Главная » Статьи » ЛитПремьера » Герман Сергей

С. Герман. Фраер. Часть 10

 Сергей Герман(Германия)

(Член Союза писателей России)


Часть 1  Часть 2   Часть 3  Часть 4   Часть 5  Часть 6  Часть 7  Часть 8  Часть 9

                   Фраер. Часть 10             


Прошёл уже год как я пришёл этапом. Я и сам не заметил, как прижился и обжился на зоне. Обзавёлся  полезными связями на швейке, в библиотеке, в бане. Оброс кентами и собеседниками.

Один из собеседников- Асредин.

В нём погиб великий артист. Даже внешне он был похож на Шаляпина.

Рослый, вальяжный, крупное значительное лицо – все соответствовало породе. И голос. Бархатный баритон.

-Встречали ли вы женщин актрис? - Часто вопрошал он своего собеседника.

-А молодых  женщин актрис? А молодых женщин  актрис летом? Нет?!-Тогда смею вам заметить вы не видели ничего.

Первые пять лет в лагере он пер, как трактор по бездорожью. Показывал характер, отстаивая права зэков. Ругался с администрацией, писал жалобы надзорным  прокурорам, отказывался от работы, сидел в БУРах и шизняках.

Согласно характеристики, вложенной в личное дело, вёл себя агрессивно, характеризовался крайне негативно и примыкал к группе лиц отрицательной направленности. 

Потом Асредин устал.

В камере ШИЗО его посетила дева Мария и сообщила, что человечество будет развиваться не путём революций, а при помощи развития возможностей человеческого тела.

Володя Асредин проникся духом учения Порфирия Иванова. Отказался от алкоголя и конопли. Стал ставить над собой опыты, доказывая, что человек  может сам избавиться от болезней, закалить своё тело и укрепить дух.


Порфирий Иванов - философ или безумец? " Тайны XX века

                                  Порфирий Иванов


Экс-отрицала побрил голову, а в его глазах, появился странный блеск.

Со временем он превратился просто в пожилого усталого человека.

По утрам Асредин босиком выходил в локалку и переступая на стылом снегу покрасневшими,  как у гуся лапами, тянул к небу длинные руки.

Проходивших мимо локалки контролёров и козлов он норовил  благословить широким крестным знамением.

Иногда под настроение он рассказывал о своей прошлой жизни.

Он был отменным рассказчиком — рассказывал так, словно читал книгу. Про шикарных женщин, южное ночное море, про рестораны, в которых обедал и ужинал.

Барак в тот момент заполнялся персонажами из другой, нереально шикарной жизни.

Зэкам нравились рассказы о красивой жизни- машинах, миллионах, красивых и состоятельных любовницах. Они переносились в мир красочных грез, в тот мир, который можно было увидеть только во снах.

Говорили, что Асредин «погнал беса», но в лагере его уважали. Почему? За что? За ум, за манеры, за душок. За ту жизнь, о которой большинство из каторжан не могли даже мечтать.

Он был интересен братве ещё и тем, что у него всегда были папиросы.

Папироса, именно папироса а не сигарета нужны для того, чтобы забить косяк. Косяк это марихуана, или конопля. Ещё её называли дрянь, анаша, драп. Для того, чтобы «забить» или «приколотить» косяк, использовалась обычная табачная папироса, лучше всего,  "Беломор".

Где и как он их доставал, являлось секретом. Но Асредин менял их на сигареты в пропорции один к двум.  К концу моего срока соотношение изменилось от одного к трём.

 

*                                                   *                                                 *

Душман – в переводе с арабского – бандит.

У нас в отряде Душманом звали Серёгу Бревнова. Он не был бандитом. Наоборот- профессиональным героем. Прошёл Афган. Любимая песня, которую он готов был слушать бесконечно, «Афганский синдром». Говорил, что написал её близкий друг, Олег Гонцов. Циничный Дуля называл песню «похмельный синдром».

По психушкам и лагерям сколько нас?
Пусть напишуть когда-нибудь правду, только без прикрас.
Кто поймет кроме нас самих наших душ излом?
Мы чужие среди своих. Афганский синдром.

 

Душман рвался в Чечню, но сначала надо было освободиться. Кто сказал ему, что в Чечне воюют штрафники  и Бревнов писал письма министру обороны, о том, чтобы его отправили в штрафную роту. Бдительная оперчасть перехватывала письма и аккуратно подшивала к личному делу.

Душман не любил рассказывать о боях, хотя иногда под настроение рассказывал об Афганистане. Как было страшно! Какие там женщины! Какое солнце!

Он имел медаль «за отвагу» и ранение в голову, на  почве которого у него периодически ехала крыша. Однажды, прямо в бараке влепил оплеуху оперу капитану Парамонову, который перетянул его дубинкой.

Капитан это сделал не со зла. Он в принципе был неплохим, понимающим парнем, но в тот день с утра поругался с женой, потом его вздрючил начальник колонии и Парамона, что называется понесло.

Получив затрещину от Душмана, Парамонов на мгновение опешил, потом сгруппировался и как барс прыгнул на воина- интернационалиста. Рыча как голодные звери они сошлись в жёстком клинче. Потом упали на пол и под восторженные крики сидельцев покатились по полу барака, нанося друг другу удары. Вот тогда, не служивший и не воевавший преступный мир увидел, что такое русская рукопашная.

Во время спаринга  мы совершенно искренне болели за министерство обороны Российской Федерации в лице отставного  гвардии сержанта Бревнова.

Через несколько минут их растащил прибежавший с вахты наряд, вызванный бдительным Гошей.

Парамонов поднялся с пола, потрогал пальцем подбитую губу и достал сигарету. Сказал:

-А ты ничего, Душман! Дохлый, а цепкий. Были бы все такие как ты, не пришлось бы из Афгана драпать!

Серёгу Бревнова увели в штрафной изолятор.

Ночью капитан Парамонов пришёл к нему в камеру.  Душман лежал на спине на нарах и закинув руки за голову смотрел в потолок. В зарешеченное  окно заглядывал месяц. Неяркий свет тусклой лампочки освещал его лицо. Блестели глаза.  

Парамонов присел за железный стол, провёл по нему ладонью, смахивая крошки. Потом поставил на стол бутылку водки и долго чиркал зажигалкой, пытаясь прикурить.

Бревнов не шелохнулся, не повернул  даже головы.

-Ну! Чего разлёгся? Кружку давай.

Душман встал. Принёс алюминиевую кружку.

-У меня одна.

-Ладно, сойдёт... Давай выпьем… солдат

Каждый сделал по глотку. Парамонов  выдохнул и сунул в рот новую сигарету.

Потом затянулся глубоко, сказал:

-Я ведь тоже готовился за речку. Учебка в Чирчике...но перед самым выпуском подхватил желтуху. Ну, а после госпиталя там же и дослуживал...инструктором. Так что у меня вроде, как долг, перед теми, кто воевал. Ну а ты, как сюда попал?

-Как попал?!. - Переспросил Душман. Почесал колено.

-Да обыкновенно, как все. Водка. Драка. У него нож. Я на войне людей убивал, правых и виноватых. Меня ни ножом, ни кровью не испугаешь.

Парамон налил снова.

-И что, убивать было не страшно?

 Душман задумался.

-Страшно было только первый раз.

Тогда мы ночью оседлали перевал. Ждали караван с оружием. Видим ведут гружёных ослов.  Мы по ним — огонь. А из разорванных мешков сыпятся красные яблоки. Жители кишлака везли их на рынок.

Мы подошли и видим эти яблоки, красные, как капли крови. И люди вокруг лежат. Стонут. Жалко их было.

Знаешь, что мы сделали? Добили всех. И людей, и ослов. А потом ушли.  А эти  яблоки никто даже не поднял. Ни одного яблока никто не взял. Я их сейчас во сне вижу. Как капли крови.



Парамонов курил. Молча слушал. А Душмана несло. Видно слишком долго держал в себе сокровенное.

-Был у нас в полку старлей, Худаев. Хороший был мужик, и служил нормально. Потом  прошёл слух, что он пропал без вести. Забегали особисты, дескать ушел с оружием к «духам». Потом его фотографию в городке видел, бородатый, в чалме, с автоматом Калашникова в руках и обвешанный запасными рожками. Позывной - Казбек.

Говорят, что  у него был свой отряд. Будто из наших перебежчиков и пленных. Драл наших, как Тузик грелку.  Мог свободно вклиниться в эфир, пристроиться в колонне и идти до Кабула или Джелалабада под видом спецназа. Выдавал себя за советника из царандоя, проникал на территорию частей. Из Хайратона пять машин с боеприпасами вывез в Баглан. Многие странные случаи на него списывали. Как бы то ни было, но после его ухода в восемьдесят втором году проваливалась операция за операцией, поля наши минные что были, что нет.

В восемьдесят четвертом его вычислили и зажали за Джелалабадом. Молотили кишлачок часа три и с воздуха, и пару «саушек» подтянули. Пошли чесать: ноль! Испарились «духи»! Куда? Выяснилось потом, через «зеленых» прошли с пленными моджахедами какие-то наши спецназовцы. Пароль назвали, грузовик реквизировали, всех обматерили, да еще проводника прихватили, командира взвода, он их якобы знал. А потом Казбек пропал куда то. Как испарился. Может убили. А может за границу ушёл.

Я это к чему рассказываю? Думаю всё время. А может быть он и прав был, это лейтенант? Если и погиб, то как мужчина. С оружием. А не сдох, как мы. От тоски!

-Да брось ты о плохом, Душман.- Морщился Парамонов, разливая остатки водки и роняя пепел на китель. - Я помню, мы в учебке однажды поймали скорпиона. Хотели проверить, убивают они себя когда видят, что выхода нет, или нет. Облили вокруг него бензином. Подожгли. Хотели посмотреть, как с собой покончит. А он посидел в кольце огня. Дождался пока прогорит и ушёл. Поймали следующего. Тот тоже самое. И не подумал себя убивать. Сгорел. Наверное до последнего надеялся вырваться. Вот так и человек, надеется до последнего. Понял? Вот и ты надейся. Надо!

Ладно, переночуешь здесь. Сигареты я тебе оставлю. А утром, перед подъёмом выпущу. Давай солдат!

Клацнула дверь. Парамонов ушёл.

Утром Серёга Бревнов вернулся в отряд. С этого дня Парамонов его не замечал.

Нормальные, а если точнее, более или менее адекватные среди мусоров  тоже встречались. Но реальность была такова, нацепил погоны, стал частью системы – значит, всё сделанное тобой- законно.

Парамонов был большой придумщик.

Зимними вечерами, когда рано темнело, Парамон любил накинуть поверх кителя с погонами зэковскую телогреечку и проскочить в угол локалки, где, на корточках, в полукруге укуривались дурью. Обожал он такие игры.

Парамону таким образом неоднократно удавалось раскуриться на халяву и подслушать много интересного. 

Так однажды он узнал, что возможно является близким родственником осужденного Руслана Таирова.

Таиров сделал глубокую затяжку и подлечивая папиросу слюной, выдохнул:

-Парамон, я его мама эпал, такой гяндон. Вчера у меня шмаль отобрал.

Русик происходил из старинного казикумухского ханского рода. Всё в нём было породистым, руки, жесты. Зэковский бушлат он носил, как смокинг и даже в арестантской робе походил на лорда. Это внушало уважение. Кроме того, говорил с акцентом, как Сталин. Это вызывало трепет. А главное—  приходился очень дальним родственником старшему куму капитану Гиреханову, который тоже происходил из какого то крошечного дагестанского племени.

Гиреханов был мастером спорта по боксу и потому пользовался среди офицеров зоны непререкаемым авторитетом. Даже несмотря на то, что его считали чуркой.

Благодаря покровительству  старшего кума, Русик в лагере не боялся никого.

Включая хозяина, полковника Бастора Юрия Оскаровича, который появлялся как ясное солнце. Всем рулила оперчасть.

 

 *                                                   *                                                 *

Напуганный угрозами зэков Гоша решил завести телохранителя. Выбор его пал на Душмана. Он был неприхотлив, как саксаул, верен как пёс и совершенно без башки,  словно герой романа Майн Рида.

Но была у него одна странность. Он приходил в волнение от обнажённого мужского тела. До поры до времени Гоша  этого не знал.

Теперь, если Гоша выходил из локалки, Душман отрабатывая должность бодигарда и полученные сигареты, должен был тащиться за ним следом.

Дуля громко хохотал и декламировал:

Я пули вёдрами глотал!

Я кровь мешками проливал!

Я Кандагар завоевал!

Пока народ наш мирно спал.

И море баб перееВал!"

 

Бревнов огрызался:

Срёт где попало, оставляя кал,

У него не держит жопа— он шакал…

 

Юра Дулинский тут же напоминал служаке его прошлое:

-Ну ты, автоматная рожа! У тебя ж, быка, вся грудь пулемётными лентами перепоясана, а ты ещё базло раскрываешь на честных пацанов!

Душман сидит на шконке. В левой руке он держит пряник с толстым слоем маргарина.  Рядом  Дулинский.

Вчера был ларёк. Душман на всю отоварку накупил пряников и маргарина.

-В Афгане пряники только по праздникам давали, на майские или ноябрьские. А здесь, ешь от пуза, были бы только деньги.- Говорит он.

Дуля желая посмеяться спрашивает:

-Серёга, так что министр обороны? Ответил?

Душман качает головой:

-Не-аааа!..Мне Парамонов по секрету сказал, хозяину  из приёмной министра звонили. Сказали, сержанта Бревнова в Чечню не пускать.

Дулинский подкалывает:

- Эскалации напряжённости  боятся, Серёга! Политика!

Душман откусывает кусок пряника.

-Ничего! Я вчера президенту написал. Через волю отправил. Борис Николаевич раберётся.

Гошин крик доносится из глубины каптёрки, словно звук милицейской сирены.

-Надо идтисказал Душман.

-Ну да!- Усмехаясь говорит Дуля- Служба есть служба.

Душман поднялся, стряхнул с колен крошки. Затем, не оглядываясь, двинулся на крик завхоза.

-Где вас только ловят! усмехался Дулинский.

Всё перемешалось в этом мире. Вор в законе Джаба Иоселиани отсидев около двадцати лет, окончил вечернюю школу и театральный институт став доктором наук. Читал лекции в Тбилисском театральном институт и написал несколько книг.

Орденоносцы и герои войны, напротив, часто терялись в лагерной массе. Более того, многие их них охотно шли в лагерные полицаи. 

 

*                                                   *                                                 *

Вскоре на Гошу был совершён теракт.

Он пожаловался Душману, что у него болит спина. Тот предложил сделать массаж. Во время лечебной процедуры Гоша с ужасом увидел, что у Душмана на месте ширинки оттопырились брюки.

Краснолицый, взъерошенный, Гоша выгнал Бревнова из каптёрки и пока орал в коридоре, кто-то из зэков огрел его пожарным ведром. Гоша получил лёгкую контузию, следствием которой была частичная амнезия. При этом Гоша напрочь забыл, кто его ударил и за что.

Телохранитель Душман обидевшись на Гошу, в это время сидел у кого-то  в проходе. Защищать своего патрона он категорически отказался.

Юра Дулинский потом сказал, что- «Вполне революционная ситуация. Караул устал».

Несмотря на потерю памяти Гоша всё же уволил Душмана за предательство. Без выдачи выходного пособия.

Но ступивший на козлячью тропу Душман уже не мог остановиться. Через несколько дней он ушёл работать в ПТУ, шнырём. Ему даже обещали там платить зарплату.


  Продолжение следует.....


Выпуск декабрь 2014

Copyright PostKlau © 2014


Категория: Герман Сергей | Добавил: museyra (29.11.2014)
Просмотров: 495 | Теги: ЛитПремьера, Герман Сергей | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: