики Его, и пришли в город, и нашли, как сказал им Иисус. И приготовили пасху. Когда настал вечер, Иисус появился в горнице с остальными учениками. Он снял с Себя верхнюю одежду и, взяв полотенце, перепоясался им. Потом влил воды в умывальницу и начал умывать ноги ученикам и отирать полотенцем, которым был перепоясан. Подходит к Петру, и тот говорит Ему:

— Господи! Тебе ли умывать мои ноги?

— Что Я делаю, теперь ты не знаешь, а уразумеешь после.



                                                   Дирк Ван Бабюрен. Омовение ног. 1616


— Нет, не умоешь ног моих вовек. Не допущу этого, — стал возражать Пётр.

— Если не умою тебя, не будешь иметь части со Мной, — сказал ему Иисус.

— Тогда не только ноги мои, но и руки и голову умой, — предложил Пётр.

— Омытому нужно только ноги умыть, потому что чист весь. И вы чисты, но не все. — Иисус уже знал, что Иуда Искариот предаст Его, потому и сказал: не все вы чисты. Когда же умыл им ноги, то сказал ученикам:

— Знаете ли, что Я сделал вам? Вы называете Меня Учителем и Господом. Если Я, Господь и Учитель, умыл ноги вам, то и вы должны умывать ноги друг другу. Я дал вам пример, чтобы и вы делали то же, что Я сделал вам. Истинно, истинно говорю вам: раб не больше господина своего, и посланник не больше пославшего его. Если это знаете, блаженны вы, когда исполняете. Не о всех вас говорю: Я знаю, которых избрал. Но пусть сбудется Писание: ядущий со Мной хлеб поднял на Меня пяту свою. Истинно, истинно говорю вам, что один из вас предаст Меня.

Ученики стали озираться, поглядывать друг на друга, недоумевая, о ком Он говорит. Иоанн сидел рядом с Иисусом. Пётр сделал знак ему, чтобы он спросил, о ком говорит Иисус, кто Его предаст. Иоанн тихо спросил у Иисуса:

— Господи! Кто это?

— Тот, кому Я подам хлеб, — ответил Иисус и, обмакнув кусок хлеба в соус, подал Иуде Искариоту, сказав ему: — Что делаешь, делай скорее.

Никто из учеников не понял, к чему Он это сказал Иуде. А так как тот носил ящик с деньгами, то некоторые подумали, что Иисус послал Иуду Искариота купить что-нибудь к празднику, а другие решили, что Он послал того, чтобы подал он денег нищим. Все знали, что сейчас денег в их общей казне много. Брат Иисуса Иосия, богатый торговец ладаном, распродал всё своё имущество, отказался от торговли, все деньги передал им, чтобы они раздали их нищим, а оставшиеся взяли для своих нужд. Сам Иосия присоединился к ним, постоянно сопровождал Иисуса. Большую часть денег Иосии ученики уже раздали нищим, но в ящике было ещё много денег. Об этом знали все, поэтому и решили некоторые, что Иисус послал Иуду, чтобы тот дал денег нищим, чтобы тем было на что отпраздновать Пасху. Иуда, приняв кусок, тотчас вышел.

  

2

Когда он ушёл, Иисус заговорил:

— Ныне прославился Сын Человеческий, и Бог прославился в Нём. Дети! Недолго уже быть Мне с вами. Заповедь новую даю вам: любите друг друга, как Я возлюбил вас. По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собой.

— Господи! Куда Ты идёшь? — с недоумением спросил Пётр.

— Куда Я иду, ты не можешь теперь за Мной идти, позже пойдёшь за Мной.

— Почему я не могу идти за Тобой теперь? — удивился Пётр. — Я душу мою положу за Тебя.

— Душу твою за Меня положишь? — улыбнулся ласково Иисус. — Не пропоёт петух, как отречёшься от Меня трижды… — И обратился ко всем: — Пусть не смущается сердце ваше, веруйте в Бога, и в Меня веруйте. В доме Отца Моего обителей много. А если бы не так, Я сказал бы вам: Я иду приготовить место вам. И когда пойду и приготовлю вам место, приду опять и возьму вас к Себе, чтобы и вы были, где Я. А куда Я иду, вы знаете, и путь знаете.

— Господи! Не знаем мы, куда идёшь, — сказал Фома. — И как можем знать путь?

— Я — Путь, и Истина, и Жизнь, — ответил ему Иисус. — Никто не приходит к Отцу, как только через Меня. Если любите Меня, соблюдите Мои заповеди. И Я умолю Отца, и даст Он вам другого Утешителя, Святого Духа, который будет с вами вовек. Не оставлю вас сиротами. Кто любит Меня, тот возлюблен будет Отцом Моим. Утешитель же, Дух Святый, Которого пошлёт Отец во имя Моё, научит вас всему и напомнит вам всё, что Я говорил вам. Пусть не смущается сердце ваше и не устрашается. Я уже не называю вас рабами, раб не знает, что делает господин его. Я назвал вас друзьями, потому что сказал вам всё, что слышал от Отца Моего. Не вы Меня избрали, а Я вас избрал и поставил вас, чтобы вы шли и приносили плод. Это сказал Я вам, чтобы вы не соблазнились. Изгонят вас из синагог. Даже наступит время, когда всякий, убивающий вас, будет думать, что он тем служит Богу. Так будут поступать, потому что не познали ни Отца, ни Меня. Ещё многое хочу сказать вам, но вы теперь не можете вместить. В мире будете иметь скорбь, но мужайтесь: Я победил мир.


Продолжение следует...


                                             Текст иллюстрирован изображениями шедевров мирового  искусства

Выпуск январь 2017


 Copyright PostKlau © 2017
Категория: Алёшкин Пётр | Добавил: museyra (13.12.2016)
Просмотров: 115 | Теги: литература, Алёшкин Пётр | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: